Поиск

Новый нежный пол: кто пришел на смену мачосексуалам

Почему секс больше не продает

Новый нежный пол: кто пришел на смену мачосексуалам
Осенне-зимняя неделя мужской моды во многом оказалась поворотной: стало окончательно ясно, что гипертрофированная маскулинность сдала позиции, уступив место юношеской чувствительности. Надушенные платки и воздушные банты перестали быть спутниками исключительно романтичных барышень, а мужчины прекратили бояться говорить о своих чувствах вслух. Как это произошло и чего ждать дальше, разбирается наш лондонский автор Сильвия Бомбардини

Это случилось в начале глобального экономического кризиса: метросексуалы окончательно исчезли с улиц, модных показов и из наших грез. Мужчинам надоело заниматься самолюбованием и разыгрывать нарциссизм, да и возможностей для этого резко поубавилось. Суровые времена призывали к демонстрации силы, и это по-новому сформировало мужскую моду и образ жизни — с 2009 года по настоящее время.

На сцену вышел другой герой — практичный рыцарь, одетый так, чтобы ему было максимально комфортно «служить и защищать»: в майку-«алкоголичку» и брюки-карго от Gap. Одновременно с этим родился и новый термин — «мачосексуал». И эти новые герои стали секс-символами нового времени. Мы видели их повсюду: на билбордах, в рекламе парфюмов и нижнего белья, держащими в своих крепких мужских объятиях хрупких и трепетных красавиц. Они брутальны и подчеркнуто сексуальны, а секс, как мы с вами знаем, всегда был отличным двигателем торговли. Но насколько актуальна эта гипертрофированная маскулинность сегодня?

В наши дни мачосексуалы подверглись существенной коррекции. Причем за дело взялись женщины, видимо, разочарованные невыполненными обещаниями своих мускулистых героев. Теперь девушки, уставшие от ролей трепетных красавиц за своими «каменными стенами», критикуют образ альфа-самца и отпускают в его адрес колкости, называя мачосексуала жертвой поп-культуры, — так, к примеру, поступает Эйза Джоксон в своем перформансе Macho Dancer. Поддерживают новую тенденцию и героини музыкальной индустрии, где сейчас тоже активно распространяются идеи гендерной амбивалентности, — примером тому стали популярные в Интернете «бесполые» исполнительницы Syd tha Kyd и Boychild.

Новый нежный пол: кто пришел на смену мачосексуалам (фото 1)

Неудачи мачосексуальности подвигли на ответный шаг и некоторых молодых людей. В то время как девочек с ранних лет учат быть беспомощными принцессами и мило улыбаться, мальчиков учат не плакать, потому что настоящие мачо, даже если им всего пять лет, такого себе не позволяют. Их стыдят за эмоциональную открытость и требуют не проявлять своих чувств, быть жесткими и все держать под контролем — неудивительно, что для многих мужчин, уже взрослых и давно выросших из своих детских штанишек, эмоции остаются чем-то запретным и стыдным, что ни в коем случае нельзя демонстрировать на публике. Женщины в течение уже столетий борются за право быть сильными и принимать собственные решения, не ища одобрения «свыше», от мужа. Мужчины же начинают делать первые осторожные шаги в борьбе за свое право на слабость прямо сейчас. 

В Нидерландах набирает популярность «обнимательная терапия», точь-в-точь такие же вечеринки становятся все массовее в Нью-Йорке: посетителям разрешено заключать друг друга в объятия, но не целоваться. В Японии «новые нежные» называют себя sōshoku danshi, «мужчины травоядные».  Это парни, которые не интересуются «мясом», — и мы сейчас говорим не об их гастрономических предпочтениях. Во время опроса 2010 года  японские «вегетарианцы»  составляли  36 % среди всех подростков страны от 16 до 19 лет, и этого было достаточно, чтобы обеспокоить государство, волнующееся за снижающуюся рождаемость. 

