Поиск

Ателье с вьетнамцами и правильные вешалки. Ксения Чилингарова — о спасении своего гардероба

Ателье с вьетнамцами и правильные вешалки. Ксения Чилингарова — о спасении своего гардероба

Текст: Ксения Чилингарова


 

Ей говорили: «Это мужской пиджак», — а она все равно подгоняла вещь под свою фигуру. Убеждали, что туфли Vetements, убитые на перекопанных улицах Москвы, не спасти, но она не теряла надежды. Основательница марки Arctic Explorer Ксения Чилингарова верит, что спасти и сохранить можно почти всё — и ее истории работают как мотиватор.

На уроке труда в советской школе девочек учили прежде всего быть хорошими хозяйками. Мы готовили, вязали шарфы и учились работать со швейной машинкой. Лично я после страшных рассказов подруг о том, как одной девочке пристрочили пальцы к юбке, подходить к швейным машинкам отказывалась. Эти занятия любила разве что за возможность поесть «Оливье» или сахарную трубочку в исполнении отличниц. Экзаменационным заданием было сшить дома — буквально за ночь, как маленькие феи, — ночную рубашку. Я этому не обрадовалась. Придя домой, обратилась за помощью к маме. После возвращения с работы из международной организации труда ей было как-то не до кройки и шитья. К тому же свободной ткани для подобных забав дома не нашлось, пришлось импровизировать. Я взяла любимую простынку в милый синий мелкий цветочек, сложила вдвое и, как когда-то в начальной школе, вырезала снежинки из бумаги, начала кромсать ткань. Вырезала отверстие для головы, степлером соединила рукава, и вуаля! — готова практически Balenciaga сезона весна-лето 2019. Увы, я опередила время. В аттестате по труду у меня тройка.

Ателье с вьетнамцами и правильные вешалки. Ксения Чилингарова — о спасении своего гардероба (фото 1)

 


Я стала бесцеремонно вмешиваться в замысел дизайнеров

Этот случай надолго отбил у меня охоту что-то себе шить, а вот поработать ножницами я все ещё люблю. Подруга-стилист называет меня «руки-ножницы». По мере увлечения модой я стала бесцеремонно вмешиваться в замысел дизайнеров. Пусть они меня простят за это: но что делать, если жутко бесит какой-нибудь бантик на юбке Prada? Отвечу фразой из фильма «Покровское ворота»: «Резать к чертовой матери!». Бесцеремонно избавляюсь от петель под пояс почти на всех платьях. Люблю заколоть разрез на декольте булавкой или отрезать «ненужные» ленты от брюк. Однажды прямо перед выходом на мероприятие мне показалось, что рваное платье Vetements уж слишком рваное. Взмах волшебных ножниц — и готово. Все ровненько, идеальненько. Мне даже стало нравиться так вот без спросу вступать в коллаборации со всеми известными дизайнерами. Помню, как в институте мне очень понравилась юбка Dolce and Gabbana. Накопила и купила. Вот только ужасно бесил огромный лейбл на попе. Чик-чик — готово. Ношу её до сих пор.

Ателье с вьетнамцами и правильные вешалки. Ксения Чилингарова — о спасении своего гардероба (фото 2)

Это все, конечно, мелочи. Основную работу все же я доверяю профессионалам. Почти все вещи мне приходится подгонять под свой рост, в особенности мужские. Отдаю на подшив штаны, платья, пиджаки и даже трикотаж. У меня невысокий рост, плюс достаточно короткие руки, хоть и загребущие. Приходится все подгонять по размеру. В фирменных бутиках эта опция предоставляется бесплатно. Но, поскольку я делаю это уже в промышленном масштабе, мне нужны были люди, которые могут работать не только суперкачественно, но и недорого. Искала путём проб и ошибок. Вначале обращалась за помощью к портным в бутике Aizel. Они работали с суперсложными по крою, конструкции и декору вещами: к примеру, платье Marc Jacobs, усыпанное пайетками, с открытой спиной они ушили для меня на размер, а еще вшили лиф. Получилось супер, правда, стоило недешево. Плюс ушло довольно много времени — а мне же всегда нужно срочно и сейчас.

