Поиск

Выставка месяца: "Человек и катастрофа" в Еврейском музее

Трагедия глазами искусства

Выставка месяца: "Человек и катастрофа" в Еврейском музее
В Еврейском музее и центре толерантности открылся проект "Человек и катастрофа" — к 70-летию освобождения концлагеря Освенцим. В его рамках показывают сразу две выставки: "Теряя лицо" бельгийца Яна Ванрита и "Знаки" Егора Заики

Человек и катастрофа" — больше, чем очередной выставочный проект. Помимо сразу двух экспозиций в его рамках проходят лекции, кинопоказы, концерт, презентация книги. Но главное не количество мероприятий, а то, что команда Еврейского музея доказала, что говорить об исторической катастрофе можно не только торжественно-помпезно, но и деликатно, с лирикой и душой. Выставки бельгийского художника Яна Ванрита и российского фотографа Егора Заики очень разные: одна показывает живописные портреты, другая — пейзажные фотографии. Но объединяет их желание художников превратить трагичную, но желтеющую страницу истории в живое и личное переживание.

Ян Ванрит. "Теряя лицо"

Ян Ванрит — один из самых известных современных бельгийских художников, признанный мастер нарративной живописи. Серия его работ, привезенная в Еврейский музей, парадоксальна: при названии "Теряя лицо" она помогает это лицо обрести. Отобрав архивные фотографии узников казармы Доссин, откуда арестованных евреев отправляли в концлагерь Освенцим, вооружившись краской и холстами, художник превратил черно-белые лица в живописные портреты. Обезличенные беспристрастным объективом фотографа и ходом истории жертвы холокоста выступают живыми людьми, за каждым из которых стоят собственные история и драма.

Каждому герою Ванрит подобрал свои цвета, фактуру и даже степень экспрессивности мазка. Некоторые из них написаны с реалистической основательностью, другие почти прозрачны, а их черты переданы тонкими паутинками линий. Кто-то получил волосы розового цвета, кто-то напоминает фотографию в сепии. Мы можем с легкостью вообразить характер этих людей, их привычки.

В какой-то момент можно забыться и представить, что перед нами вовсе не жертвы фашизма, а просто люди, некогда заказавшие художнику свои портреты. Просто все они почему-то печальны. О трагичной действительности напоминает ребристое выставочное пространство, повторяющее контуры казарм Доссин.

Егор Заика. "Знаки"

Фотоработы Егора Заики глядят на нас солнечными пейзажами, идиллическими домиками, дорожными знаками, золотистыми колосьями пшеницы. С большинства из них веет покоем, привычной глазу повседневностью. Некоторые кадры настолько жизнерадостны и приятны, что их можно было бы пересматривать, чтобы поднять настроение. Как часто бывает, впечатление обманчиво: все эти аккуратные здания и сельскохозяйственные поля возникли на месте бывших лагерей смерти. Здесь находились страшные бараки, газовые камеры, печи. Егор Заика с камерой наперевес объездил бывшие территории Дахау, Треблинки, Освенцима, Биркенау и других концлагерей. География проекта повторяет географию холокоста.

У всех, кто посвящен в концепцию "Знаков", в голове проносится вихрь вопросов. Как люди могут жить в этих милых коттеджах, зная, что происходило на месте их дома в середине ХХ века? Как можно было устроить хостел в одной из сохранившихся построек концлагеря? Что видели арестанты вместо этих жилых кварталов и зеленых двориков в солнечных лучах? И могло ли тогда вообще светить солнце, в той страшной, черно-белой реальности?

Работы Егора Заики шокируют, потому что демонстрируют, с какой легкостью стирается грань между трагедией и повседневностью, историей и сегодняшним днем. Весь мир кажется огромной комнатой покойного члена семьи, которую пришлось отремонтировать и превратить во что-то другое: спортзал, библиотеку, кабинет. Во что-то полезное — такова жизнь. И только фотография в черной рамке висит на стене.

Сергей Багулин

29 янв. 2015, 19:00

  • Фото: Архивы пресс-службы Еврейского музея и центра толерантности

Оставьте комментарий

загрузить еще