ЖЕНЩИНЫ В ТЕЧЕНИЕ уже СТОЛЕТИЙ БОРЮТСЯ ЗА ПРАВО БЫТЬ СИЛЬНЫМИ И ПРИНИМАТЬ СОБСТВЕННЫЕ РЕШЕНИЯ. МУЖЧИНЫ ЖЕ НАЧИНАЮТ ДЕЛАТЬ ПЕРВЫЕ ОСТОРОЖНЫЕ ШАГИ В БОРЬбЕ ЗА СВОЕ ПРАВО НА СЛАБОСТЬ ПРЯМО СЕЙЧАС

Новый нежный пол: кто пришел на смену мачосексуалам (фото 2)

Хотя последний пример может казаться крайностью и, скорее всего, связан в первую очередь не с общемировыми тенденциями, а с особенностями японской культуры, в совокупности все это заставляет задуматься. Бесконечные двойные смыслы и сексуальные подтексты, похоже, наконец утомили и Восток, и раскрепощенный и «озабоченный» Запад. Даже American Apparel, сделавшие имя на вызывающе откровенной рекламе, сменили стратегию. Раньше в новостях название бренда мелькало из-за запрета на публикацию очередной их рекламной кампании или из-за манекенов с лобковыми париками — теперь же последней вестью от American Apparel оказывается то, что в своем интернет-магазине они в Photoshop замазывают соски девушек-моделей, демонстрирующих нижнее белье. Не скроем, что эта новая стратегия отчасти стала результатом бесконечных скандалов вокруг основателя и управляющего компании и последовавшей его отставки, но в то же время совпала с изменением общественных норм. Поколение «миллениалов» перестало реагировать на прежние тактики: секс совсем необязательно находится на вершине наших желаний. Вероятно, мы почти готовы отбросить окончание -сексуал.

Сексуальные изображения сопровождают современных людей повсюду — и демонстративная, навязчивая сексуальность начинает восприниматься как назойливый шум, который мозг постепенно учится игнорировать

Это не означает, что секс больше не продается и не продает, — воззвание к основным человеческим инстинктам будет работать всегда. Но для поколения Y, выросшего в годы сексуальной свободы, это потеряло остроту: после стольких лет практически вседозволенности у нас понизился порог чувствительности. Средневековый рыцарь упал бы на месте как молнией пораженный, увидь он щиколотку своей прекрасной дамы, мелькнувшую из-под пышных юбок, — а мы уже видели все и даже больше на обложке журнала Paper. Соблазнительное фото, которое заставило бы предыдущее поколение краснеть, не значит для нас ничего особенного.

Сексуальные изображения сопровождают современных людей повсюду: с помощью голых тел продают и джинсы, и модные журналы, и билеты на концерты, и бургеры, и бытовую технику — и демонстративная, навязчивая сексуальность начинает восприниматься как назойливый шум, который мозг постепенно учится игнорировать.

Новый нежный пол: кто пришел на смену мачосексуалам (фото 3)

В том, чтобы просто показать миру очередное красивое тело, больше нет ни особенной смелости, ни вызова. Но еще не все потеряно: скромную отвагу можно найти в обнажении не столько тела, сколько той чувственности, эмоциональности и хрупкости, которые раньше принято было замалчивать, — и касается это в первую очередь мужчин.  Набирает обороты наметившаяся тенденция и во время мужских недель мод. Эта идея может казаться неприятной для консервативного высшего эшелона, но она нашла путь на те подиумы, которые зрители полюбили как раз за склонность к вызовам. Например, Hood By Air — марка, без сомнений, прогрессивная. Весенняя коллекция HBA, как сообщают Style.com, была задумана не только как «комментарий по разбору «мачизма», но и ни больше ни меньше как исследование того, что вообще означает «быть мужчиной». А другой молодой дизайнер, Крейг Грин, вывел на подиум юношей в свитерах с вырезанными круглыми отверстиями прямо на солнечном сплетении, привлекая внимание к «самой незащищенной части тела».

В новом осенне-зимнем сезоне присоединились к движению и именитые модные дома: все наверняка помнят романтических юношей с осенне-зимнего показа Gucci, вызвавшего самую противоречивую реакцию у публики. Но самым ярким высказыванием недели мужской моды стало шоу Rick Owens — об этом показе написали даже издания, от моды совершенно далекие, предсказуемо отнеся новость в разряд курьезов. Но за провокациями Рика Оуэнса всегда стоят большие идеи: пока девушки застегивают форму, парни выставляют чувства напоказ — откровенно и в том виде, на который они не отважились бы еще совсем недавно. Мужская нагота, как показывает Оуэнс, может быть представлена без какой-либо сексуальной подоплеки и демонстрации воинственности. Это история не доминирования, а нежности — тоски по возможности говорить о своих чувствах вслух и больше не прятаться за рассыпающимся на глазах образом бесстрастного «настоящего мужчины».

Silvia Bombardini

24 марта 2015, 09:00

Оставьте комментарий

загрузить еще