Поиск

Бездна смыслов: певица Монеточка и все проставленные к ней хештеги

Бездна смыслов: певица Монеточка и все проставленные к ней хештеги

Какие ярлыки навешали на Монеточку, что у нее все-таки за аудитория и что сама певица думает о шумихе вокруг себя

Текст: Марина Аглиуллина


Певица Монеточка (Елизавета Гырдымова по паспорту) — главная тема всех обсуждений этого лета. Ее второй альбом «Раскраски для взрослых» многие издания уже возвели на пьедестал лучшего альбома 2018 года. По прошествии времени стало ясно, что самое интересное во всей шумихе вокруг Монеточки заключается, возможно, не столько в ее текстах и музыке к ним, сколько в реакции на них. Buro 24/7 разбирается, кто же все-таки является аудиторией модной певицы и почему проставлять к ней хештеги — напрасный труд.

«Я просто Лиза Монеточка. У меня свой голос, я не могу ни за кого говорить», — как-то сказала Монеточка, но многие русские медиа упорно описывают ее как голос поколения 20-летних, новую Земфиру и молодежный инди-поп. Монеточку ставят в один ряд с условными героями ее же поколения — рэперами и певицей Гречкой (кстати, подругой Монеточки). На «Медузе» ее альбом «Раскраски для взрослых» назвали «манифестом поколения», а темы с него — типичным набором забот 19-летнего человека и, конечно же, построили связь с подростками, выходившими на несанкционированные митинги Навального.

Признаки, заставляющие записывать Монеточку в молодежную музыку, а то и вовсе в тин-поп (то есть музыку, заведомо ориентированную на подростков), чисто формальные: юный возраст (сейчас ей 20 лет), мультяшный голос, дурашливые рифмы, нарочито простые аранжировки и мемность. Эта мемность на первый взгляд роднит Монеточку с какими-нибудь рэпером Фейсом и группой «Пошлая Молли» — любимыми героями поколения Z. Но если и строить аналогии, то Монеточка — это поп-версия рэпера Хаски.

Apple Music записал Монеточку в тин-поп, и туда же ее записали в "Коммерсанте"

Кто-то еще охотно сравнит Монеточку с Noize MC. Певица сама рассказывала, что фанатела от него с детства, и уже вскоре после выхода ее первого альбома в 2016 году Нойз пригласил ее записать совместный трек «Чайлдфри». Влияние рэпера заметно в схожести поэтических приемов — иронии и абсурдизме.

Однако Монеточке удалось то, что не очень-то удается Noize MC и хорошо получается у Хаски. Она зацепила внимание и благосклонность фейсбучной интеллигенции — все публичные интеллектуалы и их читатели уже давно адепты именно этой соцсети. Сложно припомнить, чтобы так много главных русских интеллектуалов писали какие-то особые похвалы Нойзу, а вот Хаски и Монеточка умудрились попасть в круг их интересов, выпустив свои главные на данный момент альбомы с разницей примерно в год.

Вот, например, недавно основатель проекта «Полка» и журнала «Афиша» Юрий Сапрыкин признался в фейсбуке, что сначала ему очень хотелось «разоблачить художественную несостоятельность Монеточки», а в итоге он много раз прослушал ее альбом, выучил все тексты наизусть, сходил на ее концерт и теперь ставит друзьям ее песни. Олег Кашин как-то рассказал, что подписывает посты в инстаграме цитатами из Монеточки. Как говорится, не надо стесняться.

Сложно представить, чтобы снявший Монеточке ее последний клип «90» Михаил Идов снял видео для Noize MC. Идов — главред русского GQ с 2012-го по 2014-й, сценарист сериалов «Оптимисты» и «Лондонград» и фильма «Лето», срежиссированного Кириллом Серебренниковым. Клип «90», воссоздающий многие сцены из фильма «Брат», приняли неоднозначно, но то, что Идов тоже из фейсбучной интеллигенции, — это однозначно. Забавно даже то, что сам по себе фильм «Брат» считается более тонкой и художественной работой, чем лубочный и мемный «Брат 2», — наверное, именно второй фильм выбрали бы более молодые клипмейкеры.

