Поиск

Как ретрофутуризм принес отелю "СтандАрт" международную премию за дизайн интерьеров

Ар-деко и "Звездные войны"

Как ретрофутуризм принес отелю "СтандАрт" международную премию за дизайн интерьеров
Наш обозреватель Владимир Гридин в этот раз выступил в роли интервьюера и поговорил с проектировщиками отеля, работа которых выдвинула отечественный дизайн на первый план мировой архитектурной арены

«СтандАрт» с его оригинальной ретрофутуристической стилистикой стал первым российским членом международного сообщества Design Hotels, объединяющего более 280 независимых отелей в 50 странах мира. Команда проектировавших интерьеры отеля архитекторов Петра Браговского и Варвары Филатовой только что получила серебряную награду международной премии Design Award and Competition в категории «Дизайн интерьера». Престижная премия стала поводом для встречи с ними в ресторане отеля «Север — Юг».

У меня интерьер ресторана связывается с образом инженера Гарина, гостящего на «Наутилусе» капитана Немо...
Петр Браговский: Это очень романтическое видение.
Варвара Филатова: Мы хотели создать чистый интерьер, поэтому обошлись без помпезных люстр, выбрали строгие и необычные изогнутые световые плафоны из матового стекла в металлических рамах. Кстати, здесь все предметы оформления, включая фотопанно с яркими художественными фотографиями, сделаны на заказ.

Как формулировалась задача на оформление отеля? Что вас просили сделать и что в результате получилось?
В. Ф: Задача была сделать что-то необычное, чего нет нигде в мире. Интересно, что у нас не было никаких референсов. Процесс проектирования шел не так, как обычно. Ни мы, ни нам не показывали никаких аналогов. Никто не смотрел никаких книжек или журналов, не следил за работой других архитекторов. Все началось в 2008 году, тогда хотелось сделать отель в стиле модерн. От первоначальной идеи остался лишь фасад, но в упрощенном по сравнению с первыми сложными, изгибистыми набросками виде. Он стал значительно строже. Интерьеры сперва тоже рисовались в стиле русского модерна начала XX века. Перерыв в проектировании, вызванный финансовым кризисом, изменил концепцию. Отсылки к модерну остались в намеках фасада (его, кстати, проектировал Павел Андреев, архитектор, который принимал участие в реконструкции Большого театра и здания ГУМа) и зоны ресепшена: мозаичные панно с завитками и животными, близкие модерну люстры, потолки, карнизы...
П. Б.: Мозаика в зоне приема гостей — традиционная техника Византии и Древней Греции. Мрамор разных видов колется, потом из осколков составляют общую картину, довольно живую, потому что они укладываются на разную глубину. Так возникает объем. В отелях это редкое решение, достаточно дорогое. Нам хотелось показать внутреннюю роскошь места, не педалируя эту тему нарочито.

Как ретрофутуризм принес отелю "СтандАрт" международную премию за дизайн интерьеров (фото 1)

Как ретрофутуризм принес отелю "СтандАрт" международную премию за дизайн интерьеров (фото 2)

Как ретрофутуризм принес отелю "СтандАрт" международную премию за дизайн интерьеров (фото 3)

Определение «дизайн-отель», да еще и первый в России звучало в проекте с самого начала?
П. Б.: Да, эта тема подразумевалась изначально. Мы постоянно работаем с художниками разных стилей и техник в наших проектах. Именно работа с ними, общий труд над оформлением пространств и вдыхает жизнь в отель.
В. Ф.: Когда мы вернулись к проектированию, возникла идея создать эффект неожиданности. Так ар-деко уступило место тому, что правильно было бы называть ретрофутуризмом. В этом нам значительно помогла работа с художником Станиславом Трацевским. Стас пришел в проект в момент, когда общая концепция уже была сформирована. Мы делали арт-отель и хотели пригласить художника, который внес бы в его интерьеры особенную художественную глубину. Он предложил неожиданное решение оформления стеновых ниш номеров в оригинальной технике монохромного сграффито. Так появилась тема космоса и отель зазвучал.

