Поиск

Как живут женщины в Индии и почему кастовый строй и браки по договоренности не мешают эмансипации

Путевка в жизнь

Как живут женщины в Индии и почему кастовый строй и браки по договоренности не мешают эмансипации
Индия, государство с гордым статусом emerging market, многим все еще представляется обществом глубоко традиционалистским. Катя Ковтунович встретилась с шестью индийскими девушками, чтобы узнать, как соблюдают их права в собственной стране и есть ли у местных женщин шансы преуспеть в жизни

В Индии по-прежнему существует кастовый принцип деления общества. Здесь официально признаны 9 религий и говорят более чем на 400 языках, а традиции во многом определяют уклад жизни. Впрочем, многое в стране за последнее время успело измениться — и особенно для женщин. Индийские девушки рассказали Кате Ковтунович (@katyakovtunovich) о том, почему считают свою родину прогрессивным государством и не придают значения кастовой системе, а также, по какой причине хранят верность сари и остаются лояльными к нечастым теперь бракам «по договоренности».

 

Лекха Менон, редактор журнала Masala

— В Индии столько каст и подкаст, что если даже захочешь в них разобраться, то сойдешь с ума, лучше и не стараться. Но в общих чертах это работает так: моя фамилия Менон, она относится к определенной касте и к определенному региону — Керала. Любой, кто знает эту фамилию, сразу поймет, откуда я, на каком языке говорит моя семья, какую еду мы готовим и какую одежду носим. Моя каста не низкая и не высокая, она посередине, но для меня это неважно. Я выросла на европейских и американских фильмах, мой английский лучше, чем мой родной язык малаялам, я стала журналистом и начала писать для крупнейшей индийской газеты. И таких, как я, в Индии очень много.

В последнее время в Индии появилась новая для нас модель отношений — boyfriend и girlfriend, еще в нулевых индийское общество было настолько традиционным, что даже в кино девушка-героиня всегда выходила замуж нетронутой. Во времена молодости моей мамы женщина могла работать, но была обязана выйти замуж до 25 лет. Теперь у нас есть выбор — получить образование, стать финансово независимой, выйти или не выйти замуж. Все больше девушек выбирают самостоятельную жизнь, карьеру, бойфренда и живут полной жизнью, а замужество и рождение детей оставляют на потом.

Изменилось отношение к женщине в обществе и отношение самих женщин к себе. Мы как будто проснулись: «Это моя жизнь, я буду проживать ее так, как мне хочется. Кто ты такой, чтобы мне указывать?»

Стоит мне только подать жалобу, что кто-то меня обидел, и мужчина должен будет доказать, что он невиновен, но не наоборот

Женщины все чаще стремятся зарабатывать самостоятельно, они не хотят обслуживать мужчин, стоять у плиты и подчиняться. Возможно, это одна из причин такого всплеска физического насилия со стороны мужчин, которые не могут смириться с крушением традиций.

В традиционном обществе женщина всегда признавалась виновной в совершенном над ней насилии. Теперь женщины в Индии объявили этому настоящую войну. Каждый случай оказывается на первых полосах газет. Интернет и соцсети изменили наше мировоззрение, любой подобный инцидент с насилием становится центром общественного внимания.

Мне даже кажется иногда, что мужчинам стало сложно выживать в современной Индии: все законы за последние 10 лет изменились в пользу женщин. Стоит мне только подать жалобу, что кто-то меня обидел, и мужчина должен будет доказать, что он невиновен, но не наоборот.

 

Митали Сагар и Суммия Патни, основательницы модного блога House of Misu @HouseOfMisu

— Индия — прогрессивная страна, несмотря на то, что на свадьбу мы все-таки наденем традиционное сари, а не платье западного бренда. Впрочем, если бы Вера Ванг начала делать платья с индийскими мотивами, то все возможно.

У нас в обществе до сих пор приняты свадьбы «по договоренности» или arranged marriage, когда родители подбирают жениху невесту, а невесте — жениха. Мы знаем, что у европейцев волосы встают дыбом от мысли, что это до сих пор практикуется в XXI веке. Но для нас здесь нет ничего негативного, это нормальное явление для нашего общества. Хотя все больше пар находят друг друга самостоятельно. Например, из 40 человек моего класса в школе только двое поженились «по договоренности», остальные — по любви. Мы стали более открытой страной, но традиции все еще очень и очень сильны.

Как живут женщины в Индии и почему кастовый строй и браки по договоренности не мешают эмансипации (фото 1)

В нашей стране до сих пор существуют касты. Равны ли шансы у людей, рожденных в разных кастах? И да, и нет.

Есть много историй про то, как люди, родившиеся в бедной семье и низкой касте, сделали потрясающую карьеру, и напротив, те, кто родился уже с деньгами, не достиг в жизни вообще ничего. Если ты родился «внизу», конечно, у тебя нет такого количества связей, но если ты будешь много работать и стремиться к своей цели, то все возможно.

