Поиск

«Для меня “Титан” всегда был о любви, но разговор о любви и не должен быть простым»: интервью с Жулией Дюкурно

«Для меня “Титан” всегда был о любви, но разговор о любви и не должен быть простым»: интервью с Жулией Дюкурно

Текст: Юлия Чарышева-Лоло

Фото: Kinopoisk.hd

30 сентября на российские экраны выходит «Титан» — драма Жулии Дюкурно, завоевавшая на Каннском кинофестивале «Золотую пальмовую ветвь». Режиссер рассказала BURO., чем ее новый фильм отличается от ее предыдущих работ, как она нашла модель Агат Руссель, известную по съемкам для Vetements, и какое значение в этом фильме играет музыка.


О ТОМ, КАК ПОЯВИЛАСЬ ИДЕЯ «ТИТАНА»

«Для меня “Титан” всегда был о любви, но разговор о любви и не должен быть простым»: интервью с Жулией Дюкурно (фото 1)

Вы знаете, я давно заметила за собой, что на этапе постпроизводства фильма мне всегда необходим своего рода глоток свежего воздуха, потому что работа над проектом занимает несколько лет моей жизни. И именно в такие моменты я начинаю думать о других историях и находить новые темы для одержимости. Кстати, и на постпродакшене «Титана» со мной произошло то же самое, и я уже знаю, о чем будет мой следующий фильм. Когда мы монтировали «Сырое» (предыдущий фильм Жулии Дюкорно. — Прим. BURO), я была слегка расстроена тем, что любовь оказалась второстепенной темой в фильме, несмотря на то что именно любовь связывает историю героини с ее сестрой. Мне хотелось снять историю с одной героиней, которая находит себя и обретает свободу, лишь став тем монстром, которого она в себе обнаруживает, скорее всего, я просто была не готова к тому, чтобы снять фильм о любви. Со временем я поняла, что мне невероятно сложно найти способ раскрыть тему любви в фильме. Приходится бесконечно задаваться вопросами, продумывая фильм о любви. И я заметила, что я вообще могу говорить лишь об абсолютной и безусловной любви. Мне всегда казалось, что любовь настолько сильнее всего земного, что мне не хотелось облекать ее в слова. Поэтому я не очень люблю об этом говорить, мне всегда кажется, что тем самым я слегка обесцениваю значение этой темы.

О РАБОТЕ С АКТЁРАМИ

«Для меня “Титан” всегда был о любви, но разговор о любви и не должен быть простым»: интервью с Жулией Дюкурно (фото 2)
«Для меня “Титан” всегда был о любви, но разговор о любви и не должен быть простым»: интервью с Жулией Дюкурно (фото 3)

Для меня всегда было очевидным, что «Титан» будет тем фильмом, в котором будет мало реплик. Мне казалось, что любой текст снизит градус чувств в кадре и обесценит связь между героями, которую я старалась выстроить. Мне кажется, самым важным в той сцене, когда мои герои впервые встречаются, было то, как они друг на друга смотрят. Их взгляды и их тела. Все кадры, в которых они появляются вместе, в определенной степени клаустрофобичны, я действительно старалась, чтобы они были максимально близки. В этот момент моя героиня действительно не может говорить, потому что ее голос может выдать ее истинную суть. Поэтому все, что им остается, — попытаться принять друг друга в замкнутом пространстве, и здесь каждое движение и каждый взгляд имеют значение. Это особенно важно, потому что Алексия с самого начала словно теряет свою человечность, превращаясь в то, чем она стала, — по сути, серийного киллера. Ее отец никогда на нее не смотрел, а она с самого детства пыталась поймать его взгляд, но безуспешно, и из-за этого она так и не смогла понять, кто она на самом деле с физической точки зрения. Она даже не чувствует контуров своего тела, постоянно ощущая себя неким излишком всего сразу, излишком импульсов, если можно так сказать. Венсан же, напротив, смотрит на нее все время, весьма в агрессивной манере. Словно вампир, который пытается сделать ее своей личной фантазией. И именно это позволяет ей стать самой собой и вселиться в собственное тело. Это было центром их отношений. Когда мы работали с Венсаном (Линдоном) и Агат (Руссель), я с самого начала предупредила их, что им придется пройти через определенную физическую трансформацию, чтобы попасть под кожу своим героям. Во-первых, мне кажется, что тело — главный компаньон любого актера или актрисы. Это первое, с чем приходится работать, чтобы войти в образ. Например, Венсану пришлось изрядно подкачаться, он год занимался в спортзале. Кстати, как и Агат, она тоже много времени провела на тренажерах и на уроках танцев.

О ВЫБОРЕ АКТРИСЫ НА ГЛАВНУЮ РОЛЬ

«Для меня “Титан” всегда был о любви, но разговор о любви и не должен быть простым»: интервью с Жулией Дюкурно (фото 4)

Мне было необходимо неизвестное лицо, чтобы мы были свободны от каких-либо проекций на нее. К тому же мы должны были верить каждому этапу трансформации героини, не задавая вопросов. Для меня было очень важно передать ее самоидентификацию и движение, то, кем она становится. Поэтому для меня было очень важно, чтобы у моей актрисы не было других ролей, которые мы бы неизбежно на нее проецировали. Правда, у меня нет профиля в Instagram, наш кастинг-директор нашла аккаунт Агат в соцсетях и показала мне, после чего мы пригласили ее на обычный кастинг.

О МУЗЫКЕ

«Для меня “Титан” всегда был о любви, но разговор о любви и не должен быть простым»: интервью с Жулией Дюкурно (фото 5)
«Для меня “Титан” всегда был о любви, но разговор о любви и не должен быть простым»: интервью с Жулией Дюкурно (фото 6)

Все песни были изначально в сценарии, правда, самым сложно было купить права на эти композиции. Это было невероятно дорого! И это справедливо, потому что в основном все эти треки — хиты, но наш музыкальный супервайзер проделал блестящую работу. И если вы вслушаетесь в музыкальный ряд, заметите, что каждая из этих песен так или иначе связана с темой моего фильма. Каждая из композиций служит для того, чтобы передать эмоции моих героев в моменте. Очевидно, что «Титан», конечно, не мюзикл, поскольку ни один из танцевальных номеров не выбивается из контекста, не начинается внезапно: все герои танцуют по определенной и абсолютно понятной причине.

ЧЕМ «ТИТАН» ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ДРУГИХ РАБОТ ЖУЛИИ

«Для меня “Титан” всегда был о любви, но разговор о любви и не должен быть простым»: интервью с Жулией Дюкурно (фото 7)

Он оказался нежнее, чем «Сырое», признаюсь честно. Даже наш международный дистрибьютор сказал мне, что этот фильм помягче предыдущего. И не только с визуальной точки зрения, но и в контексте того, как в нем представлен мир. И мне это очень приятно, поскольку, когда я снимала этот фильм, я испытывала радикальную энергию, очень злую в каких-то моментах. И в то же время что-то во мне стремилось найти в этой истории что-то трогательное и чувственное, потому что я не очень люблю фильмы, которые оставляют тяжелое впечатление. Для меня «Титан» всегда был о любви, но разговор о любви и не должен быть простым.