Поиск

Алена Михайлова и Петр Скворцов — о совместной работе, самоцензуре и ролях мечты

Текст: Ксения Китаева


На днях компания МТС представила свой новый онлайн-кинотеатр KION, к запуску которого было отснято несколько сериалов, среди которых «Секреты семейной жизни» в главной роли с Аленой Михайловой и Петром Скворцовым. Мы поговорили с актерами о роли мечты, азиатском кинематографе и том, почему вымирает жанр мелодрамы.


В последнее время считается, что мелодрамы устарели и всем намного интереснее смотреть фантастику. Как вы лично относитесь к этому жанру?

Петр:

Петр:

Недавно я пересматривал все три части «Бриджит Джонс»… Если серьезно, мне кажется, что тут дело не в жанре, нужно в принципе менять киноязык. Мне безумно нравятся фильмы про семейную жизнь Карлоса Рейгадаса: человек переживает реальный семейный кризис со своей женой и снимает об этом кино. Вплоть до того, что они ходят в свингер-клубы, а его друг советуется с ним, может ли он переспать с его женой. И это не выглядит как вынос сора из избы, а, наоборот, как художественное переживание своих проблем.

Алена:

Алена:

Мне не очень интересно смотреть привычные мелодрамы. Хочется что-то переосмысленного, о чем как раз Петя говорит.

Алена Михайлова и Петр Скворцов — о совместной работе, самоцензуре и ролях мечты (фото 1)

А ваш сериал не выглядит как вынос сора из избы?

Петр:

Петр:

Нет, потому что мы как раз прикрыты жанром, у которого есть некоторый канон и яркая форма, отделяющая нас от бытового существования. Когда ты кривляешься (в хорошем смысле), то физически не можешь вынести сор из избы.

По сериалу, ваша героиня — замкнутая девушка, которая далека от социальных сетей. Было ли вам интересно играть свою противоположность?

Алена:

Алена:

Я бы не сказала, что это совсем противоположность, я тоже закрытая. То, что у меня есть инстаграм, ни о чем не говорит. Я не выкладываю в соцсети каждый час и каждый миг своей жизни.

А у вас был какой-то импульс, когда вам дали сценарий? Почему вы согласились на роли?

Алена:

Алена:

Мне кажется, что в России снимают мало черных комедий. Я со времен института играла исключительно в драмах, мне всегда казалось, что комедия — не мое. Раньше я сразу откладывала комедийные сценарии, а тут мне так понравилась идея, что решилась попробовать себя в новом амплуа. Но это оказалось очень сложно. Ты все время идешь по тонкому льду: чуть-чуть пережал — уже не смешно. Теперь я хочу ограничить свое присутствие в драматических сюжетах, потому что все переживания пропускаю через себя и долго восстанавливаюсь после. Буду браться теперь только за те проекты, в которых буду уверена, что потраченные нервы стоили того.

Петр:

Петр:

Меня привлек подход нашего режиссера, он все-таки прошел хорошую театральную школу, как и я. Мы пользовались одной терминологией, и это очень облегчило мне съемочный процесс. Обычно кинолюди отрицают все, что связано с театром, хотя пользуются ключами, подаренными им когда-то Станиславским.

Алена Михайлова и Петр Скворцов — о совместной работе, самоцензуре и ролях мечты (фото 2)

В чем главная суть сериала?

Петр:

Петр:

Герои обретают счастье, открываются друг другу с неожиданной стороны. Думаю, что карантин послужил для многих неким чекпоинтом: находясь продолжительное время в одной квартире с любимым человеком, ты либо открываешь в нем что-то новое, либо окончательно разочаровываешься. У меня, кстати, так же с женой произошло: я на нее посмотрел с совсем другой стороны.

С хорошей?

Петр:

Петр:

Не бывает у человека хорошей и плохой сторон — просто с другой.

Алена:

Алена:

У меня было то же самое в Мексике, где мы с Мишей (актер Михаил Дементьев. — Прим. BURO.) пробыли несколько месяцев, — для нас это было очень тяжелое путешествие. Все шло не так: мы увидели не просто плохие, а просто ужасные стороны друг друга. Мы были там полтора месяца, многое не клеилось, и в какой-то момент я даже думала, что мы убьем друг друга, но, к счастью, до этого не дошло. В финале нашей поездки все наладилось, но мы сделали для себя очень много выводов.

Алена Михайлова и Петр Скворцов — о совместной работе, самоцензуре и ролях мечты (фото 3)

Расскажите, тяжело ли с Петром работать?

Алена:

Алена:

Нет, мне кажется, что у нас все получилось Он интересный, открытый к экспериментам. Было очень легко и комфортно. Петя более пластичный, и на его фоне я чувствовала себя бревном — он может сыграть все что угодно.

Петр:

Петр:

Мне казалось, что меня ненавидела вся съемочная группа, хотя я себе кажусь легким в работе. Нам было тяжело в том смысле, что мы первый раз работали друг с другом, да еще и в новом для нас обоих жанре.

Доверяли друг другу? Не было чувства неловкости, когда снимали постельные сцены?

Алена:

Алена:

Я во всех своих фильмах снималась без дублера, кроме одной сцены, не скажу какого фильма, где я попросила «замену», потому что я не видела смысла в этом эпизоде. А если кадр не влияет на сюжет, то там и не важны мои эмоции. Я отношусь к сексу на экране так: если можно избежать моего участия, то и отлично, но вообще я за реалистичность.

