Поиск

Самое интересное из паблик-тока Екатерины Дарма, Александра Перепелкина и Вики Газинской

Самое интересное из паблик-тока Екатерины Дарма, Александра Перепелкина и Вики Газинской

Главный редактор Buro., бренд-директор Farfetch и фэшн-дизайнер обсуждали осознанность в моде как ключевой тренд 2019 года

Текст: Buro 24/7


18 марта в рамках фестиваля культуры Buro. New Cool состоялся паблик-ток, в рамках которого главный редактор Buro. Екатерина Дарма, дизайнер Вика Газинская и бренд-директор Farfetch, основатель агентства Lunar HARE Александр Перепелкин обсудили осознанную моду — один из ключевых трендов 2019 года в модной индустрии. Модераторами выступили Ирина Родионова и Елена Кузина (МГИМО). 

Екатерина Дарма — о важных тенденциях индустрии

Мы живём в интересное время, когда всё меняется буквально на наших глазах. Главный тренд, который невозможно игнорировать, — осознанность. От того, какую информацию мы потребляем, до того, что и как мы покупаем. Недавно я читала интервью десятилетней давности гендиректора одного бренда: он рассказывал о том, что все непроданные коллекции марки по итогу сжигаются. Не распродаются с большими скидками, а именно сжигаются — чтобы сохранить позиционирование марки на топовых позициях. На момент интервью это такая позиция звучала гордо — сегодня подобное заявление повлекло бы за собой травлю бренда в информационном пространстве. Сейчас главная повестка — это этичное производство и новые технологии, которые должны сохранить ресурсы нашей планеты. Недавно Burberry, например, объявил, что к 2025 году минимизируют — если не откажутся полностью — от пластика в производственном процессе.

Вторая тенденция — «сторителлинг». За всем должна быть идея. Аудитория устала потреблять всё подряд, консьюмеристская модель устарела, и мы снова стоим перед важностью осознанного потребления. adidas выпускает кроссовки из океанического мусора, Stella McCartney — платья из высокотехнологичного суперпрочного шёлка. Ещё один важный тренд — архивные вещи. Компания Farfetch недавно сделала коллекцию архивов марки Montana, Ким Кардашьян выбирает архивные платья Versace и Mugler. Растёт количество resale-платформ, и сейчас уже не стыдно продавать или покупать бывшие в употреблении вещи.

Также заметна тенденция на локальность: сегодня мы охотнее поддержим местного производителя, чем купим вещь у международной корпорации. К месту будет вспомнить энтузиастов, которые недавно выкупили фабрику «Крестецкая строчка» и восстановили производство. Теперь старинная вышивка появляется, например, в кутюрной коллекции Ульяны Сергеенко.

Александр Перепелкин —
об изменении сознания покупателей
и самих брендов

В моём детстве вся история про экологию была связана с Greenpeace и агрессивными активистами. Сейчас наступила эпоха теории малых дел, когда люди маленькими шагами идут к большой цели. А ещё важно, чтобы твои действия были позитивными, только так можно чего-то добиться.

Активнее всех по направлению к осознанному будущему двигаются шведы. Года два назад представители обувной марки Vagabond провели исследование и поняли, что если они не начнут перерабатывать обувь (а это самый сложный продукт для переработки!), то к 2035 году будет просто не из чего делать новую обувь. Ты можешь жить и надеяться, что всё рассосется само, либо одуматься и начать действовать. Так, каждый потребитель может ответить себе на вопрос: «Действительно ли я хочу футболку, которая стоит дешевле чашки кофе? И буду ли я её спокойно носить, не зная, из чего она сделана, использовался ли детский труд при её производстве и т. д.?»

Лично для меня особым триггером стал выход двух журналов. Первый — National Geographic. Я думаю, вы все помните обложку, где айсберг в океане превращается в огромный пакет, довольно известная обложка, там была дикая съёмка. Второй журнал — Porter, весь летний номер которого посвятили пластику в мировом океане. В нём в первую очередь речь шла о компании Parley — это некоммерческая организация, основанная в Нью-Йорке, и у них подход не такой агрессивный, как у Greenpeace. Так, они придумывают модные вещи и показывают, что ваши небольшие шаги могут привести к большим переменам. Ещё они устраивают вечеринки, в конце которых нужно придумать один шаг к sustainability и пообещать его совершить. Я после одной из таких вечеринок решил отказаться от пластиковых трубочек.

Вика Газинская — об осознанности в рамках своего бренда и вне его

Вопрос «Как я могу помочь в решении глобальных проблем?» я задавала себе ещё в детстве. Всегда думала о том, что лично я могу сделать, чтобы немного изменить этот мир в лучшую сторону. Каждый может взять пакет и собрать в него бутылки, которые валяются на пляже, — это будет микровклад. Наверняка каждый из нас ходит в спортзал, где можно налить воды из кулера в пластиковые стаканы. Люди выпивают глоток и выбрасывают стакан, потом берут ещё, и за раз они выбрасывают 5–10 стаканов. А теперь умножьте это на спортзалы по всей России и по всему миру  — и вы ужаснётесь. Есть хороший фильм «Свалка», в нём известный художник Вик Мунис привлекает внимание к самой большой мусорной свалке в мире, расположенной на окраине Рио-де-Жанейро, и к людям, которые на ней живут и сортируют отходы. Если каждый хоть как-то минимизирует потребление пластика, это поможет отсрочить превращение всего мира в такую свалку. Каждый может пойти в супермаркет со своей сумкой и не брать пластиковый пакет. Вариантов сделать мир прекраснее множество. Главное — начать с себя. Я уже давно не рисую эскизы на чистых листах бумаги. У меня всегда есть «вторичка», которую другие привыкли рвать. А я рисую на ней, потом вырезаю удачные эскизы, приклеиваю их на ещё один лист, который с изнанки уже испорчен.

Я вегетарианка с 16 лет и в своей работе изначально не использовала кожу и мех. Я сказала себе, что если я захочу отучить 10, 50 и даже 100 человек носить натуральный мех, то я должна придумать классную модную шубу. Мы это делаем, и я рада, что много компаний сегодня отказываются от натурального меха. И верю, что Hermès когда-нибудь выпустит свою знаменитую сумку не из крокодиловой кожи, а из 100%-ного экоматериала.