Поиск

Обзор Buro 24/7: Proenza Schouler, весна-лето 2016

Болезненно красиво

Обзор Buro 24/7: Proenza Schouler, весна-лето 2016
Каждый сезон в течение месяца моды на подиуме хотя бы однажды появляются коллекции-близнецы. Так вышло и на этот раз: команда Proenza Schouler случайным образом «повторила» испанский показ Oscar de la Renta. Только ту же тему Лазаро Эрнандес и Джек МакКалоу раскрыли гораздо интересней и тоньше

Белое платье в пол, собранное из оборок и усыпанное красными гвоздиками, черное кружево вместо ворота — так Испания выглядела у Питера Коппинга. И хотя жакеты матадоров еще ловко маскировались под обычную одежду, череды подобных цыганских платьев было уже достаточно, чтобы обо всем догадаться. МакКалоу и Эрнандес поступили куда тоньше. Во-первых, они сами отказываются признавать свою коллекцию «испанской», хотя корни ее растут явно из этой страны с горячим темпераментом — потому что в ней действительно слишком много всего для какого-то одного прилагательного. Во-вторых, даже знакомые детали — широкие оборки, пышные рукава, обнаженные плечи танцовщиц фламенко, густое кружево, страстное сочетание красного и черного, крупные алые цветы (не гвоздики, так любимые Оскаром де ла Рентой, а банальнейшие розы) — они складывают совершенно неожиданно. И заставляют штампы служить великому делу деконструкции, созданию на месте старого чего-то абсолютно нового. 

Эта коллекция, несмотря на обилие узнаваемых элементов, действительно не испанская — потому что в ней на самом деле есть все, включая и то, что никак не ожидаешь увидеть в таком окружении. Цыганские оборки могут быть усыпаны красными розами, а могут неожиданно предстать в совершенно ином свете: вот они уже белые, с аккуратной черной каймой, и рукава вместо того, чтобы взрываться объемом, мягко спадают вниз, закрывая кисти. А вместо широких поясов или голых пупков — черные ленты,  завязанные скромными, ничуть не торжественными бантами. В одном месте огненные розы мешаются с черно-белым горохом, а следом выходят модели в совершенно японских оригами-жилетах, словно сложенных из бумаги. Вот девушка, похожая не то на тореадора, не то на морячку, в расклешенных и укороченных черных брюках и блузе с широкой оборкой воротника — а вот почти восточный костюм, который могла бы надеть современная реинкарнация принцессы Жасмин, интересуй сказочную принцессу высокая мода. 

После открытых плеч и оборок начинается самая сложная и самая интересная часть: здесь все то, что мы видели в первой половине шоу, Эрнандес и МакКалоу начинают методично уничтожать, резать, растаскивать на части. Бумажные жилеты расползаются, лацкан с одной стороны скукоживается, превращаясь в странный комок, пуговицы отрываются и повисают печальным рядом вместо того, чтобы степенно удерживать всю эту новую конструкцию в рамках приличий. Сетчатые платья (вот, кстати, самый сложный предмет: обычно стоит им появиться в коллекции, как все тут же превращается в выпускной показ еще одного бунтаря из модной школы) обтягивают тело неравномерно, где-то почти целиком обнажая кожу, где-то только заблюривая.

Потом сетки по-птичьи обрастают перьями, оборки собираются вокруг огромных дыр, как вокруг затягивающихся ран, белые вещи покрываются зацепками и мелкими дырками, а на лаконичных пиджаках появляются бусины наростов. И испанская коллекция окончательно перестает быть испанской, становясь деконструктивистской, а черно-красная бойкость уступает место болезненной и мучительной красоте разрушения.

 

Вера Рейнер

17 сент. 2015, 09:06

Оставьте комментарий

загрузить еще