Поиск

#tbt: дизайнер, у которого Рей Кавакубо подсмотрела идеи для своей культовой коллекции 1997 года

О том, что вы могли не знать про Body Meets Dress, Dress Meets Body

Текст: Ирина Дубина

Коллекция Comme Des Garçons весна-лето 1997 Body Meets Dress, Dress Meets Body считается одной из основных вех современной истории моды. Ее нередко называют канонической: использовав подушечки и подкладки, которые создавали иллюзию гипертрофированных наростов на телах моделей, Рей Кавакубо представила своеобразную скептическую пародию на бытовавшие в то время стандарты и каноны идеального женского тела. Коллекцию неофициально прозвали lumps and bumps — «бугры и шишки». В книге Comme Des Garçons: Unlimited Кавакубо рассказывала: «После долгого поиска и обдумывания идей я вдруг поняла, что хочу показать, как тело может превратиться в одежду, а одежда — в тело. Это была попытка создать нечто принципиально новое». Только мало кто помнит, что оригинальная коллекция Lumps and Bumps была создана почти на 10 лет раньше малоизвестным британским дизайнером Джорджиной Годли.

Georgina Godley, «Lump and bump» AW 1986

Годли начала работать в индустрии моды в конце 1970-х — сперва как иллюстратор и фриланс-дизайнер, затем в 1981-м вместе со своим другом и коллегой Скоттом Кроллой открыла в Лондоне, на Довер-стрит, модный магазин Crolla. В 1986-м Годли запустила собственный бренд одежды. Ее первая коллекция, показанная в том же году, ставила под сомнение транслируемый Тьери Мюглером и Аззедином Алайей гиперсексуализированный женский образ, а главной фишкой Lumps and Bumps стали... подушечки и подкладки, которые Годли использовала для создания неестественных выпуклостей на одежде. Ее работа была откликом на идеи, которые по другую сторону Ла-Манша примерно в то же время озвучивали пришедшие на парижские подиумы японские дизайнеры: женщина не обязана соответствовать культивируемым мужчинами идеалам красоты, ее тело — ее дело. На создание коллекции дизайнера вдохновили отчасти изображения богини плодородия Венеры Виллендорфской, отчасти — девушки с картин Яна Вермеера. И хотя Lumps and Bumps стала ярким феминистическим высказыванием в моде и представляла собой принципиально новый подход к визуализации тела, имя Джорджины Годли так и не стало известно широкой публике.

Comme Des Garçons весна-лето 1997, «Body Meets Dress, Dress Meets Body»

Любопытно, что при анализе той самой коллекции Comme Des Garçons практически никогда не упоминается Lumps and Bumps 1986 года, да и сама Кавакубо ни разу не обозначала работу Годли как источник своих идей. Возможно, дизайнеру действительно не приходилось видеть «бугры и шишки» в исполнении своей коллеги — кто-то угадывает в Body Meets Dress, Dress Meets Body отсылки к фильму Тэруо Исии «Кошмарные уроды» 1969 года с его изображениями мутировавших после ударов атомной бомбы людей. Безусловно, совпадения могут быть случайны, но на фоне все более частых рассуждений о вторичности современной моды и историй в духе «не украла, а вдохновилась» схожесть коллекций Годли и Кавакубо приобретает новые смыслы. Хотя, возможно, все дело в коллективном бессознательном.

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

  • Фоторедактор:
    Нина Расюк
  • Фото:
    vogue.com

Оставьте комментарий

Загрузить еще