Поиск

Неделя высокой моды в Париже: Schiaparelli, осень 2015

Третья глава

Неделя высокой моды в Париже: Schiaparelli, осень 2015
С момента возрождения Schiaparelli в стенах дома произошло уже более чем достаточно перестановок. Сегодня свою первую коллекцию представил новый (и третий по счету) креативный директор — Бертран Гийон, до этого работавший в кутюрных ателье Valentino и Givenchy

В 2006 году Диего Делла Валле, глава Tod's Group, купил модный дом Schiaparelli, к тому моменту всеми уже безнадежно забытый. В начале 2013 он наконец обнародовал свои планы: дом ждет масштабное возрождение. Первым дизайнером, приложившим руку к громкому возвращению, стал Кристиан Лакруа. В июле того же года он представил свою первую и единственную коллекцию для Schiaparelli — креативным директором марки, однако, Лакруа никогда не был, а к работе был привлечен, как оговаривалось заранее, всего на один сезон, не только как дизайнер со своим именем, но и как большой поклонник Эльзы Скиапарелли. После этого дом возглавил Марко Дзанини, которому удалось сделать бренд и смешным, и снова заметным, и даже модным. Но всего после двух коллекций он ушел с поста, и весенний показ, пока Дзанини искали замену, самостоятельно готовила уже команда дизайнеров модного дома. Имя нового креативного директора, оказавшегося в этом списке третьим за всего-то два года, объявили в марте — отныне определять лицо итальянской марки будет Бертран Гийон. 

В том, что три разных человека, в разное время возглавлявших Schiaparelli, один и тот же дом видят совершенно по-разному, нет ничего удивительного. Перед Кристианом Лакруа и вовсе не стояло задачи сделать коллекцию на продажу — и он представил вольную фантазию на тему творчества Эльзы Скиапарелли, максимально гиперболизированную, доведя все ее маленькие открытия и эксцентричные находки до абсолютной крайности. Марко Дзанини прославился своей нарочитой, но по-прежнему очаровательной чудаковатостью: во времена его правления по платьям прыгали вышитые белки, рукава-буфы по размеру могли соревноваться с кочанами капусты, а наряды были не музейными, как у Лакруа, а цирковыми. В «годы Гийона», судя по одной его первой коллекции, все изменится кардинально.

Дурачества Марко Дзанини его не интересуют: Гийон, по его собственным словам, ищет «баланс между простотой и экстравагантностью», а не считает своей миссией шокировать и увлекать публику одной только эксцентричностью. Ему, очевидно, не так близки театральность (хотя в свое время он был правой рукой Кристиана Лакруа и с тех пор сохранил страсть к необычной отделке) и шляпы-туфельки — но и сама Скиап, вопреки стереотипам о ней, занималась далеко не только этим. Кюлоты и шорты-юбки, свободные платья с запахом и платья с карманами, джемперы и другие простые вещи, заметно облегчающие повседневную жизнь, тоже стали важной частью ассортимента Elsa Schiaparelli. Поэтому и коллекция Бертрана Гийона с ее сдержанностью (конечно, относительной) и мастерством в деталях (7 лет, проведенные в Valentino, не могли пройти даром) также продолжает ее дело — пусть и в ключе, отличном от того, что делал Дзанини.

Вера Рейнер

6 июля 2015, 17:25

Оставьте комментарий

загрузить еще