Поиск

Как «Эйфория» изменила наши представления об ЛГБТ+, зависимостях, абьюзе и подростках

Как «Эйфория» изменила наши представления об ЛГБТ+, зависимостях, абьюзе и подростках

Текст: Мария Ушакова


Фото: Предоставлены «Амедиатекой»

Сегодня на «Амедиатеке» и HBO выходит специальный эпизод второго сезона «Эйфории» — сериала, который доказал, что кино про подростков может быть гораздо сложнее, чем мы привыкли думать. Изначально выход был запланирован на 6 декабря, но, видимо, в HBO решили, что этот год и так заставил нас слишком долго ждать, и перенесли дату релиза. Прежде чем идти смотреть на грустную Ру в преддверии Рождества (у нее, конечно, тоже никакого новогоднего настроения), BURO. предлагает вспомнить, что было в предыдущем сезоне и чем он всех так зацепил.

О чем был первый сезон

Пилотная серия знакомит нас с Ру Беннет — 17-летней школьницей, которая только что вернулась из рехаба. Все следующие эпизоды она пытается начать нормальную жизнь, но этому не помогают ни школьные алковечеринки, ни сложные отношения с матерью, ни новая одноклассница Джулс, с которой Ру начинает связывать нечто большее, чем дружба. Параллельно с историей Ру в сериале развиваются сюжетные линии ее ровесников, которые затрагивают все проблемные вопросы, волнующие современных подростков: от секса и отношений до социальной и гендерной самоидентификации.

«Эйфория», основанная на одноименном израильском сериале, вышла прошлым летом на HBO и в первую же ночь собрала больше миллиона зрителей. Критики почти единогласно объявили сериал лучшей школьной драмой года, отметив его «дерзость и эффектность» (в The Guardian) и актуальность. Variety заметил, что «Эйфория» похожа на самих подростков — нахальных, резких и не всегда приятных в общении, а Vulture сравнил эффект от сериала с залипанием в соцсетях, от которых ты устаешь и раздражаешься, но оторваться не можешь. Почему так произошло?

Как «Эйфория» изменила наши представления об ЛГБТ+, зависимостях, абьюзе и подростках (фото 1)
Как «Эйфория» изменила наши представления об ЛГБТ+, зависимостях, абьюзе и подростках (фото 2)

«Эйфорию» приняло ЛГБТ-сообщество

Несмотря на то что практически в каждом современном фильме есть представители дискриминируемых групп, именно «Эйфорию» называют самым прорывным сериалом в плане репрезентации людей с неконвенциональной сексуальностью. Один из центральных персонажей — трансгендерная девушка Джулс, которая испытывает сильные чувства к Ру, но в то же время сидит в приложении для гей-знакомств. Лучшая подруга Ру Лекси и ее одноклассница Кэт — гетеросексуальные девушки; главный школьный спортсмен Нейт — скрытый гей, который не может признаться в этом никому (даже себе) из-за жесткого давления со стороны отца. Сама Ру, хоть это и не заявляется открыто в сериале, скорее всего, принадлежит к небинарным персонам и отвергает привычные гендерные роли, независимо от того, касается дело ее стиля в одежде или отношений с людьми. «Мне просто некомфортно в платье», — говорит она. И ни у кого не возникает вопросов.

Смелость создателей «Эйфории» отметил даже Gay Times, один из самых старых и популярных британских журналов для геев и бисексуалов. «Новаторским является сам способ изображения квир-людей, потому что их идентичность не главная черта их характера, — писало издание. — Они сталкиваются с определенными испытаниями, но их сексуальные и гендерные особенности показаны только как дополнительные сложности и никогда не являются ключевым свойством героев». Кроме того, «Эйфория» очень аккуратно ведет себя с квир-терминологией, и многие ее персонажи демонстрируют довольно прогрессивные взгляды. В одном из эпизодов Мэдди сказала Нейту, что человеческая сексуальность находится в широком спектре, чем явно обрадовала всех, кто сомневается, к какой ориентации себя отнести».

