Поиск

Ювелирная работа: дом Cartier изнутри

В святая святых бренда

Ювелирная работа: дом Cartier изнутри
Вот уже почти 170 лет Cartier задает тон мировой ювелирной отрасли. Обычно мастерские дома закрыты для любопытных глаз, но для Buro 24/7 было сделано исключение. Пьер Райнеро, директор Cartier по вопросам имиджа, стиля и наследия, провел для нас экскурсию по знаменитой мастерской в Париже

В декабре 1899 года на Рю де ла Пэ, 13, Луи Картье открыл маленький магазин с драгоценностями — на тот момент дому Cartier было уже более полувека. В 1912 году к бутику на первом этаже добавились целых три этажа сверху, где удобно разместились руководители компании, дизайнеры и ювелиры. Сегодня кабинеты руководителей находятся еще выше — на 5-м этаже, а в здании, которое полностью принадлежит ювелирному дому, работают более сотни человек. Здесь же расположен архив, аккуратно собиравшийся на протяжении всей истории и хранящий массу интересных фактов, а также флагманский магазин и выставочный центр Cartier.

«Это место для нас особенно значимо, — начинает свой рассказ Пьер Райнеро, едва встретив нашу команду у порога. — У Cartier есть еще несколько мастерских, расположенных в разных районах Франции (например, очки мы делаем на фабрике, находящейся в 30 минутах езды от Парижа), и есть одна в Швейцарии, где изготавливают часы. Недавно мы представили свою первую коллекцию сумок — их производство организовано в Италии. Но все началось именно здесь, в этом здании, более ста лет назад...»

Ювелирная работа: дом Cartier изнутри (фото 1)

Ювелирная работа: дом Cartier изнутри (фото 2)

Ювелирная работа: дом Cartier изнутри (фото 3)

На часах 10:30 утра. Мы заходим в историческое здание через магазин: он открывается лишь в 11:00, но сотрудникам нужен минимум час, чтобы разложить украшения по витринам, поэтому они уже на месте. Проходим дальше и оказываемся в тщательно охраняемых мастерских, где трудятся более 60 ювелиров, каждый из которых отвечает за какой-то определенный участок работы (от художников до полировщиков). Здесь оглушающая тишина, но мы быстро привыкаем к ней и тоже стараемся быть беззвучными, ведь от малейшего шороха чья-то кропотливая работа может пойти насмарку.  

Быть сотрудником дома Cartier для каждого ювелира — личное достижение и гордость. Многие приходят в мастерские еще подростками, лет в 15, чтобы начать труднейшее 10-летнее обучение. Все начинают тренироваться на недрагоценных металлах и камнях, а к работе с золотом, платиной и камнями высочайшего класса допускают только успешно прошедших эту многолетнюю школу. Но однажды влюбившись в драгоценности и ремесло ювелира, люди остаются в Cartier на всю жизнь.

Ювелирная работа: дом Cartier изнутри (фото 4)

Ювелирная работа: дом Cartier изнутри (фото 5)

Пьер рассказывает нам о том, как создаются украшения. Все начинается с изготовления воскового прототипа. Затем форму воссоздают в пластике и проводят с ней многочисленные тесты. Лишь после успешного прохождения технических проверок изделие отливается в платине или золоте — и дальше начинается магия... Каждую мельчайшую частицу будущего украшения доводят до совершенства десятки специалистов. Даже самые крошечные детали полируются многократно на каждом этапе процесса. Кстати, полировку в Cartier доверяют только женщинам...

Мы интересуемся тем, сколько времени занимает создание отдельного украшения. Судя по тому, как много людей вовлечены в процесс и насколько скрупулезно все подходят к работе над каждым элементом, становится очевидно, что процесс довольно длительный. Пьер подсчитывает: до того момента, как украшение засияет на красной ковровой дорожке или на каком-нибудь гала-вечере, мастера будут трудиться над ним около 500 часов. Хотя, безусловно, каждый конкретный проект уникален, и всегда трудно предположить, сколько времени займет работа над ним. Завершенное украшение неоднократно проверяют эксперты по контролю качества, что подразумевает тщательное исследование каждого грамма металла и каждого камня.

Ювелирная работа: дом Cartier изнутри (фото 6)

Ювелирная работа: дом Cartier изнутри (фото 7)

Качество камней для Cartier принципиально: даже самые мелкие из них проверяются на соответствие схеме сертификации процесса Кимберли, введенной ООН в 2003 году и подразумевающей предотвращение попадания на рынок так называемых «кровавых алмазов» (то есть алмазов, средства от продажи которых пойдут на финансирование военных конфликтов или терроризма). Любые сомнения в чистоте происхождения камней станут причиной не брать их в работу. Только чистейшие камни и только металлы высшей пробы. Работа над некоторыми украшениями ведется в строжайшей секретности: ювелиры Cartier, подобно агентам спецслужб, никогда не распространяются о том, с чем имеют дело. Конфиденциальность — обязательное условие.

