Поиск

Григорий Добрыгин: "Я запариваю себя и окружающих"

О роли в "Черном море", режиссерском дебюте в большом кино и работе за рубежом

Григорий Добрыгин: "Я запариваю себя и окружающих"
В прокат выходит "Черное море" — триллер режиссера Кевина МакДональда, по сюжету которого российско-британская команда подводников отправляется на поиски затонувшего золота. В преддверии релиза картины мы встретились с исполнителем одной из главных ролей Григорием Добрыгиным

В конце прошлого года британская The Guardian вышла с большой статьей, рассказывающей о том, кто такой Григорий Добрыгин и как он стал самым успешным российским актером в иностранном кино. Ответ на последний вопрос вполне можно дать одним словом — serious, которое автор статьи употребил в отношении Григория пять раз.

Добрыгин сверхсерьезен и дотошен абсолютно во всем: выбор и подготовка ролей, постановка спектакля в театре, проба режиссерского пера на съемках короткометражек. К этому списку он готовится добавить дебют в качестве режиссера полного метра. А пока новые проекты находятся в стадии разработки, у зрителей есть возможность еще раз увидеть Добрыгина-актера — в фильме "Черное море", где его партнерами выступили Джуд Лоу, Бен Мендельсон, Скут МакНэйри, Константин Хабенский и Сергей Пускепалис. Стартовав в британском и американском прокате, картина наконец добралась до нас, но, увы, не без потерь: идея озвучить российских актеров их же голосами не пришла в голову прокатчикам, поэтому без внутреннего диссонанса "Черное море" можно увидеть только с субтитрами. 

В прошлом году ты говорил, что из актерской профессии уходишь в режиссуру. Тем не менее в первой половине года выходят сразу несколько картин, где ты выступаешь в привычной роли актера. Переход пока не состоялся?
В тех фильмах, которые выходят сейчас, я снимался в свободное от учебы на режиссерском факультете время. Тогда же снял первую короткометражку, начав трансформацию. Но до конца актерскую профессию оставить пока не получается. Во-первых, это хлеб. Во-вторых (после паузы), это хлеб. К тому же сейчас есть возможность выбирать сценарии и, главное, людей, с которыми предстоит работать.

Профессия режиссера разве кормит хуже, чем профессия актера?
Меня она пока вообще не кормит.

С чего-то же надо начинать?
Надо, но пока я не стремлюсь заработать режиссурой.

Григорий Добрыгин: "Я запариваю себя и окружающих" (фото 1)

Вернемся к тому, чем ты зарабатываешь. Расскажи, с чего начинался фильм "Черное море".
Начинался заурядно. Мне позвонил агент и сказал: "Сейчас читаю сценарий, пока не очень нравится, но если согласятся переделать, то может получиться любопытно". После прочтения сценария российскими актерами его действительно поправили с учетом наших комментариев, хотя, казалось бы, не должны были... Затем была встреча с Кевином (режиссер "Черного моря" Кевин МакДональд.  Прим. ред.) в Лондоне, на которой он рассказал, что видел "Как я провел этим летом" на фестивале в Карловых Варах и хочет, чтобы я и Пускепалис (актер Сергей Пускепалис. — Прим. ред.) снялись в его фильме. В финальной версии сценария "Черного моря" мне особенно понравился один персонаж, о чем я сказал Кевину. В итоге получил именно эту роль, хотя знаю, что изначально ее должен был сыграть артист постарше и покрупнее. Имени его называть не буду — может, кто-то другой раскроет эту тайну. После того как меня утвердили, я полетел в Севастополь. Все это было еще до "крымнашизма", поэтому удалось воспользоваться связями отца (офицера-подводника) и побывать на двух лодках: российской и украинской. Три дня для меня проводили экскурсию, подводники помогали разбирать сценарий, а потом я, как дотошный психопат, пошел закупаться униформой и обувью, которую по Skype показывал британским костюмерам. В итоге на площадку привез с собой пять вариантов амуниции. Начались репетиции, разбор сценария, во время которого всем хотелось меня убить, потому что я задавал множество вопросов и дополнял текст комментариями подводников, а затем была читка, и вот это интересная история. Российские актеры привыкли к тому, что читка — это безэмоциональное прочтение текста, во время которого режиссер не хочет слышать ничего "сверх". Перед началом я спросил у Константина Юрьевича Хабенского, готовился ли он, на что получил ответ: "Ну что-то готовил..." Я готовился примерно так же. Все актеры сели за большой стол, во главе которого расположился Кевин, продюсер, сценарист, а за ними — вся остальная съемочная группа. Британцы начали читать текст, и тут я понял, что они, сидя на заднице, уже играют своих персонажей. Пришлось попотеть, чтобы что-то изобразить, хотя на фоне провокационных вопросов и многочисленных комментариев читка в моем исполнении стала провалом. Опытный Хабенский, к слову, оказался готов.

