Поиск

«Моя работа как дизайнера заключается в превращении технического в эмоциональное» — интервью с главой часового ателье Bulgari

Фабрицио Буонамасса Стильяни — о главной премьере Базеля, часовой дизайн-философии Bulgari и о том, будут ли стираться различия между женскими и мужскими часами

 

Великий римский часовой дом Bulgari не просто решил утвердить себя в часовом мире — с этой задачей он давно справился, — но и не пропускать ни один салон Baselworld без часового рекорда. И все они связаны с коллекцией Finissimo. Все началось со стратегического решения, которое принял пять лет назад новый СЕО Жан-Кристоф Бабен, — вступить в гонку сверхтонких часов, потому что тонкость и легкость становились глобальными потребительскими характеристиками современности. В 2014 году вышли Octo Finissimo Tourbillon, самый тонкий в мире турбийон: механизм с парящим турбийоном толщиной 1,95 мм, а весь платиновый корпус толщиной 5 мм. Но настоящий прорыв произошел в 2016 году, когда появился Octo Finissimo Minute Repeater.

«Моя работа как дизайнера заключается в превращении технического в эмоциональное» — интервью с главой часового ателье Bulgari (фото 1)

 

 

 

Эти часы стали абсолютно новым образом Octo Finissimo: серый корпус из матового титана, часовые метки и счетчик малой секундной стрелки проточены в циферблате, матовый же ремешок из аллигатора — этот дизайн стал настоящим шедевром часового ателье Bulgari под руководством Фабрицио Буонамассы Стильяни. И это был мировой рекорд тонкости для минутного репетира: механизм толщиной 3,12 мм, а весь корпус не толще 6,85 мм, что для репетира, где важно резонирующее пространство, не просто мало, а практически ничто (и прорези на циферблате, кроме чистой красоты, дали еще и дополнительный резонанс). В прошлом году Bulgari в Базеле показал новые Octo Finissimo Automatic — автоматический калибр толщиной 2,23 мм, а вместе с корпусом эти часы уложились в 5,15 мм. И стали еще одним мировым рекордом тонкости и еще одной безупречной комбинацией серого титана и простой геометрии. А перед этим без особенного шума были представлены Octo Finissimo Tourbillon Skeleton — прозрачная версия ультратонкого турбийона 2014 года, ставшие самым тонким скелетонизированным турбийоном. Закончился прошлый год для часового подразделения Bulgari настоящим победным фейерверком: в ноябре обе премьеры добились главного приза часового мира — Grand Prix de Geneve. Octo Finissimo Tourbillon Skeleton — в категории «Лучший турбийон и спуск», а Octo Finissimo Automatic — в важнейшей категории «Лучшие мужские часы».

 

 

«Моя работа как дизайнера заключается в превращении технического в эмоциональное» — интервью с главой часового ателье Bulgari (фото 2)
«Моя работа как дизайнера заключается в превращении технического в эмоциональное» — интервью с главой часового ателье Bulgari (фото 3)

 

 

 

 

Что ждет нас в этом году? Да, опять мировой рекорд: новый автоматический механизм с турбийоном. Octo Finissimo Tourbillon Automatic теперь самые тонкие в мире автоматические часы вообще и с турбийоном в частности, толщина их корпуса всего 3,95 мм, и это уже четвертый мировой рекорд коллекции Finissimo. Внутри стоит тот же калибр BVL 288 толщиной 1,95 мм, как и в часах 2014 Finissimo Tourbillon, к которому добавлена новаторская система автоматического завода.

 

 

Но 2018-й год, когда Bulgari отмечает 100-летие своих первых ювелирных часов, — это еще и год женских премьер. И впервые самая передовая коллекция Finissimo разворачивается прямо и непосредственно к женщинам и ставит свой самый тонкий в мире репетир, показанный два года назад, в часы Diva Finissima Minute Repeater. А кроме того, в Базеле покажут пять новых часов из самой последней женской коллекции Bulgari — Lvcea, впервые на легендарном булгаревском браслете Tubogas. Накануне открытия Базельского часового салона мы поговорили с главным часовым дизайнером Bulgari Фабрицио Буонамассой Стильяни и про то, как работает дизайн в мужских и женских коллекциях.

