Поиск

Сказки, которые нам нужны: Ксения Чилингарова — о духоподъемности кутюра

Сказки, которые нам нужны: Ксения Чилингарова — о духоподъемности кутюра

Текст: Ксения Чилингарова


Специально для BURO. основательница марки Arctic Explorer и девушка с самобытным стилем Ксения Чилингарова рассказывает, почему кутюр для нее хоть и эфемерен, но очень, очень духоподъемен.

Кутюрный показ Valentino — финальный аккорд в Неделе высокой моды. Количество знаменитостей на квадратный метр зашкаливает. Меня буквально вносят на показ фанаты Селин Дион, новой королевы кутюра. Мимо проплывают Наоми Кэмпбелл, Наталья Водянова, Гвинет Пэлтроу и другие знаменитости. Блогеры не выпускают из рук телефоны, протоколируя каждую деталь. У входа в отель Rothschild расслабленно и без истерики, свойственной папарацци, фотографирует избранных Фил Оу (@mrstreetpeeper) для Vogue Runway. При таком количестве красивых людей стесняюсь снять черные очки, закрывающие синяки под глазами: полночи смотрела на ютубе бьюти-ролики (про это, думаю, когда-нибудь напишу отдельно — если коротко, то наркотик!). Пока Сюзи Менкес, Хэмиш Боулз и Карин Ройтфельд занимают свои места, «безбилетники» пытаются слиться с предметами расставленной мебели, незаметно прилипают к стенам и высматривают свободные места (увы, их нет). Начинается шоу. За секунду бурлящие и галдящие залы старинного отеля замирают, и, клянусь, с первым выходом модели можно было услышать (хотя скорее почувствовать) одновременный глубокий выдох всех присутствующих.

Это было красиво. Вы играли в детстве в куклы? У меня была Барби — отец привез ее из путешествия. Мы с подругой часто собирались у нее дома и играли вместе. У нее тоже была Барби и она очень любила одевать ее в удобные, практичные вещи: джинсы, короткие юбки, топики и деловые костюмы. Ее кукла была примером эмансипации и феминизма, сама водила автомобиль и каждый день ходила на работу. Моя же Барби всегда была принцессой в кринолине и очень любила Кена. Заветной мечтой было раздобыть для нее пышное бархатное платье цвета темного изумруда (похожее, кстати, увидела на кутюрном показе Эли Сааб).

 

Кукла моей подруги была примером эмансипации и феминизма. Моя же Барби всегда была принцессой в кринолине и очень любила Кена

Мы бессознательно чувствовали с подругой эту негласную разницу в подходе к одежде. Носибельная и фантазийная. Тогда я еще ничего не знала о моде, что говорить о терминах pret-a-porter и haute couture. С тех пор прошло много времени. У меня полно пиджаков, эксцентричных нарядов и ноль навыков в кулинарии. На кухонном столе у меня гостей встречает пакет с собачьим кормом, а последнее пышное платье было свадебным (после развода я спрятала его на даче у родителей, как впрочем и свое представление о себе как о принцессе или нимфе).

Но даю вам слово, с каждым выходом моделей на кутюрном показе Valentino я жалела, что перестала в это верить. В душе просыпались давно забытые мечты. Я искренне позавидовала кинозвездам. У них есть красные дорожки, где они просто обязаны блистать в этих великолепных платьях. Их наряжают на кинопремьеры, благотворительные балы и вечеринки в сказочные платье, сшитые почти волшебниками, почти крестными феями, а именно лучшими дизайнерами планеты. Есть еще арабские принцессы, тоже страстные поклонницы высокой моды. Увы, их выбор скрыт от глаз посторонних.

 

Зачем нам весь этот недосягаемый мир грез и фантазий? Зачем нам кутюр?

В древней Греции считали, что достичь бессмертия можно гармонично развиваясь по трем направлениям: тело, разум и дух. Театр был придумал для развития как раз невидимого духа. В частности, через переживания и катарсис. Каждое кутюрное шоу для меня — это такая же комбинация трех: идея, тяжелый труд и, главное, эмоции. Это умело рассказанная история, сказка, если хотите, о том, что такое красота, о том, кто такая женщина. Для меня это путешествие в другие миры, в миры фантазий дизайнера. Каждый раз это разные переживания.

Американка в роскошном вечернем платье, коротко стриженная немка из глянцевого журнала и я, русская, (уверяю вас, это не начало анекдота!) сидели в первом ряду показа Valentino и всхлипывали от переполнявших нас эмоций. Вместе с дизайнером Пьерпаоло Пиччоли вышли на поклон к публике все те, кто создает волшебство своими руками: работницы, швеи, портные, конструкторы и технологи модного дома. Они вышли поклониться главным образом человеку, потрясающему артисту, дизайнеру, создателю бренда Валентино Гаравани. Они целовали его руки, обнимались с ним и признавались ему в любви. Это было невероятно трогательно и душевно.

Кутюр для меня — это быстро исчезающее искусство

Через пару часов меня ждал самолет на Москву. Уставшая и расстроенная, что неделя высокой моды подошла к концу, я позвонила другу за поддержкой. Я стала объяснять ему, что кутюр для меня — это быстро исчезающее искусство. Вот оно перед тобой, и вот уже рабочие торопливо разбирают подиум. Что я больше никогда не увижу эти платья, что они достанутся кому-то другому, потому что стоят адские деньги. Он внимательно слушал меня, а потом сказал:

 

— Заработаю и куплю тебе такое платье.

— Из темно-зеленого бархата? — переспросила я.

— Какое захочешь, — уверенно ответил он.

Оставьте комментарий