«Эйфория» открыто говорит о ментальном здоровье

Пока в российском медиапространстве ведутся разговоры о психическом здоровье и появляются первые русские сериалы, посвященные теме, американские продюсеры, режиссеры и сценаристы давно поняли, что эту область нельзя игнорировать. Начиная с хичкоковского «Психо» и «Женщины не в себе» Кассаветиса и заканчивая «13 причинами почему» и «Моим парнем психом», люди с расстройствами личности занимают центральные роли в западных фильмах. «Эйфория» не исключение.

Как «Эйфория» изменила наши представления об ЛГБТ+, зависимостях, абьюзе и подростках (фото 3)

Шоураннер сериала Сэм Левинсон неоднократно признавался в интервью, что большинство сцен отражают его личный опыт борьбы с наркозависимостью и тревожностью. Чтобы сохранить границу между экранным образом и реальной жизнью, он сделал главной героиней девушку и взвалил на нее, пожалуй, все проблемы, которые только можно представить. Начиная с первых минут жизни (Ру родилась 11 сентября 2001 года — в день атаки на башни-близнецы), она была окружена негативом, яростью и скорбью. «Мои родители провели два дня не отходя от телевизора и не выпуская меня из рук, пока их чувства не уступили место горю и онемению», — рассказывает Ру. И хотя она точно не могла запомнить момент собственного рождения, ее нервная система сделала это за нее и через несколько лет дала сбой. К восьми годам девочка лечилась от обсессивно-компульсивного расстройства, повышенной тревожности и возможной биполярки, к одиннадцати она подсела на отцовский валиум, а к семнадцати успела обзавестись номерами главных драгдилеров и побывать в рехабе. «Ру? Мы думали, ты умерла», — в шутку говорят ей одноклассники, не задумываясь, что, на самом деле, она умирает каждый день: из-за ломки, депрессии и жуткого одиночества.

У других героев ситуация не лучше: пережив тяжелую травму в детстве, Джулс наносит себе раны и занимается сексом с мужчинами вдвое старше ее (один из них, кстати, отец Нейта — строгий, но справедливый семьянин, который хранит в ящике стола коллекцию гей-порно). Сам Нейт, не имея возможности открыто заявить о своей ориентации, вымещает злость на окружающих: шантажирует и угрожает Джулс, избивает бывшего любовника своей девушки Мэдди и держит саму ее в постоянном страхе. Мэдди, будучи самой красивой девушкой школы, в глубине души переживает, что недостаточно хороша (дают о себе знать детские конкурсы красоты, в которых мать заставляла ее участвовать). Кэт, потерявшая девственность на спор на пьяной вечеринке, открывает для себя мир вебкам-моделинга и не может остановиться: выполняя извращенные желания незнакомцев, она зарабатывает деньги, которые может тратить на новую косметику и кожаные мини-юбки.

В отличие от героев прочих подростковых сериалов, проблемы персонажей «Эйфории» выходят далеко за рамки обычного пубертатного бунта и сезонной хандры. Каждый из них борется (или нет) с серьезной зависимостью, что, по мнению критика Бойда Хилтона, выводит шоу «на новый уровень смелости», и это не может не радовать.

Как «Эйфория» изменила наши представления об ЛГБТ+, зависимостях, абьюзе и подростках (фото 4)
Как «Эйфория» изменила наши представления об ЛГБТ+, зависимостях, абьюзе и подростках (фото 5)

«Эйфория» оказала серьезное влияние на бьюти-индустрию

«16 лучших образов Джулс», «Сделать мейкап, как у Мэдди Перес», «Где взять вещи, как у героев „Эйфории?“» — подобные статьи в прошлом году появлялись чаще, чем интервью Зендаи. Рекламная кампания и пиар-усилия HBO хорошенько позаботились, чтобы вы посмотрели хотя бы одну серию, потому что уже по трейлеру было понятно, что «Эйфория» войдет в топ если не самых сильных, то самых стильных сериалов точно. Рэперу Дрейку, продюсировавшему проект, и художнице по костюмам Хайди Бивенс удалось не только передать аутентичный стиль поколения Z, но и создать долгоиграющий тренд, которым вдохновились все: от подростков, залипающих в Pinterest, до Moschino и Christian Siriano, чьи модели показались на Нью-Йоркской неделе моды с розово-голубыми стрелками в пол-лица.

