Поиск

Неделя высокой моды: Chanel, весна 2016

К матери-природе

Неделя высокой моды: Chanel, весна 2016
У Карла Лагерфельда много увлечений, и меняются они с поразительной частотой. Еще недавно дизайнер печатал жакеты на 3D-принтере, а сегодня отвернулся от высоких технологий и обратился, наоборот, к природе. И его экоколлекцию, представленную в Париже, можно, без сомнения, назвать одной из лучших за последние несколько лет

Обзор каждой коллекции Chanel, независимо от сезона и категории (pret-a-porter или haute couture), начинается с рассказа о том, как изменились благодаря усилиям команды дома интерьеры Grand Palais. Не стал исключением и новый эпизод. На этот раз внутри дворца появился еще один, деревянный и поменьше, а на полу, застеленном досками, пророс газон. Карл Лагерфельд за последние несколько лет успел побыть и профеминистом, и держателем собственного казино, и пропагандистом спорта, а теперь обернулся «зеленым», ступив в нишу Стеллы МакКартни. Конечно, насколько на самом деле экологична эта экоколлекция, сказать сложно — равно как и насколько феминистичной была «феминистская». Но выглядит все и очень убедительно — с деревянной отделкой, фактурными натуральными материалами и нежнейшей цветовой гаммой, — и невероятно красиво. Пожалуй, нет ни одного образа, к которому можно было бы придраться, вызывающего сомнения, что в огромных коллекциях Chanel скорее редкость, чем правило.

Перебор — слово, пожалуй, ассоциирующееся с работами Карла Лагерфельда больше, чем всем нам того бы хотелось. Стоит вспомнить хотя бы кутюрную коллекцию прошлой весны, во время работы над которой, кажется, все сотрудники ателье Lemarié были заняты исключительно заготовкой искусственных цветов для нужд своего креативного директора. Но сегодня все вышло совсем по-другому. То же ателье, в стенах которого когда-то занимались исключительно изделиями из перьев, взялось за древесину — как верно заметил Карл Лагерфельд, здесь теперь работают с любыми материалами и могут сделать абсолютно все, воплощая любые фантазии креативной команды. В самой идее того, чтобы вместо привычных камней, кристаллов или пышных цветов использовать дерево, материал «скромный», без ореола безудержной роскоши, уже есть что-то особенное. Тем более в haute couture, который традиционно должен блистать, сиять и оглушать своим величием, — хотя от этой идеи современные кутюрье отходят все дальше, «традиционалистов» среди них по-прежнему большинство. И воплощение этой идеи — в чем, в принципе, можно было и не сомневаться, зная об опыте мастеров из мастерских и ателье Chanel, — оказалось совершенно прекрасным.

Натуральные ткани с грубоватой фактурой, костюмы и платья сплошь с длинными юбками до середины икр, округлые мягкие рукава, закругленные объемные плечи, мягкие складки, серьги-пчелки — все кажется каким-то в лучшем смысле этого слова простым, очень теплым. И отделка, хотя ее по-прежнему очень много, не перетягивает все внимание на себя, кажется органичным продолжением каждой вещи, а не наслоениями, которые накладываются и накладываются друг на друга только для создания «богатого» или нарядного вида. Это такой же realistic couture, о котором говорили после недавнего показа обновленного Dior, где сейчас трудятся Люси Майер и Серж Руффье, только еще и с теплым природным обаянием. Немалую роль здесь играет еще и цвет, нежный и ласковый бежевый разной интенсивности оттенков, который становится главным во всей коллекции. Коко Шанель еще до ее первого маленького черного платья называли «королевой бежевого», и Карл Лагерфельд очень кстати об этом вспомнил.

Вера Рейнер

26 янв. 2016, 15:19

  • Фото: imaxtree.com

Оставьте комментарий

загрузить еще