Поиск

Интервью Buro 24/7: Анна Бауэр

О мире моды, любимых работах и книге Backstage

Интервью Buro 24/7: Анна Бауэр

Накануне дня рождения бутика LePremier, что на Кутузовском проспекте, 23, в Москву приехала американский фотограф немецкого происхождения Анна Бауэр, которая начиная с 20 октября снимает портреты девяти российских дизайнеров, чей pop-up-store открывается в бутике уже завтра: Вику Газинскую, Александра Терехова, Юлию Калманович, Киру Пластинину, Наталью Валевскую, Анастасию Романцову, Наташу Гольденберг, Александра Сирадекиана, а также дуэт Анны Поповой и Елены Маликовой. По счастливому совпадению на сегодняшнем празднике в LePremier Анна Бауэр представит не только результат трехдневных съемок "Анна Бауэр. Русские дизайнеры", но и свою книгу закулисных портретов Backstage, с которой она ездит по миру с мая этого года. В перерывах между съемками Buro 24/7 узнало у Анны, как она попала в модный мир, что он собой представляет и каково это — снимать великих.

Анна, расскажи, как ты попала в фэшн-фотографию?

Это случилось, когда я снимала backstage в Лондоне для небольшого издания, которое называлось Daily Rubbish, а сейчас называется просто Daily. Оно выходит во время недели моды в Лондоне. Женщина, которая была тогда главным редактором, просто вызвала меня однажды и попросила снимать backstage на модных показах. Поэтому в моду я пришла, как говорится, с улицы.

Насколько это было другим по сравнению с тем, что ты делала до этого?

Это было совсем другим, ведь раньше я никогда не снимала показы. Я делала портретные съемки, фотографии для обложек, кстати, на многих из них были люди из мира моды, а еще я снимала еду для всяких гастрономических изданий, путешествия... В общем, это было совсем в новинку. Но я люблю backstage — это такая невероятная энергетика, веселье.

Что ты любишь больше всего?

Снимать?

Да.

Интервью Buro 24/7: Анна Бауэр (фото 1)

Мне нравится много всего! Я не очень люблю статичные объекты, поэтому, скорее всего, не буду снимать в студии. Я люблю снимки, на которых есть жизнь, которые ты можешь внимательно рассмотреть, изучить. Сам процесс съемки — попытка узнать человека получше, проводя с ним больше времени. Мне очень интересны люди и то, что с ними здесь и сейчас происходит.

Но тем не менее в основном ты снимаешь портреты...

Да.

А как портретная съемка соотносится с движением, которое тебе хочется видеть на снимке?

Снимая портрет, ты пытаешься лучше узнать человека, вытянуть из него все до нитки.

Ты говоришь об эмоциях?

Именно.

Расскажи о том, как происходит съемка. Ты планируешь что-то заранее?

Это зависит от проекта. Например, московский проект, то, что я снимаю здесь, очень легко и понятно. Я ничего особо не планировала на этот счет. Обычно я строю планы, когда нахожусь на каком-нибудь модном показе, оглядываюсь по сторонам и думаю, кого именно хочу заснять. И именно в тот момент прикидываю, как лучше всего вести себя с тем или иным человеком. К тому же есть постановочные съемки, а есть просто случайные кадры, для которых нужно собраться и выжать из ситуации все возможное.

Интервью Buro 24/7: Анна Бауэр (фото 2)

Ты сейчас помогла мне перейти к следующему вопросу. Какую роль в фотографии играет фон?

Очень большую. Например, если ты снимаешь человека у него дома, по окружающей обстановке сразу видишь, кто он такой. А в простых портретных съемках все, что у тебя есть, — белая стена, которая тоже по-своему хороша. Ты начинаешь концентрироваться на человеке, на его жестах и глазах — глазах, потому что все, что он собой представляет, стоя на фоне этой стены, читается именно там. В общем, местоположение съемки или отвлекает внимание от человека и говорит за него, как в первом случае, или же привлекает к нему внимание, если речь идет о человеке и белой стене.

Да, я, кажется, поняла. А расскажи нам о своей книге Backstage. Чья это была идея?

Ты знаешь, все началось опять-таки с той газеты. Когда я снимала для Daily Rubbish, снимки мне нужны были очень быстро, на следующее утро. Сама понимаешь, неделя моды в Лондоне, все должно быть сделано очень срочно! Мы брали пробковую доску, накалывали на нее снимки, которые я успела сделать за день, и переносили эту картинку в цифровой формат.

Как коллаж?

