Поиск

Новая мужественность в моде: что это такое и у каких марок её искать

Новая мужественность в моде: что это такое и у каких марок её искать

Sensual menswear — направление в мужской моде, которое больше невозможно игнорировать

Текст: Светлана Падерина


Фото: Patrick Church

«В последние несколько лет прогрессивные модные бренды стремятся привлечь новую аудиторию, которая рассматривает гендерные вопросы с большей гибкостью, чем предыдущие поколения», – написал британский GQ в ноябре прошлого года. Но именно большие компании оказываются менее поворотливыми, когда речь идет об отказе от старых принципов: далеко не все из них в настоящий момент готовы вернуть мужчинам право на чувственность и артистичность. Авангардистом sensual-направления можно считать Алессандро Микеле, чья смелость и чувство юмора помогли начать переделку ландшафта мужской моды. Но в большинстве своём эстетский дизайн остаётся уделом локальных марок. Как раз о таких мы и рассказываем.

Wales Bonner

Часто дизайнеры отталкиваются от своих этнических корней, находя, что народы, сохранившие тесную связь с природой, не нагружены социальными стереотипами экономически развитых стран. Для Грейс Уоллес Боннер, родившейся в Лондоне в смешанной семье (её отец вырос на Ямайке, мать —англичанка) и окончившей Central Saint Martins, такой подход к дизайну стал пропуском в мировую моду. В 2016 году девушка одержала победу в престижном конкурсе LVMH Prize, показав свой взгляд на утончённую мужественность и став одним из первых героев этой волны. Поначалу она работала с силуэтными костюмами из сложных тканей вроде бархата и велюра, демонстрируя их на исключительно темнокожих моделях; со временем её эстетика «повзрослела», стала менее театральной, хотя даже простые вещи у неё получаются по-прежнему одухотворёнными. 28-летняя Уолес Боннер оказалась в списке 500 влиятельных людей индустрии по версии Business of Fashion, а это уже немало значит.

Patrick Church

Британец Патрик Черч, живущий и работающий в Нью-Йорке, открыт для разных видов искусства; по сути, одежда, которую он создаёт, становится продолжением его живописных произведений. Калейдоскоп ярких и чёрно-белых, наивных и откровенных рисунков, в которых он исследует тему сексуальности, смешивая её с переживаниями из собственной личной жизни, упорядочиваясь, легко ложится на простые предметы одежды вроде облегающих брюк, маек, пижамных сетов, леггинсов, нижнего белья. Отдельные вещи Патрик разрисовывает вручную: винтажные кожаные куртки или сумки люксовых брендов, превращая их в самостоятельные произведения искусства. Собственно, с этого и началась его увлечение дизайном одежды — как-то он выступал в качестве диджея и, не придумав, что надеть, решил разрисовать свою куртку. В одном из интервью Черч признался, что мечтал бы сотрудничать с Gucci — что ж, это была бы весьма логичная коллаборация.

Bobby Abley

Бобби Абли запустил собственную марку в 2012 году. На старте его поддержал бренд Topman, регулярно выбирающий нескольких талантливых дизайнеров для организации шоу-показа, и с тех пор парень регулярно генерирует поводы для обсуждений. В эпицентре его коллекций – искренность, ирония и наив. Всё это отражает ценности поколения нынешних 30-летних — то ли не успевших повзрослеть, то ли умудрившихся заново впасть в детство со своей любовью к видеоиграм, комиксам, фантастическим сериалам и анимационным персонажам. Обломков поп-культуры в коллекциях Bobby Abley всегда достаточно: то «Звёздные войны», то Ариэль, то кролик Банни, а героем недавней Недели мужской моды стал очаровательный покемон Пикачу, который вышел на поклон вместе с дизайнером, что вызвало волну умиления в инстаграме.

