Поиск

Алексей Серебряков: "Я слишком зависим в своей профессии"

О фильме "Клинч", театре и долгих деньгах в кино

Алексей Серебряков: "Я слишком зависим в своей профессии"
Перед выходом в прокат фильма «Клинч», который стал режиссерским дебютом Сергея Пускепалиса, Алексей Серебряков, исполнивший главную роль, рассказал Buro 24/7 о работах, за которые не стыдно, профессиональных рисках и ретроспективе собственных картин в Торонто

Алексей Серебряков входит в число актеров, с которыми журналисты готовы общаться даже в отсутствие информационных поводов. Не готов, как правило, сам Алексей, последние несколько лет живущий в Торонто и крайне редко оказывающийся рядом с камерами и диктофонами. Интервью с актером по Skype стало возможным благодаря Сергею Пускепалису, а точнее его режиссерскому дебюту — фильму «Клинч», рассказывающему о среднестатистическом учителе, оказавшемся в далеко не среднестатистической ситуации.

За несколько дней до выхода «Клинча» в широкий прокат Алексей представил фильм в Торонто на Фестивале российского кино, в рамках которого прошла ретроспектива его работ. О том, по какому принципу были отобраны картины для фестиваля, как работалось с «опытным дебютантом» Сергеем Пускепалисом, о влиянии финансового кризиса на киноиндустрию, о театре и возможностях нового поколения Алекcей Серебряков рассказал Buro 24/7. 

Алексей Серебряков: "Я слишком зависим в своей профессии" (фото 1)

Почему вы так редко даете интервью?
Мне не нравится.

И вы не рассматриваете это как дополнительную возможность общения со зрителями?
Я общаюсь с ними посредством своей работы, и мне кажется, иногда получается очень серьезный разговор. Поэтому нет необходимости произносить что-то еще.

В вашей фильмографии больше ста картин. Сколькими из них вы по-настоящему гордитесь?
Я, конечно, не считал, но на две руки, наверное, есть.

А есть те, за которые стыдно? И вообще, может ли актеру быть стыдно за свои роли?
Есть, но стыдно не за роли, потому что откровенно я не халтурил никогда, а за некоторые проекты, в которых принимал участие. Всякое бывает. Берешься за фильм, рассчитывая на одно, а в результате получается совсем другое. Но это нормально.

«драматургия так построена, что в 70 лет Ромео уже не сыграешь. А зритель в основном молодой, и он хочет смотреть именно "Ромео и Джульетту"»

В одном из интервью вы говорили, что главное для вас — семья, а кино — это способ зарабатывания денег. При этом вы не раз снимались в короткометражках. Откровенно, не то, чем можно заработать...
Короткий метр — это инвестиция, долгие деньги. Ты знакомишься с людьми, которые приходят в киноиндустрию, и через какое-то время они смогут обеспечить тебя работой. Когда я буду совсем пожилым и перестану представлять хоть какой-нибудь интерес для зрительской аудитории, смогу позвонить режиссерам и сказать: «Помнишь, я у тебя снимался в короткометражке? Дай эпизодик». И им трудно будет мне отказать!

Вы серьезно думаете, что настанет момент, когда придется просить эпизодик?
Я уверен, что он настанет. Меняются поколения, их интересы, да и драматургия так построена, что в 70 лет Ромео уже не сыграешь. А зритель в основном молодой, и он хочет смотреть именно «Ромео и Джульетту». Есть надежда, что сыграю хотя бы отца Ромео.

Алексей Серебряков: "Я слишком зависим в своей профессии" (фото 2)

Ретроспектива ваших работ на фестивале в Торонто включала несколько картин, которые, по вашим словам, остались не замечены в прокате или вообще не дошли до него, но достойны внимания. Почему хорошее кино так часто не замечают?
Кино — это не только искусство, но и продукт, существующий по законам рынка. Не у всякого проекта есть деньги на рекламную кампанию, английские титры, выпуск большого количества копий. Жаль, но ничего не поделать. Для любого фильма важно, чтобы у него была жизнь, а она может быть только в том случае, если есть зритель, который, посмотрев картину, что-то для себя выносит и рассказывает родным, друзьям. Для ретроспективы в Торонто я собрал работы, которые в свое время не получили возможность жить. Не считая, конечно, «Клинч» и «Левиафана».

«Левиафан» для российского кино по многим параметрам стал приятным исключением. Что кинематографистам стоит вынести из опыта этой картины?
В большой степени успех «Левиафана» связан с тем, что фильм не по воле продюсеров оказался в интернете. Произошел скандал, который привлек внимание. К тому же картина спорная по своей составляющей: одним она очень нравится, а другие резко ее не принимают. Возник диспут, который тоже сработал на раскрутку фильма. Какой опыт из этого можно вынести? Кинематографистам, помимо сценария картины, нужно писать сценарий ее жизни.