Да, точно. Плюс ко всему для скорости мы использовали полароид. И тогда один мой друг сказал: "Ты должна взять свою большую камеру и снимать такие же портреты на нее!" Вот так все и началось. Потом я познакомилась с другими backstage-фотографами, со многими подружилась. Они сказали: "Поехали с нами в Париж!" И я поехала с ними в Париж. У меня не было ни единой аккредитации, и они буквально тащили меня за руку за кулисы показов. Было очень круто! Там я познакомилась с французским арт-директором Фабиеном Бароном, который тогда как раз начинал заниматься журналом Interview. Туда он и перенес все мои снимки. Я продолжала снимать, количество фотографий росло, и у меня появилась идея сделать из всего этого книгу. К счастью, он предложил мне это сам. Я спросила, займется ли он дизайном, и он сказал: "Конечно, да". А потом уже Ангелика Ташен согласилась опубликовать книгу, через какое-то время я познакомилась с Милошем. (Показывает рукой на Милоша Харайду, представителя пражского агентства по специальным проектам Pavleye Art and Culture.) В мае он помог нам устроить запуск книги в Праге, а вот сейчас привез ее в Москву.

Интервью Buro 24/7: Анна Бауэр (фото 3)

За что вам огромное спасибо! Кстати, я недавно видела небольшой ролик, ты там делаешь портреты на такую большую камеру. Она стоит на штативе, расскажи, что это?

Это крупноформатная камера 4 x 5 дюймов — размер негатива или полароида. Это очень старый способ. Она немного замедляет все движения, что мне особенно нравится.

Это что-то вроде твоего фетиша?

Нет, просто классный способ работы над снимками, потому что все остальные камеры слишком быстрые, люди начинают концентрироваться на них, пытаться что-то изобразить. А когда работаешь с этой камерой, портреты получаются мягче, спокойнее, потому что ты должен ждать каждого снимка. Для этого надо стоять прямо, не шевелиться и не двигаться. Вот так я ловлю моменты.

Скажи, был ли в твоей карьере персонаж, кого ты боялась снимать?

Когда я начала этот проект, поначалу я была очень нервной. Но затем, когда снимаешь одного большого человека, становится легче снимать всех остальных. У меня так было с великими фотографами. Однажды я сняла Дэвида Симса, не зная, что он Дэвид Симс. Я тогда просто подумала: "А он выглядит неплохо, почему бы его не сфотографировать?" На следующий день я поняла: это же Дэвид Симс!

Ничего себе! А что ты тогда почувствовала?

Это было что-то вроде: "О боже мой!" Было неловко. Но потом все пошло хорошо. На одном из показов я увидела Йоргана Теллера и подумала: "Я ведь уже сняла Дэвида Симса, почему бы не попросить и его сфотографироваться?" Я не сказала ему, что сняла Дэвида. Просто мне самой это придавало больше уверенности. И я решила, что нужно просто сделать это. И когда я сделала, стало легче спрашивать у других людей.

Как барьер, который нужно переступить.

Да, именно так. Барьер, который я так и не преодолела, потому что не имела отваги спросить его, — Александр Маккуин. В книге он запечатлен в тот момент, когда убегает со своего же шоу. Я просто сделала моментальный снимок, не стала заморачиваться с чем-то большим, потому что на его показах всегда было очень большое напряжение. Я слишком его уважала и была слишком застенчива. Это, наверное, единственный человек, кого я побоялась спросить. Но тем не менее сняла, просто немного по-другому. В таком стиле папарацци, совершенном антиподе всего проекта. Но потом было классно фотографировать таких людей, как Кейт Мосс, Наоми, все эти известные лица. Это очень интересный процесс.

А чем твои снимки отличались от профессиональных журнальных, к которым те же Наоми или Кейт уже привыкли?

Прежде всего тем, что это был простой портрет. Для них это легко, потому что, как ты правильно говоришь, они к этому привыкли. Для них это не испытание.

Интервью Buro 24/7: Анна Бауэр (фото 4)

Сегодня ты уже говорила, что в моду попала с улицы. Мода  это не твое?

Я люблю модные показы, там столько всего происходит, и они так красивы! Все собираются, чтобы поймать один момент, момент прекрасного. Просто на начальном этапе своей карьеры я никогда не думала, что буду работать в этом. Такое забавное совпадение.

А если я попрошу тебя описать моду одним-единственным словом, каким оно будет?

Захватывающая!

У тебя есть любимая фотография?

Ой, это так сложно.

Я имею в виду какая-то из твоих работ. Давай так: снимок, которым ты гордишься больше всего.

В книге это будет Альбер Эльбаз. Это особенный снимок. Еще я очень люблю снимок backstage-фотографа Байдала Фабианни, с которым мы вместе начинали. Особенным считаю снимок Сони Рикель. Ты знаешь, фотография всегда особенная, когда в ней есть жизнь и при этом все получилось с технической точки зрения. Знаешь, вот так бывает, что все сошлось. Такой магической для меня стала фоторафия Альбера Эльбаза. У меня была одна минута, я не успела настроить камеру, но все сработало, получилось!

Это здорово.

А из личного архива у меня есть несколько снимков моих братьев, которые мне очень дороги. Но это скорее потому, что мои братья особенные для меня. Ловить момент... Нет, магия — дурацкое слово. Когда случается что-то очень чувствительное.

Почему, это то самое слово.

Да, ты права. То самое. (Улыбается.)

Интервью: Катя Ухлинова
Фото: Сегрей Аутраш

23 окт. 2012, 13:40

Оставьте комментарий

загрузить еще