Сграффито — звучит сложно. Что это такое?
П. Б.: Это довольно любопытная и трудоемкая техника, известная с древних времен. Так украшались фасады ренессансных палаццо, например. Суть ее в том, что несколько слоев штукатурки разного цвета или фактуры образуют задуманный художником рисунок. Стас эту античную технику перепридумал, нанося клейкую ленту на один из слоев штукатурки и отрывая ее с другим. Так появлялось изображение не только художественное, но стойкое и необычное. И таких панно в отеле 60.
В. Ф.: Для каждого номера также созданы панно на шпоне тушью и красками. Грибочки (они, кстати, украшают еще и форму сотрудников ресторана), космонавты, водолазы, индейцы — самые разные сюжеты придумывались.

Как ретрофутуризм принес отелю "СтандАрт" международную премию за дизайн интерьеров (фото 4)

Как ретрофутуризм принес отелю "СтандАрт" международную премию за дизайн интерьеров (фото 5)

Как ретрофутуризм принес отелю "СтандАрт" международную премию за дизайн интерьеров (фото 6)

«Дизайн-отель» — сложноопределимое понятие. Что в нем важнее — жизнь искусства или человека?
В. Ф.: Искусство в арт-отеле должно играть главенствующую роль, но не обязано мешать комфортной жизни. Оно не должно занимать больше места, чем гость, и не должно создавать ему неудобства. Это вопрос гармонии существования. Мы, конечно, учитывали строгую логику движения человека в отеле и старались найти в ней место для искусства. Кроме 105 номеров, занимающих шесть этажей, в «СтандАрте» есть спа, ресторан, велнес-зал, терраса с видом на крыши старой Москвы. С нее, кстати, видна уникальная перспектива, совмещающая сталинскую высотку и монолиты Сити. И абсолютно везде нашлось место искусству. Для оформления пространств отеля мы использовали мебель из Испании (там делали встроенную мебель по нашим эскизам) и Италии (отдельно стоящая мебель).

Почему вам потребовалась встроенная мебель, да еще и на заказ?
В. Ф.: Вся история началась с того, что я нарисовала кровать-капсулу. Именно ее дизайн стал отправной точкой для всей идеи оформления отеля.
П. Б.: По Вариным эскизам делалась 3D-модель, затем по ней чертежи. Так и строился наш космический корабль. Все рисунки, наброски, эскизы переводились в образцы и модели, чтобы можно было решить, во-первых, правильно ли мы все придумали, во-вторых, правильно ли выбраны производители. У нас много гнутых, сложных поверхностей, скругленных углов и сложных световых решений, поэтому все это было просто необходимо делать.
В. Ф.: Космические панно Станислава Трацевского объединились с мебелью в номерах в своеобразный космолет. Эту тему поддерживают и коридоры. Мы закрыли торцы зеркалами, стены отделали серыми панелями, таблички номеров заказали с синей подсветкой и получилась настоящая звездная станция. Стас также сделал гравированные рисунки на дверцах лифтов. Это чистый полет фантазии, напоминающий и рисунки из пустыни Наска, и доисторические пиктограммы, и несуществующую инопланетную иероглифическую письменность.

Какие особенности при оформлении номеров вам пришлось учитывать?
В. Ф.: Сами номера в «СтандАрте» больше, чем в других отелях (Deluxe от 36 до 43, Luxury Suite 70—87, а Grand Suite и вовсе 130 кв. м), поэтому их хотелось сделать уютными. Так появилась мебель обтекаемой формы, отделанная шпоном натурального дерева (клен). Ее светлая, гладкая поверхность взаимодействует с декоративным бетоном необычной текстуры. Монолитная, гладкая поверхность стен перетекает в потолок и пол, льется лентой с этажа на этаж и прекрасно вписывается в тему футуристического дизайна.

Владимир Гридин

1 авг. 2016, 12:30

  • Фото: Арихивы пресс-службы

Оставьте комментарий

загрузить еще