Поиск

«В коллекциях стало больше теплых искренних чувств». Катя Дарма — о Неделе моды в Милане

«В коллекциях стало больше теплых искренних чувств». Катя Дарма — о Неделе моды в Милане

Текст: Катя Дарма


Какой, в конце концов, станет мода после потрясений последних шести месяцев? Наконец-то можно получить ответ на этот вопрос. В Милане прошла Неделя моды — первые «живые» показы после локдауна, с настоящим подиумом и гостями. Главный редактор BURO. Катя Дарма, посетившая шоу и презентации, рассказывает об эмпатичных дизайнерах и коллекциях, вселяющих надежду

Какой будет первая «живая» Неделя моды после глобального локдауна, оставалось только гадать. Индустрия не то чтобы встала на все это время на паузу — жизнь продолжалась, и даже новые коллекции представлялись, только онлайн. И все-таки это было совсем не то: магию показа, оказалось, ничем не заменишь. Неудивительно, что каждый дизайнер, решивший устроить полноценное шоу, даже вне расписания, моментально стал героем. Сам факт того, что сезон недель моды все-таки состоится — и это будет не просто серия лукбуков на Vogue Runway, уже был актом надежды. Но к нетерпеливому ожиданию возвращения индустрии на круги своя примешивалась и тревога.

Моей первой «живой» неделей стала Неделя моды в Милане. Символично, что в прошлом сезоне она же была, по сути, последней, которую можно было назвать нормальной, привычной. Тогда, в феврале, все только начиналось, и коронавирус казался чем-то далеким, не совсем реальным. Хотя на самом деле вовсю захватывал новые территории. В Милане было неспокойно: ходили слухи, что кого-то по возвращении домой тут же отправят на карантин, пустых мест даже в первых рядах с каждым днем становилось больше. Но все же вряд ли кто-то мог точно представить, как все развернется. Февральский показ Giorgio Armani, который дизайнер первым среди коллег отменил, сделал закрытым для публики, уже тогда называли историческим. И сегодня, спустя почти год, он и впрямь воспринимается как история.

«В коллекциях стало больше теплых искренних чувств». Катя Дарма — о Неделе моды в Милане (фото 1)
Giorgio Armani
«В коллекциях стало больше теплых искренних чувств». Катя Дарма — о Неделе моды в Милане (фото 2)
Giorgio Armani

Новую коллекцию Армани тоже представлял в диджитал-формате. Его шоу в живом режиме транслировали не только в Сети, но и на итальянском ТВ. И он был на этот раз далеко не единственным. В онлайн, хотя устраивать шоу уже разрешили, ушли многие. В том числе и самые крупные игроки. Самой ожидаемой в этом сезоне была совместная коллекция Миуччи Прады и Рафа Симонса — и ее представляли онлайн. Самой трогательной частью этой диджитал-презентации был Q&A Миуччи и Рафа, на котором они отвечали на вопросы, заданные им через инстаграм. Не профессиональными журналистами и фэшн-критиками — обычными людьми, даже школьниками. И если раньше разговоры про «моду для всех» и свою открытость самой широкой публике были для многих брендов чем-то вроде аттракциона, то сегодня это реальность, которую не оспоришь. Доступ к моде и у профессионалов индустрии, и у интересующихся на одном уровне: все смотрим онлайн-трансляции, все рассматриваем лукбуки — наступило равенство.

Показы, которые все-таки проходили офлайн, на прежние тоже были совсем не похожи. Все в масках, на входе у всех проверяют температуру, и больше никаких радостных объятий с коллегами из разных стран и совместных фото в первом ряду — при рассадке с дистанцией в полтора метра друг другу можно разве что помахать рукой. Селебрити на шоу тоже почти нет. Никто не привозит к себе на показ царственную Кейт Бланшетт или стайку юных актрис-муз. Да и в целом гостей куда меньше: кто-то не может въехать в страну из-за закрытых границ, кто-то еще опасается массовых мероприятий. Поэтому практически все — итальянцы, которых немного разбавляют французы и немцы. Русских совсем немного: я, Лена Стафьева, Даша Веледеева и Наташа Османн. И Максим Сапожников с Германом Ларкином — они живут здесь и работают на шоу.

