Поиск

«Пора переходить от потребления к созиданию». Бенедикт Камбербэтч рассказывает, как пережил карантин в Новой Зеландии и сыграл шпиона

Интервью с одним из самых выдающихся актеров современности

Текст: Юлия Чарышева-Лоло


Фото: предоставлено прокатчиком фильма

В кино выходит историческая драма «Игры шпионов», основанная на реальных событиях времен холодной войны. В режиссерском кресле проекта — британский театральный режиссер Доминик Кук, а номинант на «Оскар» и «Золотой глобус» Бенедикт Камбербэтч играет британского бизнесмена Гревилла Винна, благодаря которому британской разведке MI6 удалось получить доступ к секретным материалам. BURO. поговорило с Камбербэтчем о том, что он знал о своем герое до съемок, о впечатлениях, которые остались у него после работы с Мерабом Нинидзе, который сыграл советского полковника-шпиона, и о том, как он провел карантин в Новой Зеландии.


О ГРЕВИЛЛЕ ВИННЕ И ИСТОРИИ, КОТОРАЯ ЛЕГЛА В ОСНОВУ ФИЛЬМА

 


 

Несмотря на то что «Игры шпионов» сняты в жанре шпионского триллера, этот фильм отнюдь не плод художественного вымысла. Он основан на реальных событиях, к тому же он о дружбе. Он о людях, которые смогли пойти на невероятный личный риск ради всеобщего блага, и о том, к каким экстраординарным последствиям привело это решение. К моему стыду, я ничего не знал об этой истории и о персоналии Винна до съемок. В свое время люди были без ума от Винна: о нем узнали после того, как его обменяли на советского разведчика Конона Молодого, находившегося под арестом в Великобритании.

 

 

Единственное видео с Винном, на котором можно услышать его голос и его валлийский акцент, — это материал, отснятый, когда его только выпустили из тюрьмы. На этом видео он окружен толпой журналистов, каждый из которых пытается получить комментарий о том, что он чувствует, говорил ли он с женой и так далее. На этом видео он напоминает испуганное животное, что не удивительно, учитывая, что он оказался в центре внимания после всего того, что ему пришлось пережить. У меня была его фотография, где он выглядит представительным, если не сказать грузным, человеком средних лет, который явно сильно выпивает. 

 

У Винна была тяжелая форма дислексии, граничащая с безграмотностью, он не был интеллектуалом, но обладал фантастическим обаянием и красноречием и был прекрасным бизнесменом. Он занимался продажей промышленного оборудования, и на тот момент пытался освоить восточноевропейский рынок, что было как нельзя кстати для MI6, которая искала легитимные поводы проникнуть за железный занавес. Дипломатические каналы в тот момент были уничтожены из-за так называемой кембриджской пятерки. В итоге MI6 отчаялась настолько, что решилась доверить передачу секретной информации гражданскому лицу.

Меня всегда безумно интересовали такие сложные и проблемные гении. И возможность сыграть такого самого обычного человека, ставшего героем, ординарного человека, совершающего неординарные поступки, показалась мне удачей. Как и траектория развития моего героя — от полнейшей наивности до самопожертвования. И, конечно, я узнал очень много исторических фактов: я знал о Кубинском кризисе конца 60-х годов, но не знал об этом инциденте и о ключевых игроках.


О ПОДГОТОВКЕ К РОЛИ


Для роли мне пришлось сбросить вес, и у меня было на это три месяца, во время которых родился наш третий ребенок. Так что много всего происходило (улыбается). Для меня разработали специальную программу, которая, по сути, представляла из себя сочетание строгой диеты, которая, правда, к концу третьего месяца стала значительно менее строгой, и физических упражнений. Я много плавал в холодной воде, активно занимался йогой и пилатесом, чтобы подкачать мышцы пресса и улучшить тонус тела. Это было тяжело, но это было важно для роли.

«Пора переходить от потребления к созиданию». Бенедикт Камбербэтч рассказывает, как пережил карантин в Новой Зеландии и сыграл шпиона (фото 1)

О РАБОТЕ С МЕРАБОМ НИНИДЗЕ


«Пора переходить от потребления к созиданию». Бенедикт Камбербэтч рассказывает, как пережил карантин в Новой Зеландии и сыграл шпиона (фото 2)

Я обожаю Мераба. Безумно важно не просто иметь возможность работать вместе с блестящим актером, но с человеком, с которым вы можете выстроить дружеские отношения и с которым вас связывает общая цель. Мераб очень многое знает об этом периоде в истории обеих стран. Он талантливый актер, при этом очень деликатный и очаровательный человек. В нем есть какая-то совершенно непринужденная грация, одним аккуратным штрихом он делает все вокруг себя значительно лучше. Боже мой, я говорю сейчас о Мерабе и понимаю, что мне его очень не хватает. Я действительно обожаю этого человека, и в фильме он прекрасен!


