Поиск

Детективы, маньяки и Харви Вайнштейн: какое кино делают в России женщины-продюсеры

Детективы, маньяки и Харви Вайнштейн: какое кино делают в России женщины-продюсеры

Интервью: Катя Загвоздкина


Фото: на обложке — кадр из фильма «Хороший человек»

Катя Загвоздкина («Кинорепортер») поговорила для BURO. с продюсером Start Ириной Сосновой («Содержанки», «Хороший человек») и продюсером Александрой Ремизовой («Последний министр», «Гоголь») — про маньяков на экране и в жизни, отношение к женщинам в киноиндустрии и новый сериал «Шерлок в России».

Последний проект, над которым вы работали, — сериал «Шерлок в России» с Максимом Матвеевым в главной роли. Что отличает этого Шерлока от остальных?

Сосновая:

Это первая историческая костюмированная драма, которая вышла в России исключительно в онлайне, — Start решился на такой эксперимент. Необычно и то, что это межжанровый проект: одновременно и драма, и детектив, и романтическая история, и кинокомикс. Мне кажется, на такое смешение в России раньше никто не отваживался.

Ремизова:

У нас необычный герой, который отличается и от английского, и от советского Шерлоков. Конечно, мы вдохновились произведениями Конан Дойла, но сценарист Олег Маловичко написал на их основе свою историю о приключениях англичанина в России. Кроме того, мы уделяли особое внимание визуальному ряду: в фильме много крупных планов, деталей, необычных ракурсов. Мы стремились сделать что-то непохожее.

Детективы, маньяки и Харви Вайнштейн: какое кино делают в России женщины-продюсеры (фото 1)

В нескольких проектах, которыми занимались платформа Start и студия «Среда», — и в «Шерлоке в России», и в «Гоголе», и в «Хорошем человеке» — есть маньяк, который охотится на женщин. Это какой-то паттерн?

Сосновая:

«Хороший человек» и «Шерлок» очень разные сериалы. «Шерлок» прежде всего развлекательный проект, классический детектив, где сыщик пытается разгадать загадку и найти злодея. К тому же после первого кейса о потрошителе главный герой расследует другие дела, не связанные с маньяками.

«Хороший человек» — экзистенциальный триллер, в котором мы сразу видим, кто убийца, и предметом наблюдения для зрителя является поведение человека, его внутренние процессы. В основе этого проекта лежит история настоящего маньяка: в России, в городе Ангарске, 20 лет происходили убийства женщин, которые первое время не расследовали как серию, убийцу не искали.

Когда для написания сценария я встречалась с ангарским маньяком Михаилом Попковым, я поняла, что эта история гораздо глубже, чем казалось. У него же какая позиция: я мужчина, а значит, имею право решать, какая женщина достойна жить, а какая нет. Как он находил жертв? Предлагал их подвезти и часть женщин, которых он считал хорошими женами и матерями, довозил до дома. А тех, которых считал недостойными, убивал. В итоге у него 84 жертвы — он самый страшный маньяк в России.

«Хороший человек» — это история про насилие и про отношение к женщинам в России. Ангарский маньяк — квинтэссенция существующего в нашей стране патриархального отношения к женщине, которое так отразилось в его больном сознании — ощущением того, что он, как мужчина, имеет право судить женщин. Для меня было важно поговорить на эту тему. И, погрузившись в нее, мы сделали не только «Хорошего человека», но и документальный сериал о домашнем насилии «Хватит!».Я мужчина, а значит, имею право решать, какая женщина достойна жить, а какая нет

Тогда еще вопрос про гендерное неравенство. Сейчас слово «кинопродюсер» отбрасывает грозную тень, сразу возникает образ Вайнштейна…

Сосновая:

Тимура Вайнштейна (генеральный продюсер телеканала НТВ и видеосервиса Premier. — Прим. BURO.)? Он очень приятный и совсем не грозный (смеется).

Нет, голливудского Харви Вайнштейна, разумеется. Вы занимаетесь продюсированием кино в России — сталкивались ли вы с дискриминацией?