Ювелирная работа: дом Cartier изнутри (фото 8)

Ювелирная работа: дом Cartier изнутри (фото 9)

«Мы начинаем работу над любой коллекцией за два года до того, как она появится в витринах наших магазинов, — продолжает рассказ Пьер. — В первую очередь такой большой срок обуславливается тщательной работой с камнями. Кстати, именно от того, какую палитру камней мы собрали, будет зависеть общая идея коллекции. Наша творческая группа обсуждает все высказанные идеи примерно три месяца. Затем дизайнеры предлагают более сотни эскизов, из которых мы в итоге отбираем всего 15—20. В отличие от модной индустрии, где окончательное слово всегда за креативным директором, у нас все решения принимаются командой, состоящей из художников, дизайнеров, инженеров и руководства ювелирного дома».

Пьер говорит, что в Cartier c любопытством изучают модные тренды и с удовольствием приглашают на работу молодых дизайнеров. Но есть выработанные за 168 лет ценности и философия, которым обязаны следовать все, даже самые прогрессивные и молодые члены команды. Коммерческий успех ювелирного дома зиждется не на рекламе, а на качестве и художественной ценности изделий. При этом Cartier — это не консервативная и закрытая от мира компания. Современные каналы коммуникации здесь не отвергаются. Например, у бренда есть аккаунт в Instagram, который просматривают более миллиона подписчиков, и это дает возможность думать, что с современными маркетинговыми технологиями у Cartier все в порядке.

«В отличие от модной индустрии, где окончательное слово всегда за креативным директором, у нас все решения принимаются командой, состоящей из художников, дизайнеров, инженеров и руководства ювелирного дома».

А мы уже идем дальше по коридору. На стенах висят архивные фотографии клиентов в украшениях Cartier. Вот легендарные украшения дома: например, женские карманные часы в виде головы пантеры или знаменитые часы с изображением птицы феникс стоимостью 2,7 миллиона долларов. Пьер с гордостью возвращается к рассказу о мастерах дома: «Ни в одной другой мастерской мира нет таких высококлассных специалистов, как у нас, это абсолютно точно. Да, мы очень требовательны к работникам, ведь от них зависит репутация Cartier. По окончании обучения мы тщательно отбираем только лучших и самых способных выпускников. Поэтому можем гарантировать: в нашей команде работают действительно выдающиеся мастера. Они самоотверженны и преданы своему делу. Они прекрасно понимают, для людей какого уровня создают свои шедевры, и понимают, что в большинстве случаев эти шедевры станут фамильными реликвиями и будут передаваться из поколения в поколение. Каждый день мы здесь работаем с изящными вещами, которые переживут нас самих и останутся в веках. Для нас это очень важный момент: осознание того, что мы создаем историю».

Задаем Пьеру не очень удобный вопрос: «Бывали ли случаи, когда ювелирный дом отказывал кому-то в создании украшений?». Пьер с присущей ему элегантностью отвечает: «Мы получаем действительно много заказов. Но работаем всегда только с теми, кто по-настоящему понимает ценность украшений Cartier. Не стоимость, а именно ценность. Нам важно, чтобы кропотливая работа мастеров была представлена с достоинством, чтобы ассоциировалась с прекрасными людьми и событиями. Мы ценим силу личности, свободу мышления, для нас важно, чтобы человек был эстетически развит. Мы гордимся сотрудничеством с Элизабет Тейлор, Софи Лорен, принцессой Дианой или такими вдохновляющими на прекрасное людьми, как наша муза начала ХХ века Жанна Туссен, благодаря которой появилось легендарное украшение в виде пантеры. Возвращаясь к вашему вопросу, я скажу так: да, мы работаем с весьма ограниченным списком клиентов, это правда. Но однажды став нашим клиентом, вы останетесь им навсегда. Преданность — это не пустое слово для ювелирного дома Cartier. Мы преданы традициям, преданы клиентам, преданы нашей вере в прекрасное».

Ювелирная работа: дом Cartier изнутри (фото 10)

Ювелирная работа: дом Cartier изнутри (фото 11)

Роза Синайски Художественный перевод Ирины Белоус Malika Mokadem

11 авг. 2015, 15:30

  • Фото: Архивы пресс-служб

Оставьте комментарий

загрузить еще