Поиск

Духовная пища: гастрономические чтения

Отвлекаемся от салатов

Духовная пища: гастрономические чтения
Наш гастрономический обозреватель Владимир Гридин рекомендует пять книг о еде, расширяющих горизонты наших о ней знаний. В конце концов, длинные зимние каникулы — идеальное время для того, чтобы узнать кое-что новое

Читать книги рецептов — все равно что механически учить правила дорожного движения. Чтение книг о еде, открывающих нам глубины одного из древнейших известных человечеству искусств — искусства приготовления пищи, сродни удовольствию от постижения причин и следствий, создающих гармонию либо опасные ситуации на дороге. 

Духовная пища: гастрономические чтения (фото 1)


"Альманах гурманов". Александр Гримо де ла Реньер"Новое литературное обозрение".

Создатель жанра книг о еде Гримо был человеком XVIII столетия, пережившим Французскую революцию и превратившим мир провизии во вселенную, отражающую философское, политическое и экономическое устройство мира. В его "Альманахе", выходившем с 1802 по 1812 годы, можно найти аппетитное описание деталей повседневной жизни гурмана наполеоновской эпохи наряду с такими мелочами, как выздоровление черно-белого кота колбасника с улицы Арфы. Печка для завтрака в его мире играет не меньшее значение, чем декларация прав человека. Остроумный язык Гримо так хорош, что современники немедленно растащили его на цитаты ("сыр — бисквит для пьяниц", "надменный лосось", "ничто так не губительно для аппетита, как кусок, который невозможно разжевать; упругие телеса — дело хорошее, но не в собственной тарелке"). Книга Гримо не только рассказывает об особенностях гурманской трапезы в Париже начала XIX века и правилах застолья, но и стала первым гастрономическим путеводителем. Автор подробно описывает появившиеся после революции 1789 года рестораны, лавки и магазины поставщиков провизии. По сути, Гримо придумал современную гастрономическую литературу и жанр ресторанной критики. Увы, имя его долгое время было предано забвению, заслоненное славой Жан-Антельма Брийа-Саварена. По замечанию писателя Шарля Монселе, Брийа-Саварен выступил по отношению к Гримо как Колумб к Америго Веспуччи: Америку (то есть гурманскую литературу) открыл один, а слава досталась другому. Самое время восстановить справедливость.

Духовная пища: гастрономические чтения (фото 2)

"Советская водка. Краткий курс в этикетках". Владимир Печенкин. 
"Ломоносовъ".

Судя по книге, Владимир Печенкин — человек увлекающийся. Заядлый коллекционер, он собрал обширную коллекцию этикеток разных водок и не смог отказать себе в удовольствии написать весьма любопытный труд о перипетиях истории национального напитка с 1917 года. Начиная с водок, чьи этикетки ограничивались лапидарным указанием на содержимое бутылки, пройдя через создание ставших мировой классикой национальных брендов, исследование автора продолжается водками постсоветскими, одни из которых хранят верность славным традициям, другие маскируются под известные марки, третьи вызывают оторопь названиями и рисунками на этикетках. Кстати, водочные этикетки вдохновляют на свершения не только коллекционеров, но и архитекторов: автор рассказывает о строительстве в США роскошного отеля по мотивам этикетки "Столичной", на которой, как известно, изображена гостиница "Москва".

Духовная пища: гастрономические чтения (фото 3)


"Исламская кухня". Лилия Зауали. "Новое литературное обозрение".

Эта книга интересна тем, что представляет собой серьезной историческое исследование средневековой исламской кухни. Речь идет о культуре мусульманских праздников, о "путешествии вкуса" из Багдада в Кордову, из Туниса в Палермо, о любимом блюде пророка Мухаммеда, о кухне кочевников аравийских пустынь и гурманов андалусских садов, кухне "Тысячи и одной ночи". "Неужели вы думаете, что кухня султана отличается от нашей? Мы готовим из тех же продуктов: уксус, мясо, зелень, баклажаны, тыква, шафран и все остальное. Хороший результат зависит от чистоты продуктов и печного горшка". Эта цитата не только образец стиля знаменитого памятника, но и декларация принципов честного повара что средневекового Магриба, что современности. Проверить ее достоверность с этой книгой проще простого, ибо последняя предлагает не только увлекательный исторический рассказ, но и сборник средневековых рецептов. В общем, в ней есть все, чтобы почувствовать себя при дворе эмира.

Духовная пища: гастрономические чтения (фото 4)

"Лекарство от скуки, или История мороженого". Игорь Богданов. "Новое 
литературное обозрение".

В 1686 году открылось первое европейское кафе-мороженое, а ровно через 100 лет в Америке началась массовая продажа, возможно, самого популярного лакомства в мире. Его историю автор прослеживает с III тысячелетия до нашей эры, когда в Древнем Китае стали готовить замороженные десерты. Какое мороженое ел император Нерон, какие десерты подавали на свадьбе Екатерины Медичи и как появилось эскимо — эти факты оправляют масштабное полотно существования мороженого в России со времен императрицы Екатерины I. Северянинский гимн мороженому из сирени, приведенный в книге, пожалуй, лучше прочих слов выражает восхищение этим десертом: 

Я сливочное не имею, фисташковое все распродал...

Ах, граждане, да неужели вы требуете крем-брюле?

Пора популярить изыски, утончиться вкусам народа,

На улицу специи кухонь, огимнив эксцесс в вирелэ!

Духовная пища: гастрономические чтения (фото 5)


"Путешествия на край тарелки". Ольга Назарова при участии Кирилла Кобрина. "Новое литературное обозрение".

Сборник эссе вписывает кулинарию в историко-культурный контекст. Чудо святого Марка, сделавшее первые черешни обязательным блюдом апрельского стола римских пап, кулинарная книга жены Диккенса, советская кулинарная империя и кухня приватного сопротивления, портреты поваров, ставших знаменитыми писателями, и писателей, посвящающих плите почти весь досуг, — о еде как части культуры пишут немногие и потому книга Назаровой и Кобрина достойна здорового интереса. Не меньше, чем предисловие к ней авторства художника-концептуалиста Виктора Пивоварова. В нем он называет еду "метафорой жизни и смерти", сравнивает ее с сексом и процессом старения, определяет как "предлог для описания и рефлексий". Основательная причина для того, чтобы сделать еще одну фотографию блюда и выложить ее в Instagram. 

Владимир Гридин

3 янв. 2015, 16:00

Оставьте комментарий

загрузить еще