Поиск

Почему моде и политике не суждено быть вместе

Только развод

Почему моде и политике не суждено быть вместе
Наш новый автор Евгений Рабкин рассуждает о том, почему, несмотря на регулярные заигрывания дизайнеров с политикой, последней в моде явно не место

Недавно несколько американских дизайнеров публично выступили в поддержку Хиллари Клинтон, когда та объявила о своем намерении баллотироваться на пост президента США в 2016 году. Среди поддержавших были и такие яркие личности, как Диана фон Фюрстенберг и Прабал Гурунг. На уровне отдельно взятого человека подобные жесты политического одобрения легко объясняются ответственной гражданской позицией. Но есть ли смысл в таких жестах со стороны модных дизайнеров? Есть ли в моде место политике?

Во время прошлогоднего весенне-летнего показа Chanel Карл Лагерфельд устроил псевдофеминистский протест. Парижане любят митинги и протесты: это уже даже стало своего рода традицией — отстаивать свои права и свободы на улице. Чтобы эту традицию почтить, в Гран-Пале Лагерфельдом была воссоздана парижская улица, по которой модели прогуливались с транспарантами и выкрикивали в громкоговорители фейковые лозунги. Но самым фейковым во всем шоу была, конечно, поддержка феминизма.

Почему моде и политике не суждено быть вместе (фото 1)

В интервью после показа Лагерфельд говорил: «Моя мать была довольно рьяной феминисткой, и мне в детстве казалось, что это более чем правильно. Сегодня мне не особо важно, поддерживают эту идею люди или нет. Это моя идея. Мне нравится думать о феминизме как о чем-то легком и беззаботном, а не как о движении, которое делает из женщин водителей грузовиков».

Почему моде и политике не суждено быть вместе (фото 2)

Но в этом-то и загвоздка. Феминизм далеко не беззаботная игра, так же как и политика вообще. Это серьезные вещи, которые влияют на жизни людей. Мода по самой своей сути не способна не то что решать поставленные перед обществом глобальные проблемы, но и даже правильно их выражать. Тем не менее, бессвязно и ситуативно используя язык и символику политических движений, мода создает иллюзию действия, иллюзию перемен, усыпляет людей и заставляет их думать, что они делают что-то значимое, в то время как они не делают ровным счетом ничего.

Идеалы феминизма были совершенно извращены поп-культурой вообще и модой в частности. В наши дни полуобнаженные старлетки пытаются скрыть пустоту в своих головах за феминистскими утверждениями, которые теряют всякий смысл от бесконечных повторений. Я говорю о таких изъезженных понятиях, как «расширение прав и возможностей», «свобода» и мое любимое «повышение уровня информированности», — сегодня об этом говорят все, а значит, ценности в этих словах становится все меньше. Специалисты по связям с общественностью проводят едва ли не коучинг-сессии, вкладывая в уста своим подопечным правильные и важные, на их взгляд, формулировки смысла жизни. Так, согласно Бейонсе, девушки правят миром, и для этого им нужно всего лишь ритмично трясти попами. Что же касается моды — читайте выше...

используя язык и символику политических движений, мода создает иллюзию действия, иллюзию перемен, усыпляет людей и заставляет их думать, что они делают что-то значимое, в то время как они не делают ровным счетом ничего

Мода несерьезна и даже фривольна по своей сути. Она очень непостоянна и, как справедливо заметил Карл Лагерфельд, беззаботна. Она может даже быть удручающей в своей помпезности. Но в то же время именно мода способна отвлечь от всех политических кризисов, о которых вещают в новостях 24 часа кряду. Мы понимаем, что не способны как-то повлиять на ситуацию в мире, не способны справиться с проблемами и конфликтами, и вот в нас уже растет и крепнет чувство вины по поводу собственных беспомощности и никчемности. Именно в такие моменты, когда чувство вины за невозможность спасти мир в нас уже кажется абсолютным, нам нужна передышка. И тогда на авансцену выходит мода со всей своей несерьезностью, давая нам возможность переключиться. Это не значит, что мода пуста и бессмысленна или что она непростительно далека от реальной жизни. Это лишь означает, что смысл моды в чем-то другом  не только в том, чтобы отражать реальную жизнь...