Mowalola

24-летняя Мовалола Огунлеси родилась и выросла в Нигерии — примечательно, что её родители тоже создают одежду, только у себя на родине. Окончила Central Saint Martins, где специализировалась на мужской моде, и получила степень бакалавра с коллекцией, «которая отдает дань уважения её нигерийским корням, явно вдохновлённой психоделикой семидесятых и эротически заряженной», как отозвался о дебюте британский Vogue. Пожалуй, сексуальность — это главное слово в работе Огунлеси. Она не возводит разниц между женской и мужской сексуальностью и уверенно кроит облегающие брюки и леггинсы, напоминающие разлитую ртуть или кожу, позаимствованную у вымышленных животных, ультраоблегающие рубашки с хитроумными вырезами, фетишистские лаковые плащи, снова брюки — на этот раз с ремнём, опоясывающим бёдра, и другие неоднозначные вещи, которые, однако, подкупают своей смелостью и цельностью дизайнерской мысли.

Palomo Spain

«И в эстетическом, и в сексуальном смысле я никогда не чувствовал, что должны быть чёткие различия между мужественностью и женственностью», — признаётся Алехандро Гомес Паломо, запустивший по окончании Лондонского колледжа моды в 2015 году марку Palomo Spain, которая наделала много шума: технологии изготовления мужской одежды в ней соединялись с откровенно женскими силуэтами. С тех пор эстетику Palomo Spain одни встречают с восторгом, другие с возмущением, но оживлённые обсуждения идут только на пользу дизайнеру, нынче представляющему коллекции на Неделе моды в Нью-Йорке. Его новая работа, подготовленная к сезону осень-зима 2019, вдохновлена путешествием «Русских сезонов» Дягилева в Испанию в 1916 году — и действительно, где ещё можно найти импульсы для чувственной мужской моды, как не в балете?

«Наше»

Единственная российская марка в нашем списке основана выпускниками Британки Тимуром Катковым и Олей Челяповой. Это гендерно-нейтральная одежда с эффектом советского прошлого, которое по-прежнему пользуется хорошим спросом. «Вся концепция строится вокруг человека, вокруг нас с вами. Мы хотим понять, как происходит взаимодействие личности со своим внутренним миром и с окружающими реалиями. Нас волнует вопрос внутреннего дисбаланса. Всерьёз рассуждать придется о вопросах гендерной, социальной, сексуальной идентичности, о психологических проблемах», – рассказали ребята в одном из своих интервью. К рефлексии над содержанием коллекций прикладывается внимательное исследование формы: в противовес маркам, использующим советскую и постсоветскую эстетику, дизайнеры не ограничиваются лозунгами и спортивными силуэтами, а увлекаются деконструкцией и элементами ручной работы.

¡Violencia!

Новорождённый проект испанского художника Даниеля Дель Валье, экспериментирующего с разными видами искусств: он делает скульптуры и аксессуары, занимается фотографией и сет-дизайном. В числе любимых материалов Даниеля — живые цветы; их них он создаёт аксессуары и элементы нестандартного макияжа для образов, которые затем запечатлевает на фотографиях. Некоторое время назад Дель Валье сотрудничал с маркой Palomo Spain, оформляя лица и тела моделей цветочными бутонами и лепестками. И вот теперь пришёл к созданию собственной одежды для мужчин, сделанной на основе традиционных техник. Очерченное восклицательными знаками, слово Violencia переводится как «насилие», что призвано подчеркнуть травматичный опыт юношей, отличающихся от остальных.

Charles Jeffrey Loverboy

В 18 лет Чарльз Джеффри переехал из родного Глазго в Лондон, где поступил в Central Saint Martins и с головой окунулся в клубную среду. В его портфолио значится стажировка в кутюрном ателье Christian Dior, но ни диоровская изысканность, ни парижский высокомодный шарм не вдохновили его так же сильно, как артистичная лондонская молодёжь, встречающая «на ура» безумный стиль и взрывоопасную палитру Джеффри. Знаменитый обозреватель Тим Бланкс даже сравнил его с легендой: «Джеффри говорит с молодым Лондоном так, как Александр Маккуин говорил со своим поколением», — выдав молодому дизайнеру невероятный кредит доверия. Парни в плиссированных юбках, в цветных гольфах, в смешных меховых куртках с ушками на капюшонах, в рубашках из прозрачной органзы, в драпированных платьях, масках и шляпах — весь этот карнавал действительно увлекает молодое поколение, стремительно рушащее стереотипы.

Оставьте комментарий