Поиск

Обзор Buro 24/7: Marc Jacobs, осень-зима 2016

Королевы проклятых

Обзор Buro 24/7: Marc Jacobs, осень-зима 2016
Неделя моды в Нью-Йорке завершилась громко: закрывал ее, по традиции, показ Marc Jacobs, а сам Джейкобс, знающий толк в громких появлениях, пригласил на подиум Леди Гагу. И хотя ее появление стало главным событием вечера, сама коллекция стоит того, чтобы обратить внимание и на нее

Леди Гага, как и многие звезды, не впервые пробует себя в качестве модели. Она уже была лицом Versace (в той самой кампании, где Стефани Джерманотта перевоплощается в саму Донателлу, оказавшуюся в свою очередь в центре небольшого скандала о чрезмерном использовании Photoshop) и работала с Томом Фордом. Но на подиум ее пригласил именно Марк Джейкобс. В прошлом сезоне главной звездой шоу американского дизайнера стала Бет Дитто, а теперь все обсуждают появление Леди Гаги — обсуждают даже больше, чем собственно саму коллекцию. В этом и заключается главная и вечная проблема звездных выходов: стоит на подиум выйти знаменитости, как о представленной одежде все тут же забывают. Зато в прессе количество упоминаний бренда подскакивает в разы. Такое невнимание к собственным дизайнам Марка Джейкобса не смущает: иначе он не стал бы из сезона в сезон работать со звездами. Но нам немного жаль, что так вышло: эта коллекция, как и предыдущая, получилась отличной и точно заслуживает большего внимания к себе.

Обзор Buro 24/7: Marc Jacobs, осень-зима 2016 (фото 1)

Ощущение того, что марка Marc Jacobs существует совершенно вне реального контекста современной моды, по-прежнему не оставляет при взгляде на то, что происходит на подиуме. Хотя какие-то тенденции, замеченные ранее, в ней отражаются (например страсть к гиперобъемам — под ее знаком прошли все показы последней недели мужской моды), Джейкобс по-прежнему как будто существует в собственном отдельном мире. Даже Джон Гальяно отпустил свое театральное прошлое, а американский дизайнер все так же не изменяет своей любви к шоу и чрезмерности. Любые совпадения с нынешней повесткой дня совершенно случайны. Так что Джейкобс, крестный отец гранжа в высокой моде, до сих пор остается бунтарем — кто же ожидал, что бунтом будут считаться когда-нибудь меха, большие банты и страсть к старым добрым шоу.

Гранжевые годы дизайнера неожиданным образом вернулись на подиум сегодня. Это, конечно, было совершенно не похоже на ту самую его знаменитую коллекцию. Панковская неряшливость и беспорядочность мешается здесь с образами готических принцесс, эмо-клетка и розовый — с хеллоуинскими костюмами ведьм, викторианские пышные воротники — с огромными толстовками, рукава которых доходят до колен. Но даже по этим толстовкам (и таким же суперобъемным курткам) можно отследить разницу между Джейкобсом и любым другим дизайнером: если обобщенный любой другой сделал бы толстовку такой, как будто она куплена в гигантском молле и к моменту выхода на подиум уже пережила многое, то американец, не скупясь, расшивает ее огромными пайетками, переливающимися перьями или мехом. В крайнем случае, добавляет сверху кружевной воротничок (размером с небольшую скатерть) или вышивает что-нибудь пайетками прямо на груди. 

Вера Рейнер

19 февр. 2016, 08:16

Оставьте комментарий

загрузить еще