Поиск

Обыграть зиму: Алиса и Юлия Рубан в специальном проекте Nike и Buro 24/7

"Женщины реально устали ходить на гигантских каблуках"

Обыграть зиму: Алиса и Юлия Рубан в специальном проекте Nike и Buro 24/7
В преддверии наступления суровой московской зимы Buro 24/7 и Nike решили отыскать несколько героев, которых вполне можно считать ролевыми моделями в борьбе с повсеместной серостью

Сестры Алиса и Юлия Рубан стремительно ворвались в мир российской моды, который с каждой коллекцией покоряется им все больше. Идея невозможности существования красоты без внутреннего ощущения комфорта подкупает клиенток Ruban, уставших от высоких каблуков и узких платьев. 

Сами сестры олицетворяют героинь, для которых создают свои вещи: они много работают, много путешествуют и строят множество планов на будущее. Обо всем этом Алиса и Юлия рассказали в интервью для совместного проекта Buro 24/7 и Nike

Не так давно вы представили свою весенне-летнюю коллекцию. Расскажите, как проходила подготовка к показу?
Алиса: Это был наш первый самостоятельный показ — не в рамках недели моды. Готовились долго, нервов потратили много, но прошло все круто!

Что самое сложное в организационном плане?
Юлия: Деньги.
Алиса: Да, если есть деньги, можно обо всем договориться.
Юлия: Был еще один непростой момент — площадка. В доме Пашкова работают очень тонкие и ранимые люди, которым было важно донести, что мы организовываем не просто какую-то вечеринку, а красивое мероприятие, достойное этого пространства. Думаю, результатом они полностью довольны. 

Почему выбрали именно дом Пашкова?
Алиса: Нам было важно, чтобы по стилю площадка сочеталась с коллекцией, и когда мы увидели дом Пашкова, поняли, что лучше просто не найдем.
Юлия: Было два важных условия. Во-первых, мы искали пространство, в котором никто раньше не проводил показы, а во-вторых, хотелось, чтобы оно как-то было связано с искусством. Рассматривались галереи, в том числе ассоциирующиеся с ар-нуво, но мы тяготели к классике.
Алиса: От мысли, что на одном этаже ходят модели в вещах из твоей коллекции, а на другом — хранятся рукописи Булгакова, захватывает дух. 

Обыграть зиму: Алиса и Юлия Рубан в специальном проекте Nike и Buro 24/7 (фото 1)

Не возникало споров, пока готовили шоу? 
Алиса: Была дискуссия по поводу обуви: думали выпустить несколько моделей в обуви на плоской подошве. В конце концов решили, что носить наши вещи можно с чем угодно, а вот показывать надо с каблуком. Но, безусловно, сочетать кутюрные творения с кроссовками — это явление последнего времени. И наши клиентки, и мы сами постоянно в спортивной обуви.  
Юлия: И это круто, потому что женщина чувствует себя более сексуальной, когда ей удобно.
Алиса: Да, посмотрите вокруг: женщины реально устали ходить на гигантских каблуках.

Плоская подошва не противоречит представлению мужчин о женской сексуальности?
Алиса: Одна из десяти девушек чувствует себя на высоком каблуке комфортно. Остальные же приходят домой, снимают шпильки и молятся до следующего дня. Это не может быть сексуально, потому что уверенности в себе продиктованная мода не придает.
Юлия: Мы все это испытали на себе и поняли, что люди любят смешение стилей, поэтому сочетание кроссовок со всем подряд так прижилось. Главное — ты при этом чувствуешь себя уютно, комфортно, а не идешь еле-еле на каблуках.

Неужели "две головы" становятся проблемой в рамках одного дела только во время обсуждения таких деталей, как обувь на показе?
Юлия: Мы еще и третью "голову" взяли — директора в лице нашего папы. Но стало даже легче, потому что он запретил нам лезть во все, что не связано с творческими процессами. Конечно, сначала было трудно: у нас немного разный подход к моде, — но со временем все стало работать очень органично.

Обыграть зиму: Алиса и Юлия Рубан в специальном проекте Nike и Buro 24/7 (фото 2)

Как вам кажется, какие чувства у людей сейчас вызывает словосочетание "русская мода"?
Алиса: У всех разные, но за последние года три, мне кажется, люди начали верить в то, что есть некая перспектива. То есть не просто собралась группа энтузиастов, а существует бизнес: люди покупают то, что делают российские дизайнеры. 
Юлия: Русская мода перестала быть искусством ради искусства. 

В творческих профессиях всегда очень тонкая грань между искусством и бизнесом. Когда вы создаете коллекцию, в первую очередь задумываетесь о том, чтобы продать это, или о том, чтобы это было красиво с точки зрения искусства?  
Юлия: Одновременно. Просто все, что мы шьем сейчас, мегакрасиво и в то же время носится нашими клиентами. Нет вещей, которые несовместимы с жизнью: выпустили на подиум и повесили "тухнуть".
Алиса: Важен баланс.
Юлия: Да, и к тому же люди сейчас готовы к тому, чтобы хоть что-то интересное на себя надеть. Не вещь с тремя рукавами, а привычные элементы одежды, но в оригинальном прочтении.

