Поиск

Неделя высокой моды в Париже: Dior, осень 2015

Сад земных наслаждений

Неделя высокой моды в Париже: Dior, осень 2015
Самым ярким впечатлением от предыдущего кутюрного показа Dior стали латексные ботфорты и комбинезоны-чулки, словно позаимствованные у Пуччи — и понравилось это немногим. Но в новом сезоне Раф Симонс вновь напоминает нам о том, почему именно ему три года назад доверили управлять знаковым французским домом

Коллекции спорные и неоднозначные в относительно недолгой карьере Рафа Симонса в Dior встречаются так же часто, как и безоговорочно удачные — те, о которых трудно найти хотя бы один недружелюбный отзыв даже в Сети. И кутюрная коллекция, представленная сегодня во дворе Музея Родена, уравновесила предыдущую, которую нещадно разругали. На весеннем показе haute couture смешались приметы стиля сразу нескольких десятилетий прошлого века, но на публику, в том числе и на критиков, такой размах впечатления не произвел. При этом, хотя «удачные» и «неудачные» коллекции встречаются в истории симонсовского Dior в пропорции примерно 50 на 50, слухов о его возможном смещении не было и нет. В отличие от того же Ванга в Balenciaga, у которого все и всегда идет одинаково ровно и без потрясений, Симонс продолжает экспериментировать каждый сезон, и его смелость вкупе с нежеланием «застывать» на отработанном и проверенном материале, вызывают восхищение. 

Новая коллекция Dior Couture на этот раз вышла не новаторской, но безоговорочно красивой и в чем-то действительно неожиданной. Стоит начать с того, что отправной точкой для Рафа Симонса на этот раз стал самый знаменитый триптих Иеронима Босха «Сад земных наслаждений». Оказывается, дизайнера давно увлекла эта композиция, и он на протяжении долгого времени обдумывал, как можно использовать этот сюжет. Разумеется, очевидных решений в духе «превратить фрагменты в принты» от Симонса ждать не стоило в любом случае — такие ходы оставим Dr. Martens и Carven (при всей любви к милой французской марке, с Dior они все же разного полета). И он не обманул ожиданий, не оставив во всей коллекции ни намека на детали самого триптиха, но все шоу превратив в его реконструкцию.

Основной идеей стало сочетание абсолютно противоположных вещей, которые бок о бок существуют в мире, где все мы живем: «жесткость и мягкость, тьма и свет, ангельская невинность и сексуальность». Разобраться, что где на подиуме, в отличие от жизни, было несложно: видимо, решив, что и без того озадачил зрителей, Раф Симонс решил не путать их еще больше. Тьма (а точнее сексуальность, потому что главное противостояние разыгрывается в этом случае в паре невинность-порок) была представлена по большей части объемными плащами, под которыми могло бы скрываться все что угодно, а скрывались чаще всего одни только прекрасные широкие брюки. И платьями-обманками, которые прикидываются скромными и сдержанными, пока девушка идет прямо вам навстречу, и оказываются максимально откровенными, стоит ей свернуть чуть в сторону: это длинное полотно ткани, которое по бокам скреплено только узкими мерцающими полосками. Новая девушка Dior Рианна вряд ли упустит такой шанс в очередной раз блеснуть на красной дорожке: ей не в новинку обнажаться на публичных мероприятиях.

«Райские» же платья узнать легко, хотя некоторые из них, полупрозрачные, тоже выглядят довольно искушающе. Особенно интересны они сетками мелких узоров и крапинок: здесь Раф Симонс неожиданно объединяет голландца Босха с французскими пуантилистами.

Вера Рейнер

6 июля 2015, 18:31

Оставьте комментарий

загрузить еще