Поиск

Интервью Buro24/7: Борис Эйфман

Перечитывая Достоевского

Интервью Buro24/7: Борис Эйфман

1, 2 и 3 октября открытый фестиваль искусств "Черешневый лес" представляет на Новой сцене Большого театра московскую премьеру балета "По ту сторону греха", поставленного Борисом Эйфманом по роману Ф.М.Достоевского "Братья Карамазовы". В 1990-х выдающийся российский хореограф уже обращался к бессмертному тексту великого классика. О новом прочтении драмы Карамазовых, современном состоянии балета, его перспективах и о миссии искусства в обществе потребления — в эксклюзивном интервью Бориса Эйфмана для Buro24/7.

Вы уже обращались к "Братьям Карамазовым". Почему у вас возникло желание снова взяться за сюжет романа и кардинально переработать его? Это что — та самая потребность "перечитывать" великие произведения, открывать в них что-то новое для себя каждое десятилетие, на каждом новом этапе собственной жизни?

— Вы, по сути, сами ответили на вопрос. Действительно: первому спектаклю по "Братьям Карамазовым" — 18 лет. Серьезный возраст для сценического произведения. Та постановка создавалась в условиях совсем другой России — погруженной во мрак, молодой, озлобленной, и, можно сказать, — другим хореографом. Потому что за эти годы я не только стал иначе воспринимать философскую проблематику романа Достоевского, но и открыл для себя принципиально новые возможности психологического балетного искусства. Я получил художественный инструментарий, позволяющий проникнуть в самые потаенные уголки внутреннего содержания личности, приблизиться к решению наиболее сложных вопросов бытия. Передо мной стояла дилемма: сохранить постановку 1995-го года как исторический артефакт и на том успокоиться, или же вновь обратиться к роману "Братья Карамазовы" и сочинить абсолютно новый спектакль, адекватно отражающий современную творческую философию нашей труппы и мое видение идей Достоевского. Я выбрал второй путь, о чем ни секунды не жалею.

Чем принципиально новый балет "По ту сторону греха" отличается от предыдущей постановки 1995-го года "Карамазовы"?

— Если кратко — то более яркой выраженностью психоаналитического начала. Старая постановка несла в себе определенные черты хрестоматийности. В ней, например, немалая часть сценического действия была посвящена сердечным драмам, любовным треугольникам. Мы отказались от этого и сконцентрировались на осмыслении непростой "карамазовской" натуры, в которой, как в каждом из нас, одновременно живут и борются как бог, так и дьявол. Я попытался проанализировать причины, приведшие семейство Карамазовых к страшному финалу. Понять, из каких семян столь бурно прорастает в человеческих душах зло.

Интервью Buro24/7: Борис Эйфман (фото 1)

Сцена из балета "По ту сторону греха" Бориса Эйфмана

Интервью Buro24/7: Борис Эйфман (фото 2)

Какая роль в этой новой постановке принадлежит новым техническим и художественно-выразительным средствам?

— Балет "По ту сторону греха" достаточно полно характеризует эстетическую самобытность нашего театра, присущий ему оригинальный пластический язык. Весь художественный арсенал, накопленный нами за несколько десятилетий, направлен в новом спектакле на то, чтобы попытаться разгадать ту важнейшую тайну, которой, как писал сам Достоевский, и является человек. Конечно, с 1995 года изменился не только мой хореографический почерк, но и техническая база нашего театра. И эволюция сценических технологий также в полной мере отражена в спектакле "По ту сторону греха". Например, этот балет стал в нашем репертуаре первой постановкой со световым оформлением, целиком обеспеченным приборами нового поколения. А в августе мы отсняли DVD-версию спектакля на самые современные кинокамеры — такие же, какие сегодня используются в Голливуде для всех громких проектов.

Балет выдержан в очень конкретном эстетическом ключе. Расскажите, пожалуйста, поподробнее об этом. Как возникла идея именно такой сценографии и решения костюмов?

— Костюмы и декорации спектакля "По ту сторону греха" созданы Вячеславом Окуневым. Мой творческий союз с этим замечательным театральным художником продолжается уже более 20 лет. Для нашего нового балета Окунев нашел оригинальное эстетическое решение: предложил сценографию, которая, с одной стороны, основывается на визуальном образе эпохи Достоевского, а с другой — имеет абстрактный характер с явными авангардно-футуристическими оттенками. Такая эклектичность позволила нам поставить дополнительный акцент на философской универсальности романа "Братья Карамазовы", его надвременном звучании. 