Сосновая:

Мне очень повезло работать на сервисе Start и в компании Yellow, Black and White: все всегда было корректно, я никогда не сталкивалась с притеснением. Наоборот, ощущала поддержку от коллег-мужчин. Но я знаю, что в индустрии есть режиссеры и артисты, у которых очень предвзятое отношение к женщинам. Они считают, что женщины — не равноценные творческие единицы, что женская режиссура не может быть такой же талантливой, как мужская.

Мне кажется, изменения в индустрии неизбежны, потому что стали появляться очень качественные проекты, созданные женщинами-режиссерами, женщинами-сценаристами и женщинами-продюсерами.

Если говорить чисто статистически, мужчин-продюсеров больше, чем женщин. Мне сложно оценить в процентном соотношении, но на любом круглом столе про онлайн-кинотеатры или кинопроизводство 80% участников будут мужчинами.

Детективы, маньяки и Харви Вайнштейн: какое кино делают в России женщины-продюсеры (фото 2)
Съемочная группа «Шерлока в России»: оператор Николай Богачёв, продюсер Ирина Сосновая, актёр Максим Матвеев, продюсер Александра Ремизова, режиссёр Нурбек Эген

А есть ли женский подход к продюсированию кино?

Ремизова:

Мне кажется, все равно, кто делает проект, — мужчина или женщина. Важно, насколько создателю интересна выбранная тема. Только то, что тебя лично задевает, будет иметь успех. Если ты думаешь: сейчас интересен этот вопрос или этот герой, сниму про него, но тебя лично это никак не цепляет, то ничего не выйдет.

Сосновая:

Когда ты запускаешь какой-то проект как продюсер, это, по сути, стартап. Сначала есть только замысел, ты разрабатываешь его со сценаристами, потом подбираешь команду, режиссера, проводишь кастинг, затем собираешь фильм вместе с монтажером и определяешься с маркетингом. От начала проекта до его завершения проходит очень много времени, ты можешь несколько лет прожить с этой историей. И, конечно, важно, чтобы ты занимался тем, что тебя трогает и задевает. Как продюсеры мы выбираем темы, которые нам важны. Но этот выбор, как мне кажется, скорее история про человеческое, чем про гендерное.

Между кинотеатральным прокатом и онлайн-прокатом есть определенная конкуренция, и после эпидемии онлайн-кинотеатры в этой борьбе выигрывают. Как вам кажется, как дальше будет меняться культура смотрения?

Сосновая:

Кино переживает сложный период. Изменения, безусловно, связаны с пандемией, но они начались еще до карантина и тоже связаны с развитием онлайн-проката. Люди привыкают смотреть кино, где им удобно и когда удобно, то есть дома. Но важно отметить, что поход в кино — это все-таки событие и аттракцион. Поэтому крупные студии все больше концентрируются на зрелищных блокбастерах, мощных франшизах, которые собирают основную кассу. Именно такой кинопрокат переживет пандемию, никуда не денется. Потому что сложно сравнить что-либо с романтикой похода в кино и совместного переживания кинозрелища.

Другое дело, авторское и жанровое кино, которое уходит в онлайн. Такое кино здорово посмотреть и отрефлексировать дома в одиночестве или в компании. И мы видим, как онлайн-платформы начали активно участвовать в создании авторского кино. «Рома» Альфонсо Куарона, «Брачная история» Ноа Баумбаха, «Ирландец» Мартина Скорсезе — выдающиеся картины, номинированные на «Оскар», были созданы онлайн-кинотеатром Netflix.

Веб-платформы в период пандемии увидели рост количества подписчиков и просмотров. Что понятно: люди сидели дома и смотрели любимые сериалы и фильмы. На Start прошла премьера жизнеутверждающего сериала «257 причин, чтобы жить», а также специально сделанного во время карантина проекта в формате скринлайф «Безопасные связи» Константина Богомолова. Что касается показателей Start: в первом полугодии 2020 года, согласно отчету TelecomDaily, среднемесячное количество платящих подписчиков превысило миллион, Start показал максимальный прирост выручки среди других видеосервисов — более 360%.

Однако какого-то отдельного жанра, на который вырос бы запрос на фоне пандемии, нет. Основа программирования любого онлайн-кинотеатра — это сериалы, и Start как делал, так и продолжит делать на них упор. А поскольку у нас широкая и разнообразная аудитория, мы и в дальнейшем собираемся предлагать зрителям разные проекты, чтобы каждый мог найти что-то свое.

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий