Поиск

Как российская модель популяризирует культуру секонд-хенда в инстаграме

Как российская модель популяризирует культуру секонд-хенда в инстаграме

5 вопросов Евгении Федосеевой — модели и основательнице проекта Sentaku

Текст: Алена Галкина


Осознанное потребление — важнейший вопрос в современной фэшн-индустрии, и здесь у винтажа появляется новый потенциал: чехословацкий Vogue, например, снимает обложку с моделью в винтажном пальто, а британский ELLE в эдиториалах использует бывшие в употреблении вещи наряду с мегахитами сезона. В новом мире этичного потребления особенно ценны проекты, посвященные культуре секонд-хенда, — один из таких основала российская модель Евгения Федосеева. Вместе с мужем Игорем Покровским они ищут вещи по всему миру, делятся ими в инстаграме проекта Sentaku и популяриризируют культуру секонд-хенда.

— Что отличает Sentaku от других винтажных
проектов в инстаграме?

 

— В первую очередь визуальный контент. Изначально Sentaku возник как экспериментальный проект, в котором мы хотели поделиться своей эстетикой и любовью к винтажной одежде. Игорь Покровский, мой партнер в Sentaku и в жизни, увлекся фотографией, а я люблю свою основную профессию модели — сначало нам было просто весело. Потом оказалось, что вещи моментально уходят. Нашими фотографиями стали часто делится популярные инстаграм-аккаунты о моде, люди прибывали, а с ними рос спрос. Еще одно отличие Sentaku — наша любовь к натуральным материалам. Мы трепетно относимся к потреблению и стремимся сократить в Sentaku количество синтетики. Весной и летом, например, у нас было много льняных и хлопковых изделий, сейчас — шерстяные и кожаные вещи: покупка кожаных винтажных изделий, кстати, считается cruel free, так как их повторное использование не несет за собой повторных жертв.

 

— Название магазина Sentaku — японское. Что вас связывает с этой страной?

 

— Sentaku в переводе с японского значит «выбор, отбор, подборка», что для нас имеет ключевое значение. Также мне нравится правильное отношение японцев к старым вещам, которое мы переняли: восстановить, почистить и облагородить — действительно дать вещи новую жизнь и только потом продавать. В Токио очень много разных винтажных магазинов, явно кричащих о любви к западной и особенно американской культуре 1960–1980-х годов. В районе Omotesando Hills и до самого Harajuku, бродя по маленьким уютным улочкам, можно встретить десятки таких магазинов и утонуть в выборе идеальных винтажных кожаных курток, джинсов, ковбойских сапог всевозможных цветов, так называемых varsity jackets, ярких шерстяных свитеров, длинных платьев с нежным цветочным принтом, красиво поношенных бандан, японских расшитых журавлями и тиграми бомберов, уникальных гавайских рубашек, флиса всех видов клеток и еще очень много того, чего ждет молодежь от винтажных магазинов. Планируем возвращение в Токио и скаутинг по местным винтажным сокровищницам для Sentaku.

 

— Какими вещами интересуются больше остальных?

 

— Есть большой спрос на классику — вещи вне тенденций. Например, классические строгие пиджаки с мужского плеча, плотные винтажные джинсы на высокой талии, викторианские рубашки из струящихся тканей с объемными рукавами и элегантными воротниками, жесткие винтажные сумки из 1960-х — так называемые clasp bag, которые успешно вернула в моду Фиби Файло для Celine. Очень востребованы минималистичные рабочие льняные костюмы простого кроя, классические плащи с подплечниками из 1980-х, кожаные штаны и классические брюки 1950–1960-х годов.

 

— Какие блошиные рынки вы посоветуете?

 

— Я люблю итальянские блошиные рынки. Мы прожили в Италии почти четыре года, и воскресные flea markets в небольших городках в окрестностях Милана были одним из любимых развлечений. С раннего утра харизматичные итальянские бабушки устремляются к выставленным на местной главной площади столам и бережно раскладывают свое драгоценное барахлишко, приезжают фермеры со своей древней тяжелой деревянной мебелью; букинисты раскладывают книги по истории искусств и архитектуре в запыленных обложках из 1970-х; тут же румынские цыгане с платками, заколками, портсигарами, часами и чем еще удалось разжиться; и, конечно, всегда найдется какая-нибудь бабушка-модница, которая все-таки решилась расстаться с парой своих любимых платьев из 1950-х годов и какой-нибудь винтажной сумочкой из змеиной кожи. Пришлось выучить итальянский язык, чтобы торговаться как местная: с таких «блошек» мы увезли много редких книг, пару винтажных очков, пару кожаных ботинок и мой любимый винтажный пиджак Yves Saint Laurent времен коллекций Rive Gauche.

 

— Sustainability сегодня — важнейшая тема в индустрии. Задумываетесь лично вы об осознанном потреблении?

 

— Этичное потребление для нас очень важный вопрос — и в Sentaku, и в личной бытовой жизни. Упаковывая вещи для покупателя, мы максимально минимизируем пластик и используем только самое необходимое количество переработанной бумаги, принципиально не кладем «коробка в коробку», как это любят делать фэшн-реселлеры. Более того, большая половина мебели у нас дома найдена на барахолке, куплена с рук или досталась от бабушки и была восстановлена самостоятельно. У меня в гардеробе сейчас примерно 60% винтажных вещей, все остальное — это белые и черные футболки, а также обувь. Я давно не покупаю вещи в масс-маркете, стараюсь следовать принципу «меньше, но качественнее» и лучше потрачу денег на одну хорошую вещь и буду носить ее долго или просто найду что-то удивительное в секонд-хенде. 

 

Оставьте комментарий