Монеточка — голос поколения 20-летних, говорили они. Сама же Монеточка говорит, что аудитория на ее концертах не школьники, а в основном «взрослые дядьки», то есть, вероятно, не то, что миллениалы, а даже и люди постарше 30. Певица предполагает, что причина ее популярности у такой аудитории та же, по которой взрослые мужики запоем смотрят мультик «Мой маленький пони», — это мило, няшно, но в то же время с какой-то моралью.

В этом, конечно, много правды: кто еще сейчас переводит в легковесный эстрадный шлягер темы, обычно мелькающие в разных форматах в просветительских проектах InLiberty, «Открытый университет» и «Постнаука», изданиях вроде Colta и Republic и фильмах Сокурова и Звягинцева? Кажется, сам факт, что о таком можно петь мультяшным голосом, кому-то кажется отличной шуткой, а кому-то — непростительным инфантилизмом. В конце концов, в спорах вокруг художественной ценности Монеточки до сих пор ломаются копья.

Если взять первую же песню альбома «Раскраски...» «Русский ковчег», то из нее на борту потрепанной историей отчизны всплывают пятиэтажки, памятные желанием мэра Собянина их снести (они же — хаскианские панельки), тормозящая развитие страны настороженность к западным ценностям, страх перед ГМО, непомерно разросшееся влияние церкви на жизнь светского общества, страх перед раздутой враждебностью Запада. Это такой же точный и не очень приятный, хоть и любовно выписанный, портрет России, что и у Хаски, только в формате легкомысленных поп-песенок.

Не все песни Монеточки такие, но вот взять ту же «90». Вроде бы это ирония над мифами о том времени, только не все эти жуткие мифы так уж далеки от реальности, и с ростом моды на ностальгию по российским 90-м некоторые очевидцы той эпохи задумывались: мол, осознают ли молодые люди, увлеченно косплея лихие 90-е, насколько тяжелые это были времена? И вот опять тема для размышлений, очень близкая людям поколения старше миллениалов и уж тем более старше поколения Z.

Есть у Монеточки и песни об отношениях, о любви и нелюбви. Хит певицы «Каждый раз» похож то ли на иронию над максималистскими цитатами о любви из пабликов «ВКонтакте», то ли на мемы о таких цитатах из более саркастичных пабликов «ВКонтакте» — и те и другие популярны у подростков, и часто оба вида высказываний спокойно соседствуют на одной странице. Ничего удивительного: человек — создание сложное и противоречивое. Зато у подростков есть такие паблики, а у тех, кто старше и чаще всего сидит в фейсбуке, — только Монеточка.

За время, прошедшее с релиза «Раскрасок для взрослых» в конце мая этого года, стало понятно, что самое интересное в музыке Монеточки — это даже не попытки разобраться, что хотел сказать автор, а то, кто и как воспринимает творчество певицы. Кого-то она раздражает, кто-то видит в ней оппозиционного исполнителя, кто-то — тин-поп, кто-то — искусного поэта, а кому-то приходится преодолевать внутреннее сопротивление или даже поднимать забрало снобизма, чтобы переключиться с негатива на уважение. Вот и получается, что Монеточка отлично срабатывает как лакмусовая бумага для каждой отдельной личности, и в каждом конкретном случае она окрашивается в очень разный цвет. Поэтому неудивительно и то, что под Монеточку готовы танцевать люди самых разных взглядов — каждый найдет в ней что-то свое. Но по этой же причине, кажется, на нее часто пытаются прилепить наиболее удобные ярлыки и проекцию собственных ожиданий. Монеточка даже как-то жаловалась, что, по ее мнению, ее использовали оппозиционные телеканалы «Дождь» и Би-би-си, когда урезали интервью с певицей так, что там осталась почти одна только политика.

Что же, настоящий культурный феномен и должен быть таким — сложным, неоднозначным, порождающим обсуждения и провоцирующим размышления. Более того, всю сложность феномена Монеточки не может осознать, кажется, даже сама Монеточка. «Когда в моих текстах появляется что-то умное, то это выходит интуитивно — я сама не всегда понимаю смысл своих песен», — комментирует свою лирику девушка, а также часто указывает на то, что не считает себя героем своего поколения и хочет держаться подальше от политики. «Я понимаю, что мое творчество выстрелило за счет политических тем, но с возрастом они мне стали все меньше и меньше интересны. Я осознала, что не являюсь политическим проповедником от мира музыки или рэпа, потому что я никогда не защищала ни одну из сторон политических конфликтов и не защищала ничьих политических интересов», — говорит она.