Поиск

Новое имя: Kaloskagathos.xxi — пригоршни жемчуга в ушных раковинах

Новое имя: Kaloskagathos.xxi — пригоршни жемчуга в ушных раковинах

Подготовила: Алена Галкина


 

 

Следить за небольшими локальными марками нам интересно так же, как и за громкими брендами. Новый герой рубрики «Новое имя» — Аня Кольцова, основательница винтажного магазина More is More, которая месяц назад запустила марку украшений Kaloskagathos.xxi — этичную и внегендерную.

 

 

 

 

 

 

«Калоскагатос» (с древнегреческого — καλὸς κἀγαθό) — античное понятие идеального человека. Он хорош собой, добр к другим, ироничен к себе, увлекает в беседе, талантлив в песне, пылок в бою и страстен в любви. Все добродетели в нем взаимосвязаны — они естественны, а не культивированы этикой, модой и моралью. Древнегреческое слово со мной уже лет десять, с момента, когда я начала изучать классическую археологию в университете. «XXI» в названии марки — переосмысление идеальных качеств через призму современности. Современного человека заботят не количество карат на пальце, а этичность их происхождения. Он мыслит вне стандартов красоты. Он не закрывает глаза на важность вопросов личного выбора и гендерного равенства. Этичное производство, дизайн вне гендера, другая красота — эти ценности лежат в основе моей марки.

 

 

 

Год основания:
2019

Сколько стоит:
6 500 — 9 500 рублей

Инстаграм
@kaloskagathos.xxi

Где купить:
kaloskagathosxxi.com

 

 

 

 

Я поддерживаю идею этичности производства — стараюсь использовать переработанные материалы и работаю с локальными ювелирами. Первая коллекция Kaloskagathos.xxi сделана из бронзы и жемчуга. Она маленькая, всего десять украшений — зато все изделия можно легко комбинировать между собой (и именно так они смотрятся более выигрышно). Лично я сочетаю моносерьги с жемчугом в ушной раковине и кафф из расплавленного металла (я насчитала как минимум пять разных способов, как можно его носить). С пальцев не снимаю мизинчиковое кольцо Ooze и тонкое Erratum. У изделий сырые, предельно естественные природные формы — это не украшение тела, а его продолжение. Смотрятся они максимально эротично: так говорят и девушки, которые носят украшения, и мужчины, которых сводят с ума пригоршни жемчуга в ушных раковинах. Следующая линия Kaloskagathos.xxi будет из бронзы, цитринов и изумрудов — все камни найдены в единственном экземпляре, и каждое изделие будет уникальным. В планах запустить производство золотых изделий — для тех, у кого аллергия на бронзу. Также хочется начать работать с фермами этично выращенного жемчуга.

 

 

 

 

 

 

Я провела счастливое детство во Владивостоке — море, леса, горные расщелины. С пяти лет занималась морской охотой. Полгода прожила в Японии: там совершенно по-другому смотрят на мир, там у меня и стерлись границы, установленные постсоветским провинциальным городом. Я изучала искусствоведение в Риме — конечно, вся эта итальянская нега, их особенная сексуальность пропитали мое сознание и повлияли на то, что я создаю. Обожаю их морщинистые, прожаренные на солнце южные тела, завешанные украшениями. Восхищаюсь органичным увяданием их архитектуры, растоптанными апельсинами на асфальте осенью. Там во всем столько свободы, столько секса! В университете у нас было много лекций об эротике Ренессанса. На последнем курса я немного работала с местным художником Алессандро Пианджиаморе, чья философия эфемерности красоты сильно повлияла на меня. У него, например, есть серия скульптур Primavera Piangiamore — он переправлял старые бутыльки от духов в большие стеклянные капли свободных форм. Мне близки идеи художников Джеймса Таррелла и Олафура Элиссона. Из ювелиров восхищаюсь Аланом Крочетти, Джоан Берк и Карлом Фричем.

 

 

Оставьте комментарий