«Кино — это всегда большие риски. Даже если давно знаком с режиссером, нет гарантий, что в момент съемок он будет находиться в нужной кондиции»

Что привлекло вас в «Клинче»?
Меня привлек Сергей Пускепалис. Он удивительно одаренный, талантливый, внимательный, интеллигентный и приятный для жизни, работы, общения и выпивания человек. Я с большим удовольствием снялся в его фильме, и, если позовет, обязательно снимусь еще раз.

Это первый режиссерский проект Сергея Пускепалиса, но при этом у него богатый опыт работы в кино. На площадке в нем было что-то от дебютанта?
Да, он много работал как актер, но быть режиссером — это совсем другая степень ответственности. Тем более он не простой сниматель, а создатель, который рождал свой фильм. Когда перед тобой стоят 30 человек и ждут, какие команды ты им дашь, испытываешь внутреннее дрожание. Но обаяния Сережи достаточно, чтобы все выполняли указания с улыбкой на лице, что очень важно.

Алексей Серебряков: "Я слишком зависим в своей профессии" (фото 3)

Как часто вам доводилось соглашаться на проект и в процессе понимать, что работаете со снимателем, а не с создателем?
В основном так и было.

Избежать этого можно, только работая с теми, кого хорошо знаешь?
Кино — это всегда большие риски. Даже если давно знаком с режиссером, нет гарантий, что в момент съемок он будет находиться в нужной кондиции и в правильном психологическом состоянии. Я долгие годы дружил с Лешей Балабановым, но по прошествии времени и после нескольких совместных фильмов понял, что больше не смогу с ним работать. То же самое можно сказать и о других режиссерах, которых я давно знаю.

Давайте вернемся к «Клинчу». На площадке вы работали как с очень опытными актерами, так и с совсем молодыми. В чем разница?
На съемках не все решает талант, важно еще грамотно пользоваться инструментами, которые к творчеству имеют отдаленное отношение: умение не перекрывать партнера, находиться на фокусном расстоянии, чувствовать камеру, знать объективы. У нас этому не учат, поэтому знания приходят только с количеством попаданий в кадр. Если партнер неопытный, иногда двигаешь его, вытаскиваешь на крупный план.

Сколько еще актеров должны сказать о том, что у нас не учат сниматься в кино, прежде чем об этой проблеме задумаются?
Я о ней серьезно думаю. Опытом, который накопился, возможно, стоит поделиться. Правда, пока не знаю, где для этого будут условия: в Москве или в Торонто.

Нет желания делиться опытом, снимая кино?
Даже если гипотетически оно есть, я понимаю, что вряд ли это про меня. Я слишком зависим в своей профессии: от телефонного звонка, от того, скажет ли ассистентка режиссера, что я свободен, или назовет капризным и посоветует вообще не связываться. Но ничего не поделать, выбирать надо было 35 лет назад.

«Мне было бы интересно поработать с теми, кто сейчас приходит в профессию. Поток талантливых людей не иссякает, но мои возможности, к сожалению, становятся меньше»

После учебы вы несколько лет прослужили в театре. Почему ушли?
Мне не очень нравится методологическая конструкция театра: репетиции по полгода и сто показов одного спектакля. Мне не нравится, когда на меня смотрят, не нравится быть объектом всеобщего внимания, не нравится выходить на поклон. Я понял про себя все эти вещи, поэтому больше стал работать в кино, а не на сцене.

Вы работали с огромным количеством актеров и режиссеров. Остались те, с кем еще не встречались на площадке, но очень хотели бы?
Таких много. Мне было бы интересно поработать с теми, кто сейчас приходит в профессию. Поток талантливых людей не иссякает, но мои возможности, к сожалению, становятся меньше.

Вы уже второй раз говорите о том, что возможностей у вас все меньше, но только в этом году вышло четыре проекта с вашим участием.
Они все снимались около двух лет назад, а в этом году у меня было всего 18 съемочных дней. Отчасти это связано с финансовым кризисом, посмотрим, что будет дальше. Я уже переживал 1990-е, когда кино практически не снималось и целое поколение артистов было не востребовано в определенном возрастном сегменте, а некоторые вообще ушли из профессии. Очень грустно и очень жалко.

У вас есть имя, опыт и связи, но все это не дает никаких гарантий в актерской профессии. Что тогда делать новому поколению — без опыта, связей и в кризис?
Сейчас можно снимать и сниматься на мобильный телефон, получать аудиторию в интернете и там же узнавать ее мнение. Возможности есть, и, вместо того чтобы сидеть на кухне и гундосить о том, что тебя не зовут, нужно брать бразды правления в свои руки и становиться хозяином собственной жизни.

Анна Вельмакина

22 окт. 2015, 18:45

Оставьте комментарий

загрузить еще