Поиск

Культурная жизнь Нью-Йорка после "Сэнди"

Маша Байбакова — о том, что происходит в галереях Нью-Йорка сейчас

Культурная жизнь Нью-Йорка после

Для меня история урагана "Сэнди" началась с письма, присланного на email моим другом-индусом из Гарварда по имени Сави: "Маша, только не говори мне, что ты все еще на Кубе. Ты там что, под камнем живешь? В твою сторону направляется Сэнди". Греясь на солнце у бассейна на крыше отеля "Саратога" в Гаване, я с трудом могла понять, о чем идет речь. Кто такой/такая Сэнди (это имя в Америке как наше "Саша" — подходит и мужчине, и женщине), почему он/она ко мне направляется и почему так "странно" то, что я все еще на Кубе? Поймите меня правильно: со Всемирной паутиной на Кубе плохо. Американские телефоны там не работают, wi-fi c микроскопическим bandwidth — на вес золота, а по телевизору — сплошная пропаганда успехов сельского хозяйства. Если бы не Сави, я вообще бы ничего не знала про "Сэнди". Итак, вбиваю в кубинский Google "Sandy Cuba" и читаю:

Новостная сводка: "Зародившийся 22 октября в районе Ямайки и Багамских островов, тропический циклон добрался до Кубы, превратившись в супершторм и получив название "Сэнди". Сейчас движется в сторону восточного побережья США". 

Гавана, Куба. 25 октября, четверг

Раннее утро. У меня есть билет до Нью-Йорка через Мексику (между Америкой и Гаваной все еще нет прямых рейсов). Тем временем я практически не могу выйти из отеля — вокруг тропический циклон, дождь льет стеной, ветер ломает не только зонтики, но и ветки деревьев. Одна мысль меня сверлит: "Во что бы то ни стало надо отсюда выбраться". Нахожу машину Lada моего года рождения и еле-еле доезжаю до аэропорта.

Нью-Йорк. 28 октября, воскресенье

16:00 Включаю телевизор. Мэр Блумберг заявляет о том, что администрация города приняла решение остановить общественный транспорт и аэропорты начиная с 19:30. А у меня же уроки завтра в Бостоне!

19:05 На последнем поезде я уезжаю в Гарвард. Очень неуютно на вокзале — людей непривычно мало, но те, кто есть, очень раздражены.  На улице все в порядке, ни намека на дождь.

23:30 Поезд доехал до Бостона с опозданием на полтора часа. В пути мы долго ждали последних пассажиров, которые пересадкой пытались добраться до Бостона. Проводник виновато объявляет: "Извините, но я просто не могу оставить этих людей здесь, мне надо их дождаться: это последний поезд до Бостона. Мы не знаем, через сколько дней транспорт начнет работать в привычном режиме". Между тем мне приходит email от президента Гарварда: "Уважаемые ученики, завтра университет закрыт". Замечательно...

29 октября, понедельник

10:00 В Бостоне все спокойно, моросит, 16 градусов, легкий ветерок. Звоню подруге в Нью-Йорк, у них тоже все спокойно. Я с досадой думаю: "Опять американские медиа раздули из мухи слона, и как некстати! Ведь на следующей неделе выборы, и чрезмерно агрессивная реакция федерального правительства может повредить Обаме".

Новостная сводка: "29 октября президент США Барак Обама заявил в прямом эфире, что ураган может быть одним из самых разрушительных за всю историю циклонов Атлантики, и американцам необходимо серьезно готовиться ко встрече со стихией".

20:00 Готовлю ужин дома для друзей. Болтаем, пьем красное вино. Апокалипсис явно отменяется. На Instagram все друзья из Нью-Йорка ставят фотографии своих домашних посиделок. "Сэнди" оказался не больше, чем причиной собраться друг у друга в гостях.

21:18 Приходит сообщение по BlackBerry Messanger от друга из Челси с фотографией: "Шторм еще не начался, а у меня вокруг дома полтора метра воды, только что вырубили свет. Посмотри фотографию. Я отключаю телефон, чтобы не тратить батарейку" — и тут я с ужасом вижу первый кадр: 19-я улица затоплена водой. У меня сжимается сердце: "О Боже! А как же галереи?!!!!!!!"

Новостная сводка: "30 октября "Сэнди" превратился в супершторм, порыв ветра достиг 150 километров в час. По сообщениям BBC, Манхэттен полностью отрезан от материка, уровень воды — 4 метра, 7 миллионов человек остались без электричества. На сегодняшний день чрезвычайное положение объявлено в Нью-Йорке, Нью-Джерси, Коннектикуте, Пенсильвании, Род-Айленде, Массачусетсе и Мэриленде.

