Поиск

Воровство или искусство: Dior, Celine и Prada

В чем разница между копипастом и переосмыслением идеи?

Воровство или искусство: Dior, Celine и Prada

Поиски того, кто, что и у кого подсмотрел и передрал — это любимая забава фэшн-тусовки. Как только заканчиваются сезонные показы, фотографии коллекций просеиваются буквально сквозь сито и в блогах на tumblr, blogspot и wordpress появляются посты в жанре "а вот посмотрите — точно такая же юбка, только 1968 года". На этот раз таких историй оказалось несколько, причем с самыми громкими фигурантами — Рафом Симонсом, Фиби Файло, Миуччей Прадой.

Воровство или искусство: Dior, Celine и Prada (фото 1)

Грейс Келли в платье Edith Head и Christian Dior весна-лето 2013

Рядом с платьем с пышной юбкой в голубых розах из финальной части коллекции Christian Dior весна/лето 2013 появилась фотография платья с подобными розами Edith Head, рядом с серым пальто Céline из последней коллекции осень/зима 2013-14 – фото точно такого же пальто Geoffrey Beene, а рядом с вездесущими манто и жакетами в цветочек из весенне-летней коллекции Prada – модные съемки 60-х, где на пальто и жакетиках Courrèges очень похожие не то маки, не то маргаритки. Вроде бы впервые эту подборку выложил в своем сатирическом блоге HumorChic миланский художник, язвительный карикатурист и борец за права животных Александро Паломбо – а уже оттуда она стремительно распространилась по всему интернету. Он же изобразил Симонса, Файло и Праду в виде крыс, попавшихся в мышеловку, где вместо сыра – лейблы Edith Head, Geoffrey Beene и Courrèges.

Воровство или искусство: Dior, Celine и Prada (фото 2)

Эта история, оказавшаяся достаточно резонансной, – хороший повод ответить на вопрос, а что же такое современная мода в пост-постмодернистском мире, насквозь интертекстуальном, состоящем из цитат, аллюзий и реминисценций. Современная мода, уже с начала 90-х не производящая ничего принципиально нового, но постоянно перетасовывающей все декады XX века. И для начала стоит разобраться с одним из ключевых ее понятий, inspiration, что по-русски принято переводить с некоторым избыточным пафосом как "вдохновение".

Совершенно неважно, обращается ли дизайнер к архивам того дома, для которого сейчас делает коллекции, или к чужим архивам. Во-первых, не у всех есть почти 100-летняя история. Во-вторых, мы живем в глобальном мире, где принцип свободы доступа к информации скоро победит окончательно – уже даже на профессиональных fashion выставках и салонах вроде Tranoï или Pitti никто ничего не скрывает, и почти все разрешают фотографировать. Важно только одно – каким образом и для каких целей используется заимствованный материал.

Воровство или искусство: Dior, Celine и Prada (фото 3)

Prada весна-лето 2013 и Courrèges 1967

Что же делать, если у Миуччи Прады нет никаких архивов, кроме тех, что она сама себе накопила? Что страшного в том, что она обращается к феноменальному модельеру Андре Куррежу в поисках того самого "вдохновения"? Да, абсолютно ничего. А вот то, что она способна взять и соединить Куррежа, которого за его строгий конструктивизм называли "Ле Корбюзье", с японскими девочками-каваи, с собственным стилем начала 90-х, а в результате получить нечто столь созвучное массовым ожиданиям, что от него просто проходу нет, – вот это феноменально.

Воровство или искусство: Dior, Celine и Prada (фото 4)

 Courrèges 1967 и Prada весна-лето 2013

Что представляет собой платье Edith Head? Красивое, стилистически цельное нарядное платье с однотонным верхом и набивной юбкой – и ничего больше. Что делает Раф Симонс? Он соединяет пышный классический кринолин в крупных розах, сделанный, впрочем, из шелка, похожего на флуоресцентную высокотехнологичную пленку, с суровым обтягивающим черным верхом как у балетного трико. И этот очевидный диссонанс создает острый и современный образ, не имеющий ничего общего с первоначальным платьем.

Воровство или искусство: Dior, Celine и Prada (фото 5)

Christian Dior весна-лето 2013

Самый неочевидный — и самый интересный — случай со злополучным пальто Céline, вокруг которого поднялся самый большой шум. Один бог знает, как попало фото серого пальто Джефри Бина на mood board к Фиби Файло, и из каких сентиментальных соображений она решила его воспроизвести почти дословно. Но вряд ли потому, что у нее просто не было собственных идей, – ничего из ее предыдущей биографии не дает возможности заподозрить Фиби в творческой беспомощности и плагиате. Впрочем, при довольно точном цитировании Файло сделала несколько принципиальных изменений. Прежде всего, ее серое пальто используется как кейп, и его завязанные на груди рукава выполняют чисто символическую функцию – это изящный деконструктивистский акцент, напоминающий скорее о Ямамото и Кавакубо, нежели о Джефри Бине. Кроме того, она соединила его с серыми же ботфортами, обтягивающими ногу как чулок. А, как учит нас современное искусство, значение целого меняется и в зависимости от контекста, в которое оно помещено, и от расположения его составных частей. В результате получился очень концептуальный образ женственности, заслоняющейся от мира, оберегающей свою хрупкость и мягкость, – в то время как у Geoffrey Beene было просто тонкое свободное шерстяное пальто.

Воровство или искусство: Dior, Celine и Prada (фото 6)

Geoffrey Beene  2004 и Céline осень-зима 2013

Любое заимствование приобретает смысл, когда есть некоторый стилистический сдвиг: изменение пропорций, смещение акцентов, преобразование контекста. Тогда копирование превращается в творческий процесс, в то самое «вдохновение», вместо плагиата появляется художественный жест. И даже в таких, прямо скажем, малохудожественных заимствованиях, как у Moschino, которые довольно механически перерисовали модели все того же Андре Куррежа, есть практический смысл: в результате вы имеет возможность получить почти точную копию винтажного Куррежа, найти которого в оригинале очень непросто.

Воровство или искусство: Dior, Celine и Prada (фото 7)

Andre Courrèges 1966/1967 

Воровство или искусство: Dior, Celine и Prada (фото 8)

Moschino весна-лето 2013

Совсем другая история, когда современные дизайнеры передирают друг у друга, – например, когда на показах в Нью-Йорке мы видим то, что сезоном ранее Миучча Прада показала в Париже. Чемпионом тут был, конечно, Николя Гескьер — в интернете полно роликов, демонстрирующих многочисленные заимствование из его коллекций, которые делали "коллеги по цеху", причем самые вроде бы заслуженные. Это уже не проблема использования того или иного фасона и элемента в своих вполне концептуальных целях – это проблема отсутствия собственных целей и идей. И вот тут как раз и проходит водораздел: если дизайнер отбирает чужое, нужное ему чтобы создать нечто новое вокруг собственной идеи, то он – художник, а если он дергает понемножку там и сям, чтобы создать видимость чего-то оригинального и замаскировать полное отсутствие собственных концепций, то он в лучшем случае талантливый менеджер. Что, кстати, тоже неплохо само по себе, но к моде имеет только опосредованное отношение.

Воровство или искусство: Dior, Celine и Prada (фото 9)

Andre Courrèges, 70-е

Елена Стафьева

10 апр. 2013, 12:20

Оставьте комментарий

загрузить еще