Поиск

Лагерфельд и Ройтфельд: разговор по душам

Два мэтра от моды встретились на одной площадке

Лагерфельд и Ройтфельд: разговор по душам

Для сентябрьского выпуска американского Interview Карл Лагерфельд снял Карин Ройтфельд, а заодно задал несколько вопросов экс-главреду французского Vogue. 

И хотя Карин больше не возглавляет французский Vogue, она по-прежнему остается одной из самых влиятельных фигур в современном мире моды.

Урожденная француженка с русскими корнями начала свой путь с модельного бизнеса, а с 1975 года подрабатывала стилистом в Elle. В начале 90-х  Карин перешла в только что созданный Glamour, где в паре с Марио Тестино из номера в номер стилизовала съемки, ловко раздевая моделей. Экспериментаторская смелость Ройтфельд и Тестино привлекла внимание Тома Форда, и вместе они возродили модный дом Gucci.

Давние друзья и коллеги Карл и Карин встретились вновь, чтобы поговорить о жизни, красоте и близких госпожи Ройтфельд. 

Карин о фотографии

Я считаю, что пробовать можно все. Бросай вызов многим вещам — играй с сексуальностью, нарушай табу, но лишь до тех пор, пока это выглядит эффектно в кадре. 

О красоте

Думаю, что истинная красота заключается в своеобразии. Она может быть скучной, особенно если мы говорим о красоте вне времени. Зато те вещи, которые не нравятся с первого взгляда, со временем станут восприниматься как нечто поистине красивое, интересное или волнующее воображение.

 Лагерфельд и Ройтфельд: разговор по душам (фото 1)

О грани между эротикой и пошлостью

Очень сложно понять, когда ты переходишь границу. Ненавижу слово "граница", я никогда не учитываю его при работе. Очень часто это понятие не имеет значения для создателя и содержания его картинки, потому что зритель сам определяет свои границы дозволенного.

О секрете удачного фотоснимка

Первый кадр зачастую оказывается самым удачным. Фотографии Ньютона (Хельмут Ньютон. — Прим. ред.) — это пойманные мгновения, любительские снимки. Он не особо старался.

О подражании

Подражание всегда отталкивает. Когда я фотографирую, я не смотрю назад. Я не смотрю в прошлое. Я всегда привношу что-то новое. Во время фотосессии я полагаюсь на интуицию. Это, конечно, не значит, что у меня нет первоначальной задумки. 

О карьерных успехах  

Это дело случая. Есть люди, которые убеждают тебя в том, что ты им нужен. И когда ты становишься уверенным в этом, приходит осознание свободы, и ты, наконец, выпускаешь на свет свое внутреннее "я". Я пришла ко многому благодаря случайным встречам. 

Лагерфельд и Ройтфельд: разговор по душам (фото 2)

Карин в молодости

О смущении перед обнаженным телом 

Всегда есть доля соблазна, когда один человек одет, а второй раздет, что немного странно. Все должны быть голыми. В таком случае было бы легче работать, разве нет? Давай устроим грандиозную фотосессию голышом!

О неразрывной связи моды и реальной жизни

Мне хорошо удается совмещать эти вещи, жизнь многое привнесла в моду, а мода — массу интересного в жизнь. Я брала своих детей на профессиональную фотосессию и в то же время одалживала папин свитер ради одного из снимков, вдохновлялась образом русской княжны, помня о своих корнях. Все находится во взаимосвязи. 

О сыне Владимире и двух поколениях

Переходя дорогу, я держала сына за руку, когда он был ребенком. А теперь он держит мою. Он вырос великаном. Но сейчас я знаю, что могу довериться ему. Самое замечательное между двумя поколениями — осознание того, что ты можешь положиться на кого-то, кто раньше полагался на тебя. 

Об Элизабет Тейлор

В ней было все. Благо она была красива, талантлива. У нее были прекрасные любовники, например, Ричард Бертон. Она была очень удачлива. На самом деле, это Элизабет была первым человеком, который всюду появлялся с кучей детей, нянюшек и собак, как Брэд Питт и Анджелина Джоли. Только Элизабет делала это 40 лет назад.

Лагерфельд и Ройтфельд: разговор по душам (фото 3)

Семья Ройтфельд. Слева направо: Карин, ее муж Кристиан Рестуан, дочь Джулия и сын Владимир

Об отце

Мой отец (Жак Ройтфельд, французский кинопродюсер. — Прим. ред.) был исключительным человеком. Он всегда был для меня наставником. Я всегда жаждала угодить ему.

О дочери Джулии Рестуан-Ройтфельд

Она всегда была совершенно независима и в основном не следует нашим советам, в частности — моим. Она создает собственную картину жизни и совершает ошибки. Возможно, позднее камнем преткновения для нее станет материнство. 

О саморазвитии

С течением времени я менялась от простого к сложному. Из-за всех этих блогов некоторые узнают меня на улице. Люди видят меня везде. Я имею в виду, что раньше, до того, как придумали образ редактора-селебрити, никто не знал тебя в лицо. Никто не говорил о тебе. Сейчас же люди хотят знать все, и ты оказываешься в центре внимания. Иногда я не чувствую себя разумным существом, я как будто не от мира сего.

Журнал в эпоху "правления" Карин — уже не тот чувственный Vogue, каким он был на протяжении 10 лет. Дабы развеять все слухи, Карин призналась, что вряд ли снова будет работать в журнале, ведь у нее и так есть масса амбиций, связанных с модой.

Сейчас Ройтфельд находится в свободном плавании, недавно закончила работу над стилизацией рекламы Chanel и нью-йоркского мультибренда Barneys. Впереди ее ждет увлекательное сотрудничество с тем же Barneys в качестве приглашенного редактора и стилиста. Креативный директор универмага, Деннис Фридман, восхищается неуемной энергией и заразительной страстью Карин, когда дело касается работы. Она также нашла время на создание собственной автобиографии под названием Carine Roitfeld: Irreverent (в пер. с англ. — "непочтительный"), которая поступит в продажу в октябре этого года.

Оформить предзаказ на книгу можно здесь.

Текст: Алиса Смирнова
Иллюстрация: Alexandro Palombo (Humor Chic)

22 авг. 2011, 16:25

Оставьте комментарий

загрузить еще