"ПРИСЫЛАЮТ МНЕ СЦЕНАРИЙ, И ВРОДЕ КОМАНДА У ФИЛЬМА ХОРОШАЯ, НО ПО СЮЖЕТУ МОЙ ПЕРСОНАЖ ВЫХОДИТ ИЗ ОКНА, А Я НЕ ХОЧУ ИГРАТЬ СУИЦИДНИКА. ПУСТЬ ЭТО ХОТЬ СТО РАЗ ОПРАВДАННО"

Ты "дотошный психопат" в процессе подготовки к каждой роли или это было связано конкретно с "Черным морем", потому что близок материал?
Дотошность в жизни привил мне отец, а в кино — Алексей Попогребский, который всегда уделяет деталям огромное внимание. Наверное, я потому и не снимаюсь много: для меня каждая роль — пытка. Быть самым нудным человеком на борту — сомнительное удовольствие.

Но в какой-то момент работа актера все-таки доставляет удовольствие?
Как правило, эти моменты неуловимы. Хотя съемки у Корбайна (режиссер "Самого опасного человека" Антон Корбайн. — Прим. ред.) были ежедневным праздником.

И это притом что роль совершенно не о "празднике".
Да, но все это делалось в атмосфере абсолютного счастья, которое исходило и от партнеров: Уиллема, Рэйчел (актеры Уиллем Дефо и Рэйчел МакАдамс. — Прим. ред.) и самого Антона. Во время съемок "Черного моря" обстановка была гораздо более напряженной, но я связываю это с тем, что сама история очень "клаустрофобная": сначала работали на подводной лодке, потом в павильоне — это давит.

В последнее время у тебя иностранных проектов даже больше, чем российских.
Просто интересные сценарии чаще приходят из-за рубежа. Меня нельзя обвинить в том, что я "повелся на Голливуд". Во-первых, это не Голливуд, а европейское кино, а во-вторых, я работаю с режиссерами, к которым действительно круто попасть. И если раньше у меня была возможность выбирать, в каких российских фильмах сниматься, а в каких — нет, то теперь могу себе позволить отказываться и от иностранных проектов. Например, присылают мне сценарий, и вроде команда у фильма хорошая, но по сюжету мой персонаж выходит из окна, а я не хочу играть суицидника. Пусть это хоть сто раз оправданно.

Григорий Добрыгин: "Я запариваю себя и окружающих" (фото 2)

Что должен сделать среднестатистический российский актер, чтобы иметь возможность отказываться от предложений не последних иностранных режиссеров?
Нужно родиться в семье офицера и балерины, пожить на Камчатке, поучиться в Академии хореографии, поработать в плиточном цеху... Это, конечно, шутка, но по факту все, что было в моей жизни, и сделало меня таким, какой я есть сегодня. Поэтому спасибо Богу и моим родителям за то, что могу сказать кому-то нет.

Когда иностранные актеры снимаются в российском кино, чаще всего создается впечатление, что делают они это за огромные деньги и при условии, что у них на родине об этом никто не узнает. С каким настроем российские актеры снимаются в иностранном кино?
Российские актеры снимаются за маленькие деньги — в надежде, что на родине об этой роли узнают все.

С режиссерским образованием в кино сниматься легче или сложнее?
Легче. Не мешаешь ни себе, ни режиссеру. Иногда можешь какие-то вещи подсказать.

Режиссеры обычно не любят, когда им подсказывают.
Психологию еще никто не отменял. Недавно я снимался у турецкого режиссера Семиха Капланоглу в фильме по его же сценарию. В определенный момент что-то не получалось, и я предложил альтернативный взгляд на существование моего персонажа в мире, который выдумал режиссер. Капланоглу выслушал, согласился, и дальше работать стало легче. 

"актер — классная профессия, хотя в моем случае скорее вспомогательная"

Как режиссер ты представил две короткометражки: "Измена" и "Верпаскунген". Хочу пожаловаться: обе невозможно найти в Сети.
Это правда.

Отсюда вопрос: для кого ты их делал?
Для друзей и кучки кинематографистов.

Тебе не кажется, что это неправильно? Кино снимается для того, чтобы его могли увидеть и оценить зрители.
Короткометражка — другая история. Она гораздо более личная, хотя бы потому, что деньги, которые вкладываются в короткий метр, никогда не возвращаются. И потом, "Измена" может если не сломать, то повлиять на психику подростков, а я не хочу брать на себя такую ответственность.

Брать на себя ответственность  это часть работы режиссера.
Да, но когда на "Лакейскую" (спектакль Григория в театре им. В. Маяковского. — Прим. ред.) приходят с детьми, я обязательно говорю, что постановка не предназначена для младшего поколения, а выложив фильм в Интернет, я подобный контроль осуществлять не смогу. Обе короткометражки были изначально сделаны для узкой аудитории профессионалов и позволили мне зарекомендовать себя, чтобы в дальнейшем снять дебютный полный метр уже для широкой аудитории.