Бивенс придумала образы для героев фильма «Середина 90-х» Джоны Хилла и «Отвязных каникул» Хармони Корина. По ее словам, стиль «Эйфории» она создавала вместе с актерами и тинейджерами (следила за инстаграмом и фотографировала молодых людей на улице). Она расспрашивала девушек об их кумирах, интересовалась их любимыми фильмами и вещами, которые они предпочитают носить в реальной жизни. Так, актриса Алекса Деми познакомила свою Мэдди с фильмом «Казино» и оделась в шубу, как у Шэрон Стоун, поклонница аниме Хантер Шафер превратилась в современную версию Сейлор Мун, а Зендая осталась в любимых Converse и футболке Гоши Рубчинского.

Кстати, некоторые трендсеттеры уверены, что мода на глиттер, стразы и яркие стрелки сохранится и в 2021 году, так что не спешите убирать любимую косметику — уверены, мейкап-стилист шоу Дониэлла Дэви придумала для второго сезона что-нибудь интересное.

Как «Эйфория» изменила наши представления об ЛГБТ+, зависимостях, абьюзе и подростках (фото 6)

А у американских подростков действительно все так плохо, как в «Эйфории»?

Перед выходом пилотной серии Зендая опубликовала в инстаграме пост с предупреждением, что сериал можно смотреть только с 17 лет. Позже и она, и Сэм Левинсон признавались: «Эйфорию» они снимали не столько для подростков, сколько для родителей и тех, кто рефлексирует по поводу своего непростого прошлого и хочет убедиться, что он не один такой.

Такая позиция вызвала серьезную дискуссию среди поклонников и противников сериала. Кто-то говорил, что «Эйфория» — именно то, что нужно смотреть подросткам, кто-то — что сериал романтизирует наркотики, случайный секс и абьюзивные отношения. Родительский телевизионный комитет взбунтовался и вынес срочное предупреждение по поводу чрезмерной демонстрации секса и насилия — такого даже в «Американском пироге» не было, в самом деле!

Основная претензия заключалась в том, что сериал преувеличивает существующие проблемы и изображает больше реальность 1990-х, нежели конца 2010-х (действие израильской «Эйфории» происходит как раз 30 лет назад). INSIDER ссылался на социологические опросы, которые показывали, что в последнее время процент употребления наркотиков среди американских подростков гораздо ниже, чем был раньше; это же касается и сексуальных отношений. В целом, за Gen Z уже закрепился образ самого сознательного поколения, которое ставит на первое место эмоциональный контакт и личную безопасность, поэтому утверждение Ру о том, что «нюдсы — это валюта любви» может показаться спорным. С этим, кстати, соглашаются и сами тинейджеры и отмечают, что хотя сериал дает «честный и новый взгляд на подростковые проблемы», он имеет мало общего с жизнью зумера в 2019 — 2020 годах. https://www.youtube.com/watch?v=k-9DOwrLdkg

Чего ждать от второго сезона?

Первый сезон закончился клипом Зендаи на ее песню «All Of Us», в финале которого она падала на землю. «Ру? Мы думали, ты умерла», — встречают ее друзья. Ру, конечно, не умерла, — заверил поклонников сериала Сэм Левинсон, который остался шоураннером второго сезона, и сказал, что ее героиню ждут еще более сложные испытания.

Вопросов пока гораздо больше, чем ответов, поскольку HBO держит детали нового сезона в секрете. Известно, что первый специальный эпизод будет посвящен Рождеству, что большинство старых героев вернутся и продолжат поиск себя, а также подробнее раскроется образ Джии, младшей сестры Ру. Совершит ли она ту же ошибку, что и Ру, останутся ли вместе Итан и Кэт и вернется ли в город Джулс? Набираемся терпения и идем смотреть рождественские серии прямо сейчас!


«Эйфория». Рождественские серии

Смотреть на «Амедиатеке»

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий