Поиск

Как и зачем Faberlic решил запустить собственную линию haute couture

Из масс-маркета — в высокую моду: премьера Faberlic Couture

Текст: Виктор Кириллов


В пятницу в Гостином Дворе собрались все звезды российского глянца, от героинь журнальных обложек до главных редакторов. Повод для встречи был неожиданным: компания Faberlic — да, тот самый российский демократичный бренд косметики, давно вышедший на международный рынок, — запустила собственную кутюрную линию одежды. На премьерный показ Faberlic Couture и съехалась вся Москва. Коллекция, скажем сразу, удалась, и даже те, кто шёл в Гостиный со скепсисом, из зала выходили уже с совсем другим настроем.

Это не первый шаг компании на модном поле — у Faberlic есть собственная линия базовой одежды на каждый день. А в 2016 году бренд начал работать и с именитыми российскими дизайнерами — Аленой Ахмадуллиной и Валентином Юдашкиным. Но речь до этого момента шла всё-таки о pret-a-porter. Коллаборациями крупных компаний из сегмента масс-маркета с люксовыми брендами публику сегодня не удивишь. А вот обратное движение — шаг из ряда вон выходящий: впервые в истории косметический бренд с многомиллионной аудиторией решил выйти на поле высокой моды.

Прекрасно осознавала это и сама команда марки. «Да, это удивительный ход, — рассказывает Андрей Бурматиков, фэшн-директор Faberlic Couture. — Ведь массовые бренды не занимаются haute couture. А мы сделали — совершенно осознанно, чтобы самим себе поднять планку. Как и во многих моментах в бизнесе, решили идти не вслед за кем-то, а поперёк! Нестандартные решения в итоге и приносят результаты.

Да, мы делаем массовый продукт, который улучшает жизни многих миллионов женщин, и к этому подходим с полной ответственностью — даже на уровне масс-маркета всё должно быть круто и качественно. И с кутюрной линией для нас было важно с самого начала сделать всё на высочайшем художественном уровне. Сразу показать, что мы можем и в моде достичь пика, выступать с лучшими».

Haute couture в данном случае — не просто слова. Все вещи в коллекции действительно сделаны вручную, с использованием неожиданных и редких техник, а ткани создавались на той же фабрике, с которой работает, например, Elie Saab. Еще удивительнее, что получилось всё сделать в самые кратчайшие сроки. «Производство заняло около двух месяцев, — рассказывает Андрей Бурматиков. — Хотя на итальянской фабрике нам сперва заявили, что только на задуманные нами жаккарды уйдет минимум полгода — это же сложнейшая работа, шелк с металлом!

К счастью, нам повезло: сам владелец случайно увидел эскизы наших орнаментов и очень воодушевился. Ему понравилось, что мы пришли со сложным, небанальным запросом, и он пообещал сделать всё точно к нашему сроку. Сотрудники фабрики в этот момент, наверное, схватились за головы! Признаюсь, я и сам не ожидал, что всё в итоге сложится. Такая масштабная, непростая работа, к тому же в такие сроки. Жакет с рукавами в боярском стиле нам, например, привезли только за три часа до начала показа — заканчивали вышивку. Но всё вышло идеально, в точности так, как задумывалось, — если посмотрите эскизы, убедитесь, что такими в точности вещи и были. В пропорциях, в принтах, в орнаментах».

Италия — не единственная страна, где побывала команда Faberlic Couture за время работы над коллекцией. Какие-то вещи вручную расшивались в Мумбае, какие-то — в российском Павловском Посаде, где сохранились традиционные техники кутюрного декора: бисерная вышивка люневильским крючком по фатину, вышивка кашемиром в сутажной технике, шитьё гладью.

Но не только ими запомнится дебютная коллекция Faberlic Couture: были на подиуме и сияющие платья в пол, и плетёные платья-сети, и кожаные диско-комбинезоны, и пудровые комбинезоны-чулки, маскирующиеся под испещренную татуировками голую кожу. Украсивший их принт — не просто красивый орнамент.

Он разрабатывался на основе узоров узелкового плетения, появившегося тысячелетия назад. До изобретения письменности именно с его помощью люди обменивались информацией, и все, кто владел этой символикой, считались носителями тайного знания. И хотя сегодня людей, способных расшифровать узелковые «записи», еще меньше, красиво смотрится орнамент и без дополнительных смыслов. Узорчатый комбинезон достался каждой выходившей на подиум модели: их надевали и под вечерние русалочьи платья, и под коктейльные мини, и под брючные костюмы. С последними смотрелись комбинезоны особенно хорошо — как минимум потому, что такой ход легко позаимствовать с показа haute couture и перенести в реальную жизнь.

Оценила этот стилистический ход и Елена Летучая, амбассадор Faberlic: «Мне очень понравились брючные костюмы — уже присматриваюсь к ним. Я, когда смотрю коллекции, всегда думаю, что бы из увиденного надела. У каждого свой профессиональный взгляд: вот со мной рядом сидела Маша Федорова, она сказала: “Это идеально для съемки! И это будем снимать!” А я сразу отметила про себя, в чём и на какое мероприятие пойду. Несколько нарядов мне особенно понравились — даже у меня в голове, хотя я и не редактор моды, рисуются обложки с этими платьями летящими! Ребята — молодцы, постарались, удивили. Честно — удивили».

Стоит ли говорить, что и надела на премьеру телеведущая как раз наряд от молодого кутюрного дома? И она, и другая посланница бренда, актриса Равшана Куркова, красовались в первом ряду в сшитых специально для них брючных костюмах Faberlic Couture. Елена — в молочном, Равшана — в фиолетовом. Можно ли будет купить такие? Сказать сложно, но всё может быть.

Работать Faberlic Couture пока будет по предварительным заказам в формате ателье - как и полагается кутюрным домам.

Оставьте комментарий