Когда планируешь начать работу над дебютом?
Он уже в работе. Пока могу рассказать совсем немного: пишем сценарий, съемки планируем начать в апреле, скорее всего, в Калининграде. И это будет комедия.

Неожиданно.
Трагикомедия.

Сценарий пишешь сам?
Да, с однокурсником Ильей Носоченко, который выступал соавтором сценария "Верпаскунгена". Мне предлагали снять дебют раньше, присылали несколько текстов, но я читал первые две страницы и понимал, что они мне неинтересны хотя бы потому, что взяты не из моей головы. Написать сценарий — значит создать собственный мир, в котором круто побыть и куда хочется возвращаться в процессе работы.

А как быть с продюсером  человеком, который иногда хочет что-то изменить в созданном тобой мире?
Мне в этом смысле повезло. Еще с "Измены" я работаю с Артемом Васильевым, который дает советы, но никогда не диктует, что нужно делать. В случае с дебютным полным метром Артем и его партнер Андрей Савельев поверили в идею, не имея на руках даже законченного сценария.

Не называя фамилий, расскажи, как подбираешь актеров?
Сценарий пишется под конкретных людей.

Это твои друзья?
В том числе. Но даже в случае с друзьями я не могу предсказать, как они будут вести себя на площадке. Это и страшно! (Смеется.)

Григорий Добрыгин: "Я запариваю себя и окружающих" (фото 3)

Чего бы ты не хотел увидеть от них на съемках?
Весь процесс зависит от режиссера. Как сумею построить работу, так оно и будет.

Ты упомянул "Лакейскую". Я недавно была на спектакле и увидела, как ты лично готовишь сцену, рассаживаешь зрителей. Так каждый раз?
Да. Всегда сам всех рассаживаю и говорю вступительное слово. Иногда выхожу на поклон. Как тебе спектакль?

Мне понравился, а вот одна пожилая пара демонстративно ушла из зала, когда один из актеров в монологе затронул тему нетрадиционной сексуальной ориентации...
Это нормально.

Правда? Мне кажется, для режиссера это страшный сон: зрители уходят со спектакля.
Я просто вижу этих людей — "поклонники Филиппа Киркорова". Для меня важно, чтобы театральная аудитория менялась и на спектакли ходила молодежь.

Сравни работу режиссера в театре и кино.
Мне в театре сложнее. Это каменоломня с маленьким молоточком в руке, которая может продолжаться несколько месяцев, прежде чем актеры придут к тому, что ты от них ждешь. А в кино хорошо сделанный дубль остается на века.

"Дотошность в жизни привил мне отец, а в кино — Алексей Попогребский, который всегда уделяет деталям огромное внимание"

The Guardian недавно написали о тебе большой материал, в котором сделали акцент на том, что мы обсуждали ранее: ты задаешь много вопросов во время работы. В жизни так же часто задаешься разными вопросами?
Да, слишком часто. Запариваю себя и окружающих, поэтому со мной всем либо очень хорошо, либо очень плохо.

С тобой как с режиссером большого кино будет очень хорошо или очень плохо?
Очень-очень хорошо. В театре я тиран, а в кино гораздо мягче. Съемки — короткая дистанция, которую ты, собравшись, должен преодолеть. В кино нет времени, чтобы психовать, демонстрировать характер. В моей первой короткометражке снимался Егор Корешков, с которым мы давно дружим, а во второй — Сергей Маковецкий. Между моими отношениями с одним и другим — большая разница, но в работе она никак не ощущалась.

Кино, спектакли  это ответы на вопросы, которые ты ставишь перед собой в жизни, или дополнительные вопросы?
Это загадки и разгадки.

Представь себя через...
Ты не первая задаешь мне этот вопрос.

Да, но в случае с тобой ответ на него не так очевиден. Ты был успешным актером, а потом вдруг пошел учиться на режиссера и теперь занят этой профессией, хотя еще лет 20 мог бы спокойно сниматься не в самых плохих фильмах.
То есть ты даешь мне лет 20? (Смеется.)

Это если не прилагать дополнительных усилий.
Я, наверное, до конца не уйду из актерской профессии. Она дает мне разнообразие, возможность путешествовать. Например, съемки у Семиха Капланоглу проходили в Детройте, Каппадокии и Дюссельдорфе — я бы просто так в эти места не поехал. Так что актер — классная профессия, хотя в моем случае скорее вспомогательная. 

Получается, ты не уходишь из одной профессии в другую, а потихоньку осваиваешь все, что связано с кино, театром.
Да, скоро будет еще балет.

Балет?
Планирую вернуться в балет.

В качестве кого?
В качестве танцовщика.

Как у Меликян в "Русалке": "Вообще-то, я балерина".
"По-моему, ты дура". (Реплика героя Евгения Цыганова из фильма "Русалка".  Прим. ред.)

Анна Вельмакина

29 янв. 2015, 11:00

  • Фото: Kris Dewitte

Оставьте комментарий

загрузить еще