Ателье с вьетнамцами и правильные вешалки. Ксения Чилингарова — о спасении своего гардероба (фото 3)
Перешитый пиджак

 

 


Главным вызовом для меня было решить проблему с подшивом мужских пиджаков

Главным вызовом для меня было важно решить проблему с подшивом мужских пиджаков. Например, как укоротить рукава, уменьшить объём у двухстороннего пиджака Commes des Garçons, скроенного из кусков разноцветной ткани? Когда-то я обращалась в небольшое ателье на Тверском бульваре. Его работники — в основном вьетнамцы — подшивали и ремонтировали все очень быстро и дешево. Увы, после очередного рейда ФМС им пришлось разъехаться по домам, а мне искать другое ателье. Помогла подруга-стилист, которой приходится часто ремонтировать дорогие вещи после съёмок: она посоветовала маленькое ателье на Большом Сухаревском переулке. Мне за неделю перешили два пиджака и подрезали по длине шелковое платье. Соотношение цены и качества — то, что надо: теперь меня там уже знают, поэтому соглашаются брать вещи даже без предоплаты.

Ателье с вьетнамцами и правильные вешалки. Ксения Чилингарова — о спасении своего гардероба (фото 4)

Все, конечно, зависит от сложности работы. Пришить на место пуговицу доверяю «Химчистке № 1». Сама я так серьёзно не рискую. Например, перед отпуском от абсолютно новой накидки Missoni оторвались все пуговицы (современное качество дорогих брендов, думаю, достойно отдельной колонки), отнесла в химчистку, через час все было готово. Я много лет пользуюсь именно ей. У нее хорошие скидки для постоянных клиентов. Плюс мне удобно территориально, от дома пять минут.

Но что делать с кожаными вещами? Как-то на распродаже в «KM20» я купила туфли Vetements темно-бежевого цвета, почти в тон моей кожи. Как же я им радовалась! Они подходили буквально ко всему и мне не терпелось их выгулять. Но буквально через 500 метров от дома я стала очередной жертвой собянинской плитки. Помню, как рыдала в трубку подруге, докладывая о случившейся трагедии.

Ателье с вьетнамцами и правильные вешалки. Ксения Чилингарова — о спасении своего гардероба (фото 5)
Те самые туфли Vetements

 


Я стала очередной жертвой собянинской плитки

Парню своему даже не стала звонить, предвкушая поток бессмысленных утешений из серии «ну купишь другие». Других таких нет — надо было спасти эти. В местах, куда я обращалась, все как один отвечали, что из-за сложного оттенка кожи подобрать замену будет невозможно. В отчаянии обратилась за помощью в соцсети, и подписчик порекомендовал пойти в ателье по ремонту кожи «Орликов». Там сразу предупредили, что быстро не получится: в итоге на реставрацию ушло две недели, но это стоило того. Туфли вернулись ко мне как новенькие — я тут же отправила к ним же на чистку любимую белоснежную сумку и получила ее в великолепном состоянии обратно.

С ремонтом главное не переусердствовать. Как-то мой парень обратил внимание, что подошва моих туфель Maison Margiela слегка отошла. Я тут же приняла меры — дефект поправили. Спустя месяц в Лондоне я заглянула в магазин марки и к своему ужасу обнаружила, что подошва всех туфель этой модели слегка отведена от основания. Оставалось только посмеяться над собой.

 


Сегодня спасти можно почти всё

В душе я Коробочка, как одноименный персонаж Гоголя, и страдаю вещизмом. Мой гардероб — как альбом с фотографиями: каждая вещь — воспоминание. Увы, много любимых платьев пропало. Одни испорчены моими очумелыми ручками, другие — некачественной стиркой. С возрастом я научилась бережно относиться к одежде, правильно за ней ухаживать и внимательно читать бирки с инструкциями по чистке. А еще обзавелась машинкой для снятия катышек с трикотажа (отличная вещь!), антистатиком, ароматизированными подушечками с лавандой, отпаривателем и разноформатными вешалками, потому что многие вещи лучше сохраняют форму, если висят правильно. Грамотный уход — основная гарантия того, что вещи пробудут с вами долго. А если с любимыми джинсами все же что-то случилось — не отчаивайтесь. Сегодня спасти можно почти все.

Оставьте комментарий