«В коллекциях стало больше теплых искренних чувств». Катя Дарма — о Неделе моды в Милане (фото 3)
Prada

Все это может звучать грустно — я и сама, перечитывая свои же слова, испытываю похожие чувства. Но парадоксальным образом грустным все это не было. Несмотря на ограничения, несмотря на строгость новых правил, главным чувством, которое всем участникам подарила эта неделя, стала все же надежда. Все было не так, как мы привыкли, — и пока неясно, когда станет так и станет ли вообще. Все теперь совсем по-другому, жизнь изменилась, но она продолжается. И мода стала другой — она всегда реагировала на изменения, происходившие в мире, всегда говорила о проблемах, которые беспокоят создающих ее людей. Просто теперь для всех эти проблемы вдруг стали одинаковы — все, независимо от статуса и дохода, оказались в одной лодке. И сделали похожие выводы.

«В коллекциях стало больше теплых искренних чувств». Катя Дарма — о Неделе моды в Милане (фото 4)
Prada
«В коллекциях стало больше теплых искренних чувств». Катя Дарма — о Неделе моды в Милане (фото 5)
Valentino
«В коллекциях стало больше теплых искренних чувств». Катя Дарма — о Неделе моды в Милане (фото 6)
Prada

Мы встретились во время этой недели с Джузеппе Занотти. Он представлял свою новую коллекцию. За время пандемии Занотти закрыл 23 бутика. С одной стороны, это трагедия, ведь над своим делом, его развитием и ростом он работал всю жизнь. Но с другой, это позволило ему по-новому взглянуть на свою жизнь. Он рассказывал, что научился заново получать от нее удовольствие — от самых маленьких вещей: работы в саду, готовки, времени, проведенном с близкими людьми. На время карантина к нему переехала его команда. И с ними он сделал свою новую коллекцию. «Я, — рассказал мне он, — выписал все ключевые для моего бренда слова: аксессуары, шелк, животные принты, золото, серебро. Вспомнил свою основу. И эти слова стали базой для моей новой коллекции». И этот период, несмотря на всю его сложность, обернулся для дизайнера возможностью вернуться к истокам, вернуться к себе.

Пьерпаоло Пиччоли тоже вернулся к себе. Буквально: впервые за долгие годы шоу Valentino прошло не в Париже, а в родном Милане. И он тоже рассказывал, что решил вернуться к началу — к тому, что лежит в основе подопечного ему дома. Не в эстетике, а в идентичности. Главным словом его коллекции стал романтизм — причем, как говорит Пиччоли, радикальный. И самым романтичным поступком он назвал борьбу за свои идеалы: не столько модные, сколько человеческие. И одежда, показанная им, была не столько традиционно романтичной, — то есть без оборок, воланов и прочих нежных деталей, — сколько жизненной: простой и удобной.

«В коллекциях стало больше теплых искренних чувств». Катя Дарма — о Неделе моды в Милане (фото 7)
Salvatore Ferragamo
«В коллекциях стало больше теплых искренних чувств». Катя Дарма — о Неделе моды в Милане (фото 8)
Max Mara
«В коллекциях стало больше теплых искренних чувств». Катя Дарма — о Неделе моды в Милане (фото 9)
Fendi

От лишних украшательств отказались Max Mara и Giorgio Armani, Salvatore Ferragamo и Fendi. Все они показали вещи, более приближенные к жизни, чистых силуэтов и минималистичных форм, — и все говорили о том, как новая реальность повлияла на них. Кто-то — буквально. Например, Сильвия Вентурини-Фенди использовала для принтов фотографии, которые сделала сама во время локдауна, глядя в окно собственной спальни. Эта коллекция, непривычно минималистичная, очень чистая и красивая, для нее стала последней. Со следующего сезона женскую линию Fendi берет в свои руки Ким Джонс — во время показа он сидел в первом ряду и фотографировал Сильвию на телефон, когда она выходила на поклон в финале. И это тоже вроде бы мелочь, но трогательно и по-своему красиво. В моде — и в самих коллекциях, и на показах — стало больше и сомнений, и теплых, искренних чувств, которые теперь охотнее выражают открыто.