Интервью Buro24/7: Борис Эйфман (фото 3)

Эскиз декораций к балету "По ту сторону греха"

Интервью Buro24/7: Борис Эйфман (фото 4)

Эскиз декораций к балету "По ту сторону греха"

Интервью Buro24/7: Борис Эйфман (фото 5)

Костюм Ивана для балета "По ту сторону греха"

Интервью Buro24/7: Борис Эйфман (фото 6)

Костюм Грушеньки для балета "По ту сторону греха"

Вы решили приурочить премьеру своего нового спектакля к фестивалю "Черешневый лес". Чем обусловлено это решение? Почему вы сотрудничаете с фестивалем?

— Благодаря сотрудничеству с фестивалем "Черешневый лес" у нас есть возможность привозить новые постановки в Москву и представлять их на сцене Большого театра. Проведение гастролей в столице— очень сложный во всех отношениях проект, который мы не могли бы осуществить без содействия партнеров. Поэтому я искренне благодарен руководству "Черешневого леса" — прекрасным профессионалам, посвятившим себя служению высокому искусству.

Пользуясь возможностью, не могу не задать вам вопросы, связанные с сегодняшним восприятием искусства публикой и его ролью в жизни общества. На днях в одной передаче Алла Демидова и выдающийся греческий  театральный режиссер Теодорос Терзопулос подчеркивали, что современный театр не ставит великие вопросы, а зрители ждут от него, в первую очередь, развлечения. Согласны ли вы с этим комментарием? Хотелось бы услышать ваше мнение, применительно к балету. Чего сегодняшний зритель ждет от балетного спектакля?

— Зритель всегда ждет от балетного спектакля катарсиса, того очищающего душу мощнейшего эмоционального воздействия, которое можно испытать только в соприкосновении с высоким искусством. Да: современный человек в значительной мере утратил свой духовный и созидательный потенциал, практически полностью превратился в винтик машины удовольствий. Но это не значит, что искусство должно следовать по такому же печальному пути. Рискуя показаться ретроградом, скажу: театр, в том числе балетный,  — не аттракцион. Он не развлекает зрителя, а предлагает ему включиться в непростую интеллектуальную и духовную работу. И если в искусстве начать равняться на господствующий вкус, стремиться исключительно к нетребовательности и легкости, то в итоге у нас не останется ничего — ни театра, ни зрителей, ни режиссеров. Одни потребители и бренды.

Ваши постановки, как раз таки, ставят великие экзистенциальные вопросы. По вашему мнению, российских зритель, воспитанный на балетной классике, где все-таки доминирует условность, сюжетная схематичность, готов к этому?

— Я думаю, что тот успех, с которым проходят наши на спектакли уже на протяжении 37 лет, позволяет в данном случае ответить утвердительно. Искусство в принципе не может избегать великих, "проклятых" вопросов, потому что иначе оно неизбежно мельчает, теряет связь с вечностью. А сиюминутность — не лучший спутник творца. Любой художник создает свои работы в надежде на то, что они смогут пережить его самого. Подлинное творчество всегда отличается масштабностью, дерзостью, глубиной. И все эти вещи понимаю не только я, но и зрители — создания чуткие и проницательные.

Интервью Buro24/7: Борис Эйфман (фото 7)

Борис Эйфман

Куда движется балет и куда движется в нем хореограф Борис Эйфман?

— Без особого оптимизма смотрю на процессы, происходящие сегодня в балете. На мой взгляд, его состояние можно охарактеризовать как застой. Явная зацикленность на уже устаревших формах и клише, инертность балетных деятелей, дефицит новых ярких решений — все это реалии современного хореографического мира. Поэтому о движении в данном случае говорить особо не приходится. Необходима точка отталкивания, тот импульс, который позволит балету преодолеть определенную собственную архаичность и по-настоящему войти в XXI век. Наша труппа пытается быть антитезой такому положению дел. На протяжении уже почти четырех десятилетий мы реализуем уникальную творческую программу по слиянию вековых традиции психологического театрального искусства с инструментарием современного балета. Это стремление создать новый пластический язык, настоящий балетный театр XXI века, волнующий современного человека и питающий его духовно. В реализации этой глобальной задачи — смысл всей моей творческой жизни.

*Балет "По ту сторону греха" — постановка Бориса Эйфмана по роману Ф. М. Достоевского "Братья Карамазовы" на музыку Р. Вагнера, М. П. Мусоргского, С. В. Рахманинова, будет представлен 1, 2 и 3 октября на Новой сцене Большого театра.

Интервью Buro24/7: Борис Эйфман (фото 8)

Сцена из балета "По ту сторону греха" Бориса Эйфмана

Илектра Канестри

30 сент. 2013, 16:00

  • Фото: предоставлены пресс-службой Bosco

Оставьте комментарий

загрузить еще