Наш блог — для всех, потому что мода объединяет людей. Мы не концентрируемся на какой-то одной группе населения или на касте.

Индия по-настоящему входит во вкус глобальной моды, с каждым годом это становится заметнее, особенно во время индийской недели моды. У нас начинает зарождаться свое fashion-сообщество и модная индустрия, которой раньше не было вообще.

У нас есть все глянцевые журналы: Vogue, Cosmopolitan, Grazia, Harper's Bazaar, L'Officiel, GQ и Femina — это более традиционный lifestyle-журнал, его читают наши мамы, тогда как мы больше любим Vogue.

У НАС ЗДЕСЬ ЕСТЬ СВОИ МОДНЫЕ ЯВЛЕНИЯ, КОТОРЫХ НЕТ НА ЗАПАДЕ, НАПРИМЕР МОДА ДЛЯ СЕЗОНА ДОЖДЕЙ — ЭТО КОГДА У СУМКИ BIRKIN ЕСТЬ СПЕЦИАЛЬНЫЙ ДИЗАЙНЕРСКИЙ ПОЛИЭТИЛЕНОВЫЙ ЧЕХОЛ ИЛИ ДИЗАЙНЕРСКИЕ РЕЗИНОВЫЕ САПОГИ, КОТОРЫЕ В ЭТОТ ПЕРИОД ЗАМЕНЯЮТ НАМ ТУФЛИ

В наши дни Болливуд стал настоящим маркетинговым суперджетом для иностранных модных брендов в Индии. Из-за того что Айшвария Рай надела платье Ralph & Russo на красную дорожку в Каннах, теперь вся страна поголовно хочет покупать эти платья.

У нас здесь есть свои модные явления, которых нет на Западе, например мода для сезона дождей — это когда у сумки Birkin есть специальный дизайнерский полиэтиленовый чехол или дизайнерские резиновые сапоги, которые в этот период заменяют нам туфли».

 

Манджу Раманан, главный редактор индийских журналов Femina и Filmfare в Дубае

— Я выросла в штате Гуджарат в большой семье. В Индии принято жить с мамами, братьями, их семьями и делить хозяйство. С нами делили кров мой брат и его семья, моя бабушка и младшая сестра. В Дубае я тоже живу большой семьей — с родителями моего мужа. Я привыкла, что дом всегда полон людей, для меня это нормально, хотя в современном мире люди все чаще хотят жить отдельно.

Я познакомилась с моим мужем на работе, мы с ним из одной касты браминов, это одна из высших каст в Индии. В семье я была революционеркой, потому что сама выбрала себе мужа. В нашей семье все свадьбы всегда организовывались «по договоренности», когда тебе подбирают пару по касте, по богатству, даже по гороскопу.

Кастовое разделение общества — это традиция из прошлого, я не верю в нее и не позволю ей влиять на мою семью, на моего сына. Я разрешу ему жениться на той женщине, которую он полюбит, неважно, из какой она касты.

Как живут женщины в Индии и почему кастовый строй и браки по договоренности не мешают эмансипации (фото 2)

Для одного из номеров Femina я делала интервью с девушкой по имени Сушма Андхаре, она из самой низшей касты, из комьюнити Kolhati города Латур в штате Махараштра. Это сообщество танцовщиц Lavani, которые, по сути, зарабатывают своим телом. Понравившуюся со сцены девушку любой мужчина может сделать своей любовницей, этим юным особам не суждено выйти замуж. Про них говорят: «Их детей знают по имени матери», — потому что чаще всего отец неизвестен.

Кастовое разделение общества — это традиция из прошлого, я не верю в нее и не позволю ей влиять на мою семью, на моего сына

Сушму воспитывал ее дядя. В 14 лет, глядя на свою мать и тетю, танцующих на сцене, она вдруг осознала, что со дня на день сама окажется там. Тогда она твердо решила, что не хочет продолжать традицию и пойдет учиться. Ее семья отказалась от нее, перестала поддерживать, так как ее готовили к «выходу на рынок труда».

В то время в их районе произошло крупное землетрясение, и чтобы как-то помочь населению вернуться к жизни, правительство сделало все школы бесплатными. Сушма стала учиться, вошла в десятку лучших студентов, поступила в колледж, защитила докторскую. Сейчас она известный активист, буддийский лидер, автор нескольких книг, выступает с лекциями. Ее миссия — сделать так, чтобы ни одна девочка не была вынуждена зарабатывать своим телом. Эта история о том, что шанс изменить жизнь есть у каждого.

 

Ниша Наир, вице-президент страховой компании в Мумбаи

— В больших городах у нас все достаточно хорошо, но огромная часть Индии — это деревни, где женщины до сих пор не уравнены в правах с мужчинами, там как раз и действует кастовая система. Предстоит проделать огромную работу, чтобы женщины смогли занимать достойные места.

