Поиск

Подводим итоги: 20-летие Maison & Objet

"Праздничному торту — праздничную тарелку"

Подводим итоги: 20-летие Maison & Objet
Недавно в Париже закончилась зимняя сессия Maison & Objet. Главный редактор журнала «Интерьер + Дизайн» Наталья Тимашева побывала на ней и делится с нами своими впечатлениями

Ярмарка декора, которая отпраздновала в январе 2015 свой 20-летний юбилей, два раза в год работает только для профессионалов и представителей медиа. Cостав: 3 тысячи участников и 100 тысяч гостей. 65% из них — байеры, 35% — дизайнеры и знатоки интерьерного искусства. Около 3000 — представители СМИ. Глобальные амбиции выставки укрепляют два ее новых гастрольных проекта: недавно стартовавшая  Maison & Objet Asia в Сингапуре и дебютирующая в маe 2015 Maison & Objet Americas в Майами. Именно на становление этих площадок направлен основной креатив организаторов. Парижский проект не стал от этого хуже, но появились упреки в отсутствии на нем ярких открытий 2000-х, когда оформление павильонов доверяли исключительно известным декораторам, а среди коммерческих стендов проходили вернисажи Карла Лагерфельда и Захи Хадид.

Несмотря на бойкий слоган юбилейной сессии Birthday cakes meet birthday plates  («Праздничному торту — праздничную тарелку»), праздничным стол явно не получился. Традиционные события, привычные экспоненты и не так много новинок (особенно у издателей текстиля, 100 из которых предпочли принимать гостей в своих шоу-румах на левом берегу Сены в рамках недели Paris Deco Off, устроенной под патронатом парижской мэрии). Премьерные показы флагманских брендов французского люкса, таких как Baccarat и Hermes, Bernardaud и Lalique, были также отмечены городскими коктейлями и праздничными презентациями.

Подводим итоги: 20-летие Maison & Objet (фото 1)

Регулярно на Maison & Objet вручают титул «Дизайнер года» и отдают метры дорогого пространства для его персонального высказывания. В сентябре 2015 им назовут Доротею Мейишзон, автора известных гостиничных пространств Нью-Йорка, Лондона и Парижа. А в январе дизайнером года заявлен Оки Сато, который родился в 1977 году в Торонто и получил архитектурное образование в Японии. Сегодня его студия Nendo с офисами в Токио и Милане уверенно чувствует себя в глобальной конъюнктуре. Nendo в переводе означает «игра с тестом». Творения бюро изобретательны, изящны, дружелюбны и не лишены чувства юмора. Высокий, тонкий, в черном костюме с длинными манжетами безупречно белоснежной рубашки, с традиционным японским платком на шее, Оки всегда особо придирчиво относится к собственной экспозиции. В Париже он расставлял свои творения, словно строил кинематографический кадр, и перед интервью долго поправлял ракурс каждого стула.

Обязательным событием Maison & Оbjet является выставка агентств стиля. Они, как опытные исследователи моды, моделируют тенденции будущего. Тема января называлась Make и демонстрировалась в трех интерпретациях: Nature Made (Франсуа Бернар, Croisements), Techno Made (Венсан Грегуар, NellyRodi) и Human Made (Элизабет Лериш). Трендсеттеры утверждают, что на передний план выходит понимание, из чего сделана вещь, из какого материала, каким способом и кто ее автор. Ничто не питает так сильно поиск красоты, как наблюдение природных явлений. Ученые, художники и дизайнеры — cвоего рода лесные волшебники, настаивает Франсуа Бернар. Сегодня они вместе идут на эксперименты, которые служат прообразом для нового поколения объектов. По мнению мадам Лериш, главными становятся искусство изготовления предмета и те метаморфозы, которые отделяют готовое изделие от сырья. Ручной труд и индивидуальное творчество должны противостоять массовой глобализации. Венсан Грегуар, напротив, не видит в техническом прогрессе угрозы. Доброжелательные машины, подключенные к цифровой среде, рождают новые алгоритмы современного комфорта. И сулят беспрецедентный опыт, который только укрепит наши благополучие и независимость. Путь к красивой вещи лежит исключительно через технические инновации. 

Наталья Тимашева

5 февр. 2015, 19:45

Оставьте комментарий

загрузить еще