Культурная жизнь Нью-Йорка после "Сэнди" (фото 1)

Парковка ICA после наводнения

30 октября, вторник

6:00 Я не могу спать. Всю ночь Instagram моих друзей из Челси взрывается от фотографий разрушенных зданий, затопленных домов и улиц и просто ТЕМНОТЫ. В Манхэттене ниже 29-й улицы вообще нет электричества. В Twitter ежеминутно появляются сообщения о том, что уровень воды достиг трех метров. Я не могу дозвониться до своих близких, коллег и знакомых художников. Сотовая связь практически не работает.

12:30 Пока ведущие новостей ABC и CNN рассказывают миру о прорывах плотин, выходе из строя реакторов АЭС, пожарах и закрытиях заводов, политологи спорят о влиянии "Сэнди" на  исход предвыборной гонки, а консервативные аналитики оценивают многомиллиардный ущерб (45 миллиардов долларов), меня волнует одно: что будет с культурной жизнью Нью-Йорка? Что будет с галереями?  Моя команда Baibakov Art Projects пишет в нашем блоге:

"Мы обеспокоены положением художников, чьи дома и мастерские находились в Greenpoint и Red Hook, по которым наводнения ударили еще в понедельник утром. Затоплены и некоторые галереи в Челси: галерея Zach Feuer, галерея Gagosian и галерея Andrea Rosen, в которой открытие нового помещения было запланировано на 3 ноября выставкой Cellblock c участием таких художников, как Стерлинг Руби (Sterling Ruby), Келли Уолкер (Kelley Walker), Роберт Мазервелл (Robert Motherwell) и Питер Хейли (Peter Halley)".

Культурная жизнь Нью-Йорка после "Сэнди" (фото 2)

Галерея Zach Feuer до наводнения

Культурная жизнь Нью-Йорка после "Сэнди" (фото 3)

Галерея Zach Feuer после наводнения

Культурная жизнь Нью-Йорка после "Сэнди" (фото 4)

Выставка Andrea Zittel в галерее Andrea Rosen до наводнения

Культурная жизнь Нью-Йорка после "Сэнди" (фото 5)

Выставка Andrea Zittel в галерее Andrea Rosen после наводнения

31 октября, среда

Самое страшное — неведение. Каков объем ущерба? Что с галереями, с инфраструктурой? Что с работами на стенах, в подсобках? Если я так отрешенно приняла новость об урагане, то где гарантии того, что мои коллеги проявили большую сознательность? Большие галереи — такие, как Gagosian и David Zwirner, — могли себе позволить вывести все объекты в хранилища. А как же маленькие галереи? Как же художники? Транспортировка предметов искусства — очень дорогое удовольствие, и они просто не могут себе этого позволить! И, конечно же, я не могу ни до кого дозвониться.

18:35 Первое письмо от друзей из Челси. Галерея LehmannMaupin пишет: "Дорогая Мария, мы хотим верить в то, что вы в целости и сохранности. Из-за осложнений, вызванных ураганом "Сэнди", LehmannMaupin переносит открытие новой выставки How to Organize a Room Around a Striking Piece of Art" Микалин Томас, запланированное на 2 ноября. Искренне надеемся, что в ближайшем будущем мы сможем сообщать Вам новую дату".

Культурная жизнь Нью-Йорка после "Сэнди" (фото 6)

Скульптура Генри Мура "Две большие формы" в галерее Gagosian после наводнения

Культурная жизнь Нью-Йорка после "Сэнди" (фото 7)

Галерея Gagosian после наводнения 

23:40 Я долго ждала новой выставки моего друга художника Люка Тейманса в галерее David Zwirner. Монохромная палитра одного из лучших современных бельгийских художников всегда манила меня; более того, в 2009 году Baibakov Art Projects устроил выставку этого мастера изобразительного искусства в нашем помещении на "Красном Октябре" в рамках Московской биеннале. Открытие Люка назначено на завтра, на 1 ноября, но новостей от галереи я еще не получила. С надеждой думаю: неужели галерея не пострадала? И тут приходит письмо от Дэвида — выставка переносится indefinitely.