У меня в департаменте работают около 30 женщин. Все они из самых разных культур, каст, говорят на разных языках, но всех объединяет одно — каждая из них являет собой исключение из правил, каждая свернула горы и сломала массу преград, чтобы быть там, где она сейчас. Эти женщины нарушили все правила и устои, потому что хотели быть самостоятельными и иметь финансовую независимость.

Это удивительно, но в моем департаменте мужчины берут больше отгулов, чем женщины, несмотря на то, что на женщинах лежит гораздо больше ответственности за семью и детей. На каждой встрече я слышу, как от коллег-мужчин проскальзывает: «Да куда ей, она не придет сегодня, сейчас праздник, и она возьмет выходной». И это заставляет женщин упираться еще больше, чтобы доказать себе и всему миру, что они все могут, они не хуже, чем мужчины. 

Когда я выходила замуж, я сразу сказала мужу: «Все отлично, но некоторые решения я буду принимать сама за себя, а ты можешь принимать свои решения»

В индийской традиции женщина всегда на вторых ролях. Она обязана поставить на первое место мужа, семью мужа, ребенка, а потом уже думать о себе. Но я всегда верила, что если ты сама себя не любишь и если ты несчастлива, ты не сможешь никого сделать счастливым.

Когда я выходила замуж, я сразу сказала мужу: «Все отлично, но некоторые решения я буду принимать сама за себя, а ты можешь принимать свои решения». У нас отдельные счета в банке, отдельные друзья, я с подругами хожу в бары. Я всегда была очень независимой и сразу дала это понять семье мужа.

Я индуистка, а мой муж — католик. Его родители очень хотели, чтобы я сменила религию. Пришлось потратить много времени на объяснения, что дело не в религии, а в том, какой ты человек. Всегда должна быть свобода выбора.

 

Мерлин Варкей, офисный координатор

— В Мумбаи девушки по вечерам ходят в бары, а в небольшом городе на юге Кералы, где я родилась, после 7 вечера не принято даже выходить на улицу. Неважно, домохозяйка ты или независимая женщина, инженер или доктор, ты должна быть вечером дома. На улицах девочки в джинсах привлекают всеобщее внимание — чтобы смешаться с толпой, надо носить сари. На юге Кералы женщины могут работать. На севере мужчины предпочитают брать в жены домохозяек. 

Касты имеют значение только в делах семейных. На работе или в дружбе неважно, кто из какой касты. Но если разговор идет о свадьбе, то тут каста и религия имеют решающее значение.

Мы христиане, у меня достаточно современные взгляды. Но замуж я вышла «по договоренности». В течение 5 лет родители мужа искали ему подходящую партию, и мои родители делали то же самое. До этого я встретилась с 5 или 6 парнями, меня везде сопровождал мой брат, так как встречаться с кандидатами можно только в присутствии папы, дяди или брата. Тебе дается 10 минут, ты говоришь с человеком и принимаешь решение. Я успела спросить его только о том, что он пьет — чай или кофе. Он ответил, что не пьет ни то, ни другое. Я подумала: «Боже, что же это за человек такой, ничего не пьет», — и сказала ему да.

Как живут женщины в Индии и почему кастовый строй и браки по договоренности не мешают эмансипации (фото 3)

Я вижу людей моего возраста, европейцев, до сих пор неженатых. В нашем офисе много девушек, им по 35, и они одиноки. Они смотрят на меня и говорят: «Вау, Мерлин, ты уже мама двоих детей!» В эти моменты я понимаю, что все-таки благодарна культуре и традициям своей страны.

Он ответил, что не пьет ни то, ни другое. Я подумала: «Боже, что же это за человек такой, ничего не пьет», — и сказала ему да

Конечно, у меня бывают дни, когда я думаю о том, что, не будь я замужем, поехала бы в Европу строить карьеру. У меня было столько амбиций, я не хотела останавливаться, хотела путешествовать. Но я ни о чем не жалею, я благодарна родителям за то, что они меня подтолкнули к замужеству.

Жизнь в семье — это не столько безумная любовь, сколько взаимное уважение, ответственность и забота друг о друге. Когда ты уважаешь и заботишься о человеке, ты постепенно в него влюбляешься. Мои родители тоже поженились «по договоренности», они вместе 36 лет. Когда отец вдали от мамы, он ей звонит по три раза в день. Хотя когда они дома вместе, то могут целый день не разговаривать и воспринимать друг друга как само собой разумеющееся.  

Хочу ли я такой судьбы для своего сына и дочери? Да, хочу. Если они сами не смогут найти партнеров, то мы сделаем arranged marriage. Так же, как и мы, будущие супруги моих детей должны быть только католиками. Но не европейцами. Нет, ни за что. Мне будет очень сложно это принять. 

Катя Ковтунович Маша Захарова

11 нояб. 2015, 13:40

Оставьте комментарий

загрузить еще