 

 

«Моя работа как дизайнера заключается в превращении технического в эмоциональное» — интервью с главой часового ателье Bulgari (фото 4)
«Моя работа как дизайнера заключается в превращении технического в эмоциональное» — интервью с главой часового ателье Bulgari (фото 5)

 

 

 

Фабрицио называет встречи перед Базелем aperitivo и говорит, что это всего лишь раззадоривает аппетит перед самим салоном. Вообще его итальянское остроумие не уступает его итальянскому вкусу: слушать комментарии Фабрицио по поводу дизайна, цветов и геометрии, главных качеств Bulgari, — это всегда отдельное удовольствие. Они остроумные, точные и непредсказуемые, каким и должно быть мышление человека, который рисует часы Bulgari. Например, он показывает новые мужские Octo Roma с циферблатом сложного коричневого оттенка (два других варианта — зеленый и синий) и говорит: «А это для креативных инвестиционных банкиров, зеленый для них слишком яркий, синий слишком традиционный, а вот этот как раз дает возможность показать, что ты отличаешься от других, и обойтись при этом без всякой вычурности. Только представьте их не с браслетом, но с ремешком из кожи аллигатора». Или показывает еще одну предательскую премьеру, новые Serpenti на «тубогазе», где три цвета золота — розовое, белое и желтое — создают практически эффект деграде, и рассказывает, как они нашли эту модель в архиве 60-х годов, но сначала все сказали, что это невозможно. «А я ответил: сome on! Bulgari делал это 50 лет назад, неужели сегодня, с нашими технологическими возможностями мы не сможем это повторить?» А затем достает главную женскую премьеру — Diva Finissima Minute Repeater, с мерцающим золотой пылью черным циферблатом, напоминающим одновременно и что-то космическое, и что-то традиционное из мира прекрасного metier d'art.

 

«Моя работа как дизайнера заключается в превращении технического в эмоциональное» — интервью с главой часового ателье Bulgari (фото 6)

 

— Как вы сделали часы Diva Finissima Minute Repeater?

— Корпус из розового золота. Бриллианты на подвеске-шарме — она же запускает бой часов, на безеле, на креплениях ремешка, на застежке, на счетчике малой секундной стрелки, часовые метки также инкрустированы бриллиантами. И циферблат, сделанный из золотой пудры. Это квинтэссенция нашего бренда —  удивительные способности как часовщиков и уникальные способности как ювелиров. 10 часов в действительно исключительном ювелирном исполнении.

 

— Что значит «циферблат, сделанный из золотой пудры»?

— На нашей швейцарской часовой мануфактуре в Ле Сантье используется техника, очень близкая традиционной японской технике росписи лаком уруси, циферблат покрывается черным лаком и потом на него помещают золотую пудру и делают вот так [Фабрицио дует примерно так, как это делает фокусник, прежде чем показать результат фокуса]. Мы действительно дуем на золотую пудру и смотрим, как она ложится, то есть каждый циферблат уникален. И если нам не нравится результат, мы делаем новый циферблат.

 

— То есть тут стоит экстремально сложный механизм в экстремально сложном ювелирном корпусе? Прежде делали прямо наоборот — брали достаточно простой механизм и помещали его в чрезвычайно сложный ювелирный корпус.

 

— Я бы назвал наш концепт очень итальянским. У нас есть специальное слово — spezzatura, что значит нечто очень сложнодостижимое, показанное очень простым образом. И это именно она — спреццатура часового дела, нечто крайне сложное в исполнении, выглядящее при этом абсолютно естественно и легко носимое. Умение соединить эти две вещи — в этом секрет настоящей элегантности.

 

 

«Моя работа как дизайнера заключается в превращении технического в эмоциональное» — интервью с главой часового ателье Bulgari (фото 7)

 

 

— В чем часовое будущее Bulgari? Вы продолжите делать футуристические мужские часы, как Octo Finissimo и суперженственные ювелирные женские?

 

— Это две стороны одного бренда. Мы продолжим вкладывать силы в наши коллекции Octo — Roma, Finissimo, в такие уникальные часы, как наш сапфировый турбийон, мы сделали его новый вариант, и мы продолжим делать очень женственные часы в разных исполнениях — Serpenti и Lvcea.

 

— Можно ли ожидать, что вы примените мужской подход в женских коллекциях, то есть сделаете что-то минималистское и футуристичное для женщин?