Культурная жизнь Нью-Йорка после "Сэнди" (фото 8)

Галерея David Zwirner после наводнения

1 ноября, четверг

13:00 Открываю NY Times. Статья Аллана Козинна посвящена галеристам из Челси. Репортеры издания смогли встретиться со многими из них после первого разгрома, в среду. Дэвид Звирнер: "Мы ожидали один метр воды, а не четыре... Слава богу, мы успели поднять некоторые из работ наших художников. Правда, сама галерея практически разрушена". Джефф Швайцер (Chambers Fine Arts): "Все, что висело на стенах, — в порядке. То, что мы хранили в подвале... Все потеряно". Автор пишет, что кто-то из интервьюируемых ведет себе отстраненно, стараясь воспринимать природные явления как данность. Другие, лишенные оптимизма стоиков, отказываются давать комментарии, то ли оплакивая свои детища, то ли рационально обдумывая план по реставрации галерей. Название статьи не могло описать происходящее лучше: Where Creations Faced Destruction. Перевод не требуется.
Когда ситуация стабилизируется, сказать трудно. Масштабы катастрофы огромны — ходят слухи, что многие не смогут открыться до начала 2013 года, а некотрые и вовсе не смогут себе позволить вернуться в этот бизнес.

Стабильной связи с Челси все еще нет, но аукционный дом Christie’s открыл свои офисы для всех потерпевших галеристов, чтобы у них было место поработать или просто подзарядить BlackBerry и iPhone, и на душе стало чуть-чуть теплее, а Facebook стал пополняться информацией от первоисточников.

2-4 ноября, выходные

Электричество понемногу возвращается, а с ним и полное осознание того, что случилось. Катя Саттон, куратор Baibakov Art Projects, присоединилась ко многим волонтерам, помогающим потерпевшим разгрести мусор. Челси в руинах: мой любимый книжный магазин Printed Matter, который дублировал, как архив редких изданий artist books, потерял все. На обочинах дорог по всему району валяется мокрый картон, который раньше защищал объекты искусства. Все арт-пространства, где есть сухая поверхность, приняли работы на бумаге своих коллег для сушки. МоМА организовал большой workshop по консервации искусства — многим галеристам приходится быстро учиться навыкам реставрации, так как консерваторы уже работают на максимум.

Культурная жизнь Нью-Йорка после "Сэнди" (фото 9)

Книжный магазин Printed Matter

Маленькие галеристы, такие как Andrew Kreps Gallery и [WALLSPACE], пострадали больше всего, ведь они хранили всю свою инвенторию не на дорогостоящих складах в пригородах, а в подвалах своих галерей. Для многих потеряно абсолютно все — это трагедия как для галеристов, так и для художников.

В наше время галеристы, занимающиеся современным искусством, редко вызывают сочувствие у общественности: многие не понимают и не ценят современное искусство. Я часто слышу неприятные слова про свою индустрию, такие как: "Современное искусство и его продажа — это мыльный пузырь и разводка для лохов". Всегда воспринимала такие высказывания болезненно, а сейчас в особенности. Да, в современном искусстве существуют галеристы-акулы, коллекционеры-манипуляторы рынка и циничные художники, разменявшие креативность на создание работ, востребованных на рынке. Но в моменты таких трагедий, как "Сэнди", мы должны помнить, что истории астрономического успеха исключительны, в большинстве своем галеристы сегодня — идеалисты, преданные художникам, со многими из которых их связывает тесная дружба.  Зачастую они тратят последние средства на выставки художников, в которых верят, давая авторам шанс реализовать себя, презентовать искушенной публике свое видение. Поверьте на слово: здесь уже не работает эффект "Пять сил" Майкла Портера, так как деньги не являются самоцелью. Зная это, тяжело признавать, что "Сэнди" разрушил хрупкую индустрию, исчерпал ресурс выживания для многих.

Но, как известно, жители Нью-Йорка и в прошлом видели катастрофы, и во время апокалипсиса здесь принято трудиться и помогать друг другу. Уже сейчас они выкинули прогнивший МДФ и разгребли практически весь мусор. Совсем скоро работы на бумаге высохнут, и галеристы оправятся от потерь. Тогда культурная жизнь Челси переживет свой Ренессанс, а "Сэнди" станет ключевым моментом, который собрал всю арт-индустрию вмсете в этом апокалиптическом 2012 году.

Культурная жизнь Нью-Йорка после "Сэнди" (фото 10) 

 Фото: Michael NeffNaoki Koyama, galleristny.com, adamlindemann.com

Мария Байбакова

6 нояб. 2012, 12:20

Оставьте комментарий

загрузить еще