Поиск

Почему второй сезон «Мира Дикого Запада» так плох

К черту таких ковбоев

Текст: Николай Долгин


 

«Мир Дикого Запада» — один из популярнейших и самых обсуждаемых сериалов. Мы следили за первым сезоном, затаив дыхание, и разгадывали ребусы сюжета всем интернетом. А вот второй сезон шоу уже вызывает недоумение — Buro 24/7 объясняет почему.

 

 

 

 

Сверхпопулярный сериал «Мир Дикого Запада» затейливо рассказывает о натянутых отношениях людей и пробуждающегося искусственного интеллекта посреди развлекательного парка в декорациях фронтира. Сочиняя первый сезон, Джонатан Нолан (талантливый брат и соавтор того самого Кристофера Нолана) и его супруга Лиза Джой наверняка не могли нарадоваться собственному хитроумию — столь лихие повороты они заложили в сюжет. Их ликованию быстро пришел конец: коллективный разум дотошных фанатов раскусил все сюрпризы задолго до срыва покровов на экране. Элегантность конструкции все равно впечатляла, но самолюбие сценаристов как будто бы пострадало. «Ах так! Ну держитесь!» — словно бы говорят они вторым сезоном.

Если раньше главная внезапность сериала заключалась в развитии действия в двух параллельных временных линиях, то теперь из этого демонстративно не делают никакой тайны. Основные события развиваются в разгар восстания роботов и 11 дней спустя, где все причастные пытаются понять, как же они докатились до жизни такой. Однако андроид Бернард настолько ненадежный рассказчик, что зритель, блуждающий по лабиринту бесконечных флешбэков и обманок, неизменно испытывает ощущение топографического кретинизма. Удовольствие, так скажем, на любителя.

 

Почему второй сезон «Мира Дикого Запада» так плох (фото 1)

Неприятные люди и такие же андроиды

 

Во втором сезоне «Мир Дикого Запада» не только не решил одну из своих наболевших проблем, но и усугубил. Если в той же «Игре престолов» полным-полно харизматичных персонажей, чья судьба небезразлична поклонникам, даже когда те пересекают границы морали, то герои другого флагмана HBO стабильно производят лишь отталкивающий эффект. Долорес окончательно превратилась в кровожадную маньячку, декламирующую революционные лозунги о свободе. Бернард ковыляет со страдальческой физиономией и мямлит, что ничего не понимает. Человек в черном, пребывая в плену иллюзий о собственной значимости, мостит себе дорогу в ад. Экспедиция Мейв за ее дочерью несет в себе хоть какое-то гуманистическое начало, но бессмысленна в глобальном контексте — как и целый полк статистов, который она тащит за собой. Герои сериала, как правило, наделены примитивными мотивациями, неинтересны как личности и не вызывают сопереживания, поэтому их конфликты воспринимаются с долей отстраненного пофигизма. Положение отчасти спасают выкладывающиеся актеры и интригующие события, происходящие с персонажами.

 

Почему второй сезон «Мира Дикого Запада» так плох (фото 2)

 

Филлеры — враги прогресса

 

 

Второй сезон сулил нам бунт андроидов, однако масштаб катастрофы отнюдь не поражает воображение. Боевых сцен в принципе не так много. Поставлены они хоть и на совесть, но страдает в них в основном лишь пушечное мясо, чьи имена, скорее всего, не вспомнят даже сами авторы. Гибнуть направо и налево важные персоны начинают лишь в последней паре серий, да и то многих наверняка воскресят в том или ином виде.

Повествование двигается в темпе кататонической улитки, а отдельные эпизоды болезненно похожи на филлеры — то есть на пустое растягивание резины без развития сюжета. Наглядный пример — восьмая серия, где излагается медитативная история индейца Ачекеты. У нее красивый и эмоциональный финал, но подвести к нему с тем же успехом можно было и минут за двадцать, а не за целый час мелодраматической заунывности. Когда сериал берет подобную паузу в момент, когда он должен на всех порах нестись к кульминации, он рискует навлечь на себя поток недобрых слов.

 

Почему второй сезон «Мира Дикого Запада» так плох (фото 3)

 

Аудиторию давно интриговали новыми тематическими парками (всего их шесть): во втором сезоне показали парочку, но потенциал их не реализовали. Радж, мир Индии начала ХХ века, ничем не запомнился, кроме знакомства с любопытной героиней, которая в конечном счете оказалась всего лишь сюжетной функцией (как, в общем-то, и все остальные персонажи). Мир Сегунов ждали еще с прошлого года: он порадовал прекрасной визуальной эстетикой (кровь, кишки, лепестки сакуры и тому подобное), но огорчил своей вторичностью. Необъяснимым образом у такого крупного проекта оказался тот же самый сценарист, что у ковбойского парка, который просто тупо скопировал характеры придуманных ранее андроидов. Через встречу со своими двойниками персонажи должны были раскрыться с новой стороны, но на деле ограничились топтанием на месте. Разве что Мейв обрела джедайские способности, стала натуральным богом из машины и научилась уважать чужой выбор судьбы, но все эти замечательные вещи могли бы произойти с ней и в более свежем антураже.

Помешанность создателей на изящных закольцовках и зеркальных повторениях одних и тех же сцен, тем и реплик сыграла с ними злую шутку. Изысканные рифмы, ходящие по кругу, со временем попросту приедаются и утомляют, равно как и претенциозные философские монологи. В первом сезоне андроиды завидовали людям и искали свободу воли, во втором — люди завидуют роботам и ищут бессмертие. Причем для человечества авторы вынесли совсем уж неутешительный приговор: оказывается, презренные гомосапиенсы лишены свободы выбора, подчиняясь незамысловатому внутреннему коду, и вообще хуже роботов во всем (хоть те и сами не сахар). Вывод, возможно, не самый очевидный, но Нолан — художник, он так видит. Хочет ненавидеть всех людей — имеет полное право. Его сериалу хватает интересных идей, но их подача захромала. Злоупотребление сюжетными головоломками до добра не доводит — достаточно вспомнить бесславный конец «Остаться в живых». У «Мира Дикого Запада» еще будет возможность все исправить в третьем сезоне, который развернется преимущественно за пределами парка.

 

Оставьте комментарий