Как вы вообще попали в модный бизнес и почему поверили в него?
Алиса: Мы были стилистами, а потом поняли, что нашей энергии хватит на создание чего-то своего, подтянулись люди...
Юлия: Представьте, что у вас даже мыслей нет заниматься чем-то, кроме моды. Вот это наш случай. 

Были мысли насчет того, во что может вылиться ваш запас энергии?
Юлия: Если честно, нет. План, как добиться многомиллионного оборота, не писали.
Алиса: Но амбиции были с самого начала.
Юлия: Все случилось само собой. Со временем, конечно, появились и бизнес-план, и команда, и понимание того, что мы хотим получить от своей работы в будущем. 

"Стефано Габбана постоянно выкладывает в Instagram примеры того, как во всем мире издеваются над их брендом. но люди, которые занимаются откровенным плагиатом, никогда не заработают себе имя"

Как за время существования марки Ruban менялись ее клиенты и их запросы?
Алиса: Меняются вместе с нашими ценами. Мы действительно перетекаем немного в другую ценовую категорию, потому что начинаем делать более кутюрные вещи.
Юлия: Важно, что вместе с ценами мы повышаем требования и к самим себе.
Алиса: Если объяснить на примере клиентов, то сейчас они могут зайти в бутики на Столешниковом, а потом с таким же настроением в Ruban. 

Когда рисуете образ своей героини, помещаете ее в конкретное пространство, город? 
Алиса: И мы сами, и наши клиентки проводят много времени в разъездах. Поэтому я вижу девушку, которой не составляет труда вечером пойти на мероприятие, а рано утром сесть в самолет, причем не внося глобальных изменений в свой образ. 

Москва на пороге нескольких месяцев уныния и серости. Как выживать в это время?
Алиса: Это к Юле вопрос, она вечно ноет на тему погоды! (Смеется.)
Юлия: Люди, уезжайте! 

А если нет возможности уехать?
Юлия: Мы сами уже несколько месяцев не можем из-за работы уехать, но когда занимаешься любимым делом, все окружающее уже не кажется таким серым и унылым. Однако в целом Москва очень тяжелый город.
Алиса: Да, практически нет солнца.
Юлия: Поэтому меняйте обстановку хотя бы на выходные.  
Алиса: Мода, на самом деле, тоже помогает поднять в этот период настроение: кашемировые костюмы и платья в сочетании с грубыми ботинками и пальто из валяной шерсти или короткое платье из шерсти и ботфорты на удобном квадратном каблуке с меховой косынкой. 

Обыграть зиму: Алиса и Юлия Рубан в специальном проекте Nike и Buro 24/7 (фото 3)

Давайте вернемся к моде, а точнее, к ее проблемной составляющей — плагиату. Да, есть очевидные примеры копирования, но нельзя же исключать, что иногда получается просто похожая коллекция. Как в музыке всего семь нот, так и в моде — ресурсы ограничены. 
Алиса: Как сказал один наш друг: "Все идеи витают в воздухе, но одни их чувствуют, а другие — нет". Например, в прошлом сезоне меховые карманы были и у нас, и у Миуччи Прады. Физически мы не могли украсть эту идею, просто так получилось. Но плагиат в чистом виде — это жесть. 

И никаких механизмов защиты от плагиата в моде нет?
Юлия: Нет. Стефано Габбана постоянно выкладывает в Instagram примеры того, как во всем мире издеваются над их брендом. От этого никак не избавиться, но люди, которые занимаются откровенным плагиатом, никогда не заработают себе имя и по-настоящему большие деньги.  

Технологии очень сильно изменили индустрию моды за последние десять лет. Можете представить, что с ней случится через такой же отрезок времени?
Алиса: Мне кажется, что все упростится, но я могу ошибаться. Останется что-то очень сложное, например коллекции Giambattista Valli, но это скорее искусство. А в целом мода станет более жизненной.
Юлия: Fast fashion набирает обороты. Помимо нее в будущем выживут только те, кто реально создает произведения искусства.

Дорогой бренд может выжить за счет узкого круга постоянных клиентов?
Алиса: Думаю, вряд ли. Этот круг всегда слишком узкий. 
Юлия: Без вторых линий — более дешевых — очень сложно. При этом первые линейки — то, чем мы сейчас заняты, — должны быть чем-то очень эксклюзивным. 

Какое количество людей должно работать в компании, чтобы заниматься двумя линейками? И главное, где этих людей в России брать?
Алиса: Команда — это всегда проблема. Есть профессионалы, которые просят большие деньги, и мы всегда за такое сотрудничество, потому что получаем хороший результат. А еще есть интерны, большинство из которых приходят, работают три дня, устают и уходят. Людей, которые буквально живут модой, очень мало, и мы всегда находимся в их поиске. 

Фото: Арсений Джабиев
Продюсер: Уля Мамедова 
Прическа и макияж: Legend New York 

Анна Вельмакина

15 дек. 2014, 08:00

Оставьте комментарий

загрузить еще