Почему моде и политике не суждено быть вместе (фото 3)

Долгое время мода играла вторую скрипку в искусстве, а большая часть искусства в целом развивалось под серьезным политическим влиянием. Но дизайнерам захотелось выйти из тени, победить собственную второстепенность и начать делать что-то действительно важное, что-то, что может менять мир и при этом оставаться творческим по своей сути. Видимо, решение совместить с модой политику показалось самым логичным: если ты хочешь создавать что-то большее, чем коктейльные платья с сумочками, ты должен заняться общественной деятельностью. Что ж, вполне резонно. Вспоминается один из эпизодов современной модной истории — показ в 2002 году мужской весенне-летней коллекции Рафа Симонса. Модели в шарфах-балаклавах и футболках с дерзкими слоганами ходили по подиуму босиком и с факелами в руках. Выглядело все это как политическое заявление. Но если копнуть чуть глубже, то шоу было не о политике как таковой, а об отчужденности современной молодежи. Послание, отправленное нам дизайнером, было не политическим, а социально-культурным.

Это не значит, что мода пуста и бессмысленна или что она непростительно далека от реальной жизни. Это лишь означает, что смысл моды в чем-то другом  не только в том, чтобы отражать реальную жизнь...

Мировая история искусства не испытывает недостатка в произведениях, фиксирующих политические взгляды своих творцов: от полотен Гойи с изображениями наполеоновских баталий до работ, вышедших из-под кисти Отто Дикса, на которых были подробно воссозданы ужасы Первой мировой войны. Но разве имели произведения упомянутых авторов хоть какое-то реальное политическое влияние? Вряд ли. В одной из своих книг культуролог Роберт Хьюз очень справедливо заметил, что картина Пикассо «Герника», безусловно, выдающееся произведение искусства, однако она не остановила ни одного выстрела во время гражданской войны в Испании. А когда искусство начинают в своих целях использовать диктаторы, тогда оно вообще очень быстро теряет свой первоначальный смысл и превращается в китч и инструмент пропаганды.

При всей своей созидательности мода не может сравниться по мощи и влиянию с искусством просто потому, что она располагает весьма ограниченным набором выразительных средств. Не так уж много вы можете сказать, используя ткань, нитки и ножницы... Даже во время дефиле дизайнеры все равно не могут выразить свои идеи настолько четко, чтобы у модной публики не возникло недопонимания. В 1995 году Александр МакКуин показал свою скандальную осенне-зимнюю коллекцию «Поруганная Шотландия», посвященную англо-шотландской резне, случившейся в XVIII веке. Но многие критики его не поняли и обвинили в романтизации насилия. «Женоненавистничество МакКуина позорит моду» — так написала тогда обозреватель The Guardian Салли Брэмптон.

В конце концов дизайнерам приходится признавать, что они просто продают дорогую одежду хорошо обеспеченным людям. Вы можете размещать на своих вещах слоганы и любые картинки, но ваше сообщение, даже если оно очень сердечное и искреннее, все равно останется бесполезным. Более того, над ним могут еще и посмеяться. Когда Жан-Шарль де Кастельбажак поместил на платье портрет президента Обамы, а Sonia Rykiel разместила его же имя на свитере, газета The Telegraph сразу назвала оба наряда «аляповатым безвкусным памятником Бараку Обаме», что, собственно, было недалеко от истины.

Почему моде и политике не суждено быть вместе (фото 4)

Если то, что вы делаете, несерьезное занятие, то и вы сами несерьезный человек — так считает общество. Но в действительности все намного сложнее. Несмотря на то что мода аполитична, это не означает, что она против политики. Мода может быть легкомысленной и забавной, но при этом не скатываться в инфантилизм. Заигрывая с политикой, мода «мошенничает»: она отвлекает внимание от реальных проблем, создавая иллюзию, что, выпуская на подиум моделей с транспарантами или рисуя каракулями слоганы на майках, мы можем изменить мир. В итоге мы оказываем плохую услугу и моде, и политике.

Маркс однажды перефразировал Гегеля, сказав, что история повторяет себя дважды: первый раз как трагедия, а второй раз как фарс. В моде достаточно фарса и без привлечения политики. Поэтому лучшее решение для обеих сторон — развод.

Евгений Рабкин

15 июня 2015, 15:30

Оставьте комментарий

загрузить еще