О ТЕАТРЕ И КИНО ВО ВРЕМЯ ПАНДЕМИИ

 


 

Алан Беннетт в своей пьесе «Любители истории» прекрасно описывает то чувство, когда выходишь из темноты кулис на полный свет софитов: «Ощущение, что кто-то вот-вот возьмет тебя за руку». Драма может быть очень мощной. Я не знаю, когда мы вернемся к нормальной жизни — настолько это аморфная проблема, но я стараюсь об этом говорить. Я являюсь президентом актерской школы, у меня есть кинокомпания, и мне хотелось бы, чтобы люди смогли увидеть их не только на стримингах, но и в кинотеатрах. 

 

Хотелось бы также иметь возможность поддерживать людей и организации, которые поддержали меня в начале моей карьеры и продолжают поддерживать и сегодня. Когда я смотрел телевизионную версию нашего спектакля «Франкенштейн», я почувствовал, как мне безумно не хватает нашей труппы, наших костюмеров, наших гримеров, которые в течение двух с половиной часов каждый вечер помогали мне превратиться в монстра, а потом еще целый час снимали мой грим. И именно об этих людях я беспокоюсь. Одна лишь аренда зданий, которые сейчас простаивают, способна уничтожить театральные компании и разрушить театр в принципе. Это очень хрупкая экосистема, и она находится на грани исчезновения. Но для меня это моральный долг, я не могу пригласить зрителей в зал, если это представляет для них опасность.

Я уверен, что люди с нетерпением ждут момента, когда будут сняты ограничения, которые мы вынуждены соблюдать ради нашего здоровья. И поход в кино — это неотъемлемая часть мировой культуры. Стриминг, безусловно, фантастическая альтернатива кинотеатрам, но не всегда фильм, предназначенный для большого экрана будет хорошо смотреться на экране домашнего кинотеатра или телевизора, это дело вкуса. И я очень надеюсь, что все изменится к лучшему. Верю, что мы все станем больше заботиться друг о друге и ценить общение. Конечно, у нас останется своего рода психологический шрам, мы будем продолжать активно пользоваться антисептиками и опасаться микробов и вирусов. Такого рода травматические события всегда меняют большие системы к лучшему.


О МИНУСАХ И ПЛЮСАХ КАРАНТИНА


«Пора переходить от потребления к созиданию». Бенедикт Камбербэтч рассказывает, как пережил карантин в Новой Зеландии и сыграл шпиона (фото 3)

 

Я снимался в фильме Джейн Кэмпион «Сила собаки» в Новой Зеландии, когда начался карантин во всем мире. И Новая Зеландия не стала исключением: несмотря на то что страна закрыла свои границы для туристов, локдаун все равно объявили. За время карантина я понял, что для меня важно иметь личное пространство, чтобы подумать, и чтобы моя семья была рядом. Я смог оценить, как это чудесно — быть на природе вместе с детьми. После первых очень стрессовых недель осознал, что все рано или поздно наладится, и понял, что не всегда имеет смысл бурно реагировать на происходящее. 

 

Любопытно, что на съемках в Новой Зеландии я играл Фила Бербэнка (персонаж романа «Сила собаки» (1967) американского писателя Томаса Сэвиджа. — Прим. BURO.), который смог бы прекрасно справиться с этим кризисом, поскольку был невероятно изобретательным человеком. У него была масса недостатков и очень израненная душа, но все, чего он касался, начинало незамедлительно приносить прибыль, будь то игра на банджо и в шахматы или управление огромным ранчо. Я понял, что ему нравилось создавать что-то, а не просто быть потребителем

Я хотел бы освоить навыки и получить знания, которые позволили бы мне радоваться созданию вещей, а не их покупке. Да, пожалуй, карантин оказался для меня серьезным тревожным сигналом о том, что пора переходить от постоянного потребления к созиданию, даже если результаты труда будут не очень профессиональными. Из плюсов карантина можно назвать то, что я провел со своей красавицей женой много времени вместе. Мы стараемся соблюдать правило двухнедельного окна: никогда не уезжаем друг от друга дольше, чем на две недели. Нам повезло, что мы в этот сложный период оказались рядом с родителями, ведь столько семей были в вынужденной разлуке.


«Игры шпионов»
С 18 марта в кино

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7