Поиск

Неделя мужской моды в Париже: Raf Simons, весна-лето 2016

Вечно молодой

Неделя мужской моды в Париже: Raf Simons, весна-лето 2016
Рафа Симонса уже нельзя назвать молодым человеком даже по меркам мира моды, где в 30 лет самостоятельная карьера порой только начинается. Но он по-прежнему понимает проблемы беспокойной юности, как никто другой, и умеет говорить о них через свои коллекции

Дизайнеров уже слишком много, и с каждым сезоном становится все больше. Многие из них талантливы, у некоторых есть своя запоминающаяся эстетика и свои собственные миры, частью которых покупателям позволяется стать. Однако отнюдь не со всеми, просто рассматривая их коллекции, можно удивительным и необъяснимым образом ощутить некое душевное родство, и Раф Симонс как раз относится к числу этих редких птиц. 47-летний дизайнер по-прежнему, несмотря на свой возраст, говорит на одном языке с молодыми людьми. Их сомнения, абсолютную неизвестность, таящуюся в каждом следующем дне, смутное и непонятное беспокойство он чувствует как никто другой — и может находить для всего этого ясные формулировки, чего зачастую пока не умеют сами молодые. Только вместо слов он использует язык моды. Симонс — тот редкий дизайнер, которого хочется называть своим другом. Потому что, кажется, понимание его не деланное, а самое что ни на есть настоящее.

Под гремящую музыку очередного техно-рейва на подиум выходят модели с закрытыми лицами. Вместо блестящих и переливающихся масок, как у Maison Margiela, их головы укутаны обычными обрезами клетчатой коричнево-желтой ткани. Ткань закрывает глаза, и походка их выглядит неуверенной: как идти вперед, если не знаешь, куда идешь? Эта метафора юности, довольно прямолинейная и слишком в лоб, на этот раз работает безотказно. Панковская клетка, для многих ставшая символом молодежного бунта, показывает и его бесцельность, отсутствие четкого направления: тебе хочется кричать, что все должно быть не так, совершенно по-другому, но как именно, никто из вас, со всем не согласных, еще не знает. 

Сама одежда максимально узнаваема. Огромные прямоугольные плащи и куртки, похожие на робы, такие же широкие брюки с узкими топами, обнажающими живот, проеденные молью и давно слишком короткие свитера и вязаные жилетки, наслаивающиеся друг на друга клетчатые рубашки — все это одна униформа, одинаково подходящая и девушкам, и парням. Куда ярче, несмотря на невыдающуюся и неприметную цветовую гамму, смотрятся мешковатые костюмы из шорт и громоздких пиджаков. Они выглядят так, словно переделаны из старых костюмов, доставшихся по наследству от отцов и дедов и давно томившихся в пропахших старостью шкафах. Тяжелые ткани висят на хрупких плечах новых молодых, обрезанные шорты торчат из-под гигантских пиджаков, а из них выглядывают тонкие ножки, которым не вынести, кажется, и груза ответственности за собственную жизнь. На плечи моделям Раф Симонс с какой-то почти жестокостью навешивает и тяжелые цепи — они здесь вместо ручек для сумок. Но это не жестокость, как может показаться на первый взгляд, а всего лишь честность.

Вера Рейнер

25 июня 2015, 09:00

Оставьте комментарий

загрузить еще