 

— Это сложно. Мужские часы интересны с точки зрения технологий, материалов, женские — эмоций, ювелирной красоты. Это совершенно разный бизнес. Но, может быть, это будет следующим вызовом, который мы примем. Пока же мы продолжим наши главные направления, потому что если мы начнем смешивать одно с другим, нашим клиентам будет сложно следовать за нами. Но мы получили много запросов на часы Octo для женщин, так что посмотрим. У нас есть множество способов играть с ортогональной формой... Скомбинировать дизайн Octo с женским сегментом — это значит начать еще одно, новое, направление, —  возможно, это слишком много или слишком рано. У нас есть Bulgari-Bulgari, Serpenti, Octo и Lvcea, и поддерживать все это на должном уровне и в тоже время быть новаторами не так просто.

 

— Я думаю, технические вещи тоже могут давать много эмоций.

— Да, но моя работа как дизайнера стоит в превращении технического в эмоциональное.

 

— Когда вы работает с драгоценными камнями, это накладывает определенные ограничения?

 

— Да, конечно. Если вы хотите играть разными камнями, ваш дизайн должен быть на определенном уровне. Для ювелирных часов Serpenti, например, нужна определенная конструкция, чтобы использовать разные типы камней. Этот корпус для Serpenti c двумя змеиными головами (Фабрицио показывает новые ювелирные часы ЕС) с бриллиантами и изумрудами должен быть богатым и сложным — с точки зрения конструкции и savoir faire все элементы должны быть на том же уровне, что и камни. Иначе вы делаете впечатляющие усилия, которые не оправдываются стоимостью камней. Исключительное исполнение должно быть поддержано самыми уникальными камнями.

 

— Чувствуете ли вы себя более свободно с точки зрения дизайна, когда делаете мужские часы?

 

— Нет, менее. Более свободно с точки зрения креативности я чувствую себя с женскими часами. Но это другой тип креативности. Например, для ювелирных часов ты можешь делать все что хочешь. Serpenti — это каждый раз повод сделать невероятные ювелирные часы. Мужские часы должны быть чуть менее экстравагантны. Мужчины интересуются наследием бренда, техническими характеристиками, материалами, они нередко меняют часы каждый день. Женщины же могут носить самые разные вещи. У нас есть клиентки, которые покупают часы, подобные этим, чтобы надевать раз в год, то есть они имеют много часов этого уровня. Поэтому мы получаем много интересных запросов клиенток, которые уже имеют разные Serpenti и много других часов, очень хорошо известных часов, и теперь они хотят что-то, сделанное специально для них.

 

 

«Моя работа как дизайнера заключается в превращении технического в эмоциональное» — интервью с главой часового ателье Bulgari (фото 8)

 

 

— Запросы клиентов ограничивают вашу свободу творчества? 

 

— Иногда мы получаем очень подробный бриф: «Serpenti с рубинами и изумрудами в такого-то типа дизайне». Иногда мы делаем новый дизайн часов. Например, часы с древнеримской монетой из нашей коллекции haute joaillerie — у нас были уже готовые, но одна наша клиентка сказала, что она хочет специально для нее подобранные камни. И мы собрали новые часы, существующие в одном единственном экземпляре.

 

— А бывают клиенты, которые приходят к вам и просто говорят: «Удивите меня!»?

 

— Это сложно. Чтобы иметь уникальную вещь, вы должны потратить более 200 тысяч евро, и если вы готовы потратить столько, вы не хотите никаких сюрпризов. Обычно нам говорят: «Я хочу часы Serpenti, сделайте несколько образцов дизайна, и я выберу».

 

— Когда вы придумываете дизайн, на что вы смотрите, кроме часов?

— Bulgari имеет много общего с индустриальным дизайном — спасибо Джанни Булгари, который перепридумал бренд в 80-е и 90-е. И это в том числе было причиной, по которой я выбрал Bulgari в 2001 году. Именно Джанни Булгари сделал бренд настолько крутым и современным, насколько возможно, с использованием именно в драгоценностях новых материалов: алюминия, каучука, керамики и стали. Bulgari очень близок к разным красивым вещам. Если что-то действительно хорошо сделано, это становится определенным образом красивым, даже если предмет не отвечает именно моему вкусу, я всегда могу отдавать должное savoir faire. Но если часы делаются только чтобы непременно выделиться, это не имеет смысла ни с точки зрения ДНК бренда, ни с точки зрения ремесла, ни с точки зрения качества.

 

Оставьте комментарий

Загрузить еще