Петр:

Петр:

Неловкость уходит моментально: ее можно перенаправить в положительную энергию, получается круто. Мне всегда было интересно, возможно ли возбудиться по-настоящему на съемочной площадке. Для меня этот процесс в кадре скорее похож на танец, если подойти к этому серьезно. Иногда бывает, что у тебя антипатия к партнеру, и тогда это вообще, как говорил мой покойный мастер, «клевые обстоятельства».

Алена Михайлова и Петр Скворцов — о совместной работе, самоцензуре и ролях мечты (фото 4)

А какой у вас сценарий мечты?

Петр:

Петр:

Я бы хотел сыграть в байопике про Антонова (композитор Юрий Антонов. — Прим. BURO.). Мне говорят, что я похож на него в молодости.

Алена:

Алена:

А я сделала новую стрижку и хотела бы сыграть в чем-то наподобие «Матрицы», но пока меня не зовут. Я хочу снимать кино про путешествия и наконец-то купить камеру. Интересно начать делать что-то свое, собрать команду. Я поняла, что хороший сценарий можно ждать очень долго, поэтому либо надо брать, что предлагают, либо делать свой проект.

В Мексике снимали уже что-то?

Алена:

Алена:

В Мексике мы только выживали. Нас покусали клещи, примерно штук пятьдесят каждого, и я заболела. Зато я познакомилась с прекрасным человеком по имени Лари и очень захотела обучаться практикам у него. Он владеет такими вещами, как цигун, тайчи, акупунктура. Человек с колоссальным жизненным опытом и непростой, но интересной судьбой. Я хотела остаться, чтобы попробовать регрессивный гипноз, давно искала человека из этой области. В гипнозе могут быть только два человека, но я не говорю на английском, и мой парень был звеном соединяющим Лари и меня. Надеюсь, я выучу язык и вернусь в Коста-Рику.

Алена Михайлова и Петр Скворцов — о совместной работе, самоцензуре и ролях мечты (фото 5)

А вы, Петр, хотите отправиться в необычное путешествие?

Петр:

Петр:

Конечно. Я хочу пересечь Атлантику на корабле в одиночку, потому что баба на корабле — плохая примета (смеется).

Насколько я знаю, монтаж сериала сделан под японский комикс. А как вы вообще относитесь к азиатскому кинематографу?

Петр:

Петр:

«Олдбой» — один из моих самых любимых фильмов. Это сногсшибательная картина, от которой можно просто сойти с ума. Я недавно читал, почему корейское кино вдруг стало таким крутым: они ввели большой налог на прокат зарубежных фильмов, и индустрия в течение нескольких лет выстрелила до небес, а там уже и Оскар за «Паразитов». Люблю азиатское кино за яркие и неожиданные ходы, динамичное развитие сюжета, к которому стремятся многие европейские режиссеры. Многие считают такие приемы безвкусными и не решаются на них, но азиаты делают это очень органично. Если бы я так играл, то вам было бы всем очень неловко, а на них смотришь и восхищаешься. Это заложилось еще сотни лет назад в их культуре. Хотя вдруг мы сейчас гуляем в зоне расизма, я лучше замолкну.

Алена Михайлова и Петр Скворцов — о совместной работе, самоцензуре и ролях мечты (фото 6)

Боитесь высказываться на острые темы?

Петр:

Петр:

Я боюсь? Нет, просто стараюсь лишний раз избегать таких диалогов. Если ты начинаешь высказываться в этом поле, рискуешь быть втянутым в зануднейший диалог с промыванием мозгов. Сейчас формируются новый мир, он в так называемом переходном возрасте, нужно быть аккуратнее. Хотя, если честно, иногда в расистских и сексистских шутках больше любви, чем в каком-то комплименте.

Алена:

Алена:

Твои слова точно перековеркают, и ты ещё окажешься виноватым. Нужно быть умнее: лучше не болтать, а делать.

Последний фильм, над которым вы плакали?

Алена:

Алена:

«Земля кочевников». Там смешались одиночество, добрая грусть и путешествия.

Петр:

Петр:

Я плакал на мультике «Душа». А еще недавно посмотрел «Мама Рома» и тоже пустил слезу. Там такая тяжелая история во времена войны: женщины вынуждены заниматься проституцией, работать на тяжелых работах. Ребенок узнает, что его мать проститутка, но при этом продолжает ее очень сильно любить. Ну как тут не заплакать?

У кого хотели бы сняться?

Петр:

Петр:

У Альфреда Хичкока, Алексея Германа — старшего и Никиты Михалкова.

Алена:

Алена:

У талантливого человека, который любит, что он делает.

Алена Михайлова и Петр Скворцов — о совместной работе, самоцензуре и ролях мечты (фото 7)

Роль мечты?

Алена:

Алена:

Я бы сыграла парня, слепую, немую — все то, к чему нужно долго готовиться.

Петр:

Петр:

Артюра Рембо, Сашу Петрова и Ганса Касторпа из «Волшебной горы».

На что готовы ради роли?

Алена:

Алена:

Я готова абсолютно на все.

Петр:

Петр:

Я тоже, но зависит от идеи. Например, в одном из моих любимых питерских театров идет спектакль, где у Паши Семченко и Максима Исаева берут кровь из вены прямо на сцене. Потом они просят санитаров, чтобы те резко выдернули иголку, и кровь разбрызгивается повсюду. Они этой кровью рисуют портреты друга — это очень красиво, и на такое я готов.

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7