Dolce & Gabbana и Versace тоже вернулись к корням, но вовсе не к минимализму — это было бы совсем не в их духе. Все было в лучших традициях — пестро, ярко, оптимистично, а этого оптимизма нам всем в последнее время и не хватало. Ну а в коллекции Prada — первой, над которой работал Раф Симонс, — сплелись корни сразу двух больших творческих единиц. Здесь встретились и минимализм 1990-х, и отсылки к униформе, кусочки наследия Симонса времен Jil Sander, его любимой графики, ставшей важной частью стилистики Raf Simons, и прадовского ugly chic 1996 года. Принты из букетов, похожие на отпечатки крови или ягодного сока, дырки на водолазках, запахнутые, как одеяла, жакеты, пышные юбки, лямки рюкзаков поверх конфетных шелковых платьев — все, кажется, из совсем разных историй, но все совершенно гармонично. А главным высказыванием стало само объединение Симонса и Прады. Сотрудничество, а не конкуренция; поддержка, а не подколы — вот что помогает не просто выжить, а расцвести в этой новой реальности.

«В коллекциях стало больше теплых искренних чувств». Катя Дарма — о Неделе моды в Милане (фото 10)
Valentino

Как прошла Неделя моды в Милане для друзей BURO.

«В коллекциях стало больше теплых искренних чувств». Катя Дарма — о Неделе моды в Милане (фото 11)

Елена Стафьева,

журналист, модный критик

Конечно, от Недели моды, как и от всех прочих форматов жизни индустрии, нам остались рожки да ножки. Потому что когда у тебя условно 5 полноценных показов вместо 45, это, по сути дела, не Неделя моды. Тем более, когда в городе тихо и пусто, как в самый глухой несезон. Все твердили последние годы, что недели моды давно не те и ездить на них нет смысла — и вот сейчас, когда они действительно стали «не те», совершенно очевидно, сколько в них было смысла, какую картину они давали, какую создавали атмосферу и какую роль играли для индустрии. Этой картины сейчас нет — и ее отсутствие остро ощущается. Мода не реагирует напрямую на социальные потрясения, но она тесно связана с культурой и через нее — со всем остальным. Нынешние коллекции задумывались и по большой части делались еще до коронавируса и локдауна. То, как изменится социокультурная ситуация и как внутри нее изменится мода, мы увидим через сезон, а пока все, что мы видим, — это растерянность и робкая надежда. Что можно сказать уже сейчас, так это то, насколько важна цельность стиля и структурированность видения — именно они и становятся той опорной конструкцией, на которой все сейчас и удерживается. От Dolce & Gabbana мы привыкли получать фиесту и феерию — и, увидев все это на своих местах и даже в усиленном виде, были искренне рады. На другом полюсе миланской моды то же самое сделали Миучча Прада и Раф Симонс — обратились к сути стиля и видения, каждый своего собственного, и к тому, что у них есть общего, и сделали сильную коллекцию, одну из главных в этом сезоне, вне всякого сомнения. Все будут держаться корней, как обычно и бывает в смутное время, и хорошо, чтобы они, эти корни, были.


«В коллекциях стало больше теплых искренних чувств». Катя Дарма — о Неделе моды в Милане (фото 12)

Максим Сапожников,

фотограф, владелец продакшен-агентства Fashion To Max

Я посещаю недели моды по всему миру на протяжении уже восьми лет. Конечно, было очень странно осесть на долгое время дома. Все как будто остановилось. Не поехал я и на Неделю моды в Нью-Йорк — пропустил впервые за восемь лет. Первым моим показом после этого вынужденного перерыва стали шоу Etro и Dolce & Gabbana — этакие пробные шары перед стартом масштабной недели. И тогда, конечно, это был настоящий праздник. После заточения, одиночества ты вдруг попадаешь в сад отеля Four Seasons, кругом, пусть и в масках, и на расстоянии, люди, играет чудесная музыка… Ты испытываешь, естественно, восторг. Цифры по коронавирусу были низкие, и у всех было чувство, что это начало возрождения. А Неделя моды стартовала уже в другом настроении. Пошла вторая волна заболеваемости, и тот же восторг, то же ожидание теперь смешиваются с настороженностью — воспринимаешь все с опаской.

Моя компания работает с Valentino, Versace, Ralph Lauren, Bvlgari и другими крупными брендами. Период локдауна для нас оказался непростым, но проекты все равно были — онлайн-съемки и подобные вещи. От этой Недели моды чего-то большого в профессиональном плане ожидать не было смысла: все-таки показов физических пока немного. Но, на удивление, все пошло очень даже активно. И эта неделя для нас оказалась очень насыщенной с 21 сентября, когда к нам обратился Prada, который готовился запустить TikTok. Это, конечно, было очень воодушевляюще.

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий