Поиск

«Оскар» для «Коммивояжера». Как Трамп обеспечил победу иранскому фильму

Асгар Фархади объявил премии бойкот и все равно победил

Текст: Филипп Вуячич

После прошедшей церемонии вручения «Оскара» напрашивается только один вывод: Дональда Трампа надо срочно сделать почетным членом Американской киноакадемии. Прежде всего нынешний президент США — блестящий актер. Трамп предельно точно схватывает роль, — особенно когда играет самого себя. Конечно, досадные промахи в его карьере тоже были — так, за роль Дональда Трампа в «Призраки этого не делают» актер получил «Золотую малину». После своего избрания звезда «Образцового самца» покинул кинематограф, однако продолжает оказывать огромное влияние на Голливуд.

В этом году Трамп задал несколько трендов, которые, безусловно, повлияли на решение Американской киноакадемии. Среди них — увлечение «черным» кино («Лунный свет», «Ограды», «Скрытые фигуры») и иранской «новой волной». О последней теперь знают даже люди, которые смотрят только блокбастеры. Главным популяризатором кино из Ирана стал, как ни удивительно, Белый дом.

«Оскар» для «Коммивояжера». Как Трамп обеспечил победу иранскому фильму (фото 1)

27 января Дональд Трамп выпустил указ, согласно которому жителям семи стран запрещается въезд в Соединенные Штаты. Уже на следующий день жителей Ирака, Сирии, Судана, Ирана, Сомали, Ливии и Йемена стали задерживать в американских аэропортах. Решение президента вызвало волну протестов и ответные меры со стороны некоторых стран — в частности, Иран запретил въезд в страну гражданам США. До церемонии вручения «Оскара» оставался месяц. Картина иранского режиссера Асгара Фархади «Коммивояжер» была номинирована как «Лучший фильм на иностранном языке».

Первым обратил на это внимание представитель National Iranian American Council Трита Парси, который заявил о запрете на въезд для Фархади как о достоверном факте. Позже он прокомментировал, что точных данных у него нет и он просто хотел привлечь внимание к проблеме. Однако вскоре об отказе приехать на церемонию вручения «Оскара» заявила исполнительница главной роли в «Коммивояжере» Таране Алидости.

Затем с заявлением выступил и сам режиссер. В 2012 году Фархади уже получил золотую статуэтку в номинации «Лучший фильм на иностранном языке» за фильм «Развод Надера и Симин» — в тот раз без всяких скандалов.

«К моему глубокому сожалению, вынужден объявить, что не буду участвовать в церемонии. Я не планировал бойкотировать это мероприятие, однако сложившиеся условия делают мое участие невозможным. Даже если для меня будет сделано исключение, с учетом всех „но“ и „если“, считаю для себя это неприемлемым». (Асгар Фархади)

Его слова подтвердил представитель Академии Марк Джонсон. Он заявил, что режиссер не приедет на церемонию «по причинам, которые, как я вижу, мы прекрасно понимаем и которым мы рукоплещем». С этого момента победитель в номинации был предопределен. За короткий срок «Коммивояжер» превратился в икону творческого истеблишмента по обе стороны океана.

В Великобритании группа актеров и режиссеров, куда вошли Кира Найтли и Ридли Скотт, написали коллективное письмо герцогу Вестминстерскому с просьбой разрешить протестный показ «Коммивояжера» в ночь перед «Оскаром». Показ, разумеется, разрешили. На нем собралось около 10 тысяч человек, которым показали обращение Фархади из Тегерана. Режиссер сказал публике, что лишь солидарность против указа Трампа может помочь выстоять против фашизма, победить экстремизм и сказать «нет» деспотичным правительствам по всему миру.

В итоге, даже несмотря на то, что симпатии молодой части Академии (да, она существует) были на стороне «Тони Эрдманна», победа досталась «Коммивояжеру». И это решение, в отличие от выбора «Лунного света», по-настоящему отдает политикой. Вместо Фархади принять награду вышла Ануше Ансари — инженер и первый космический турист среди женщин. Она зачитала обращение Фархади к публике, которое вызвало, пожалуй, самые громкие аплодисменты за всю церемонию. В начале идут традиционные благодарности, а затем режиссер обрушивается на Трампа и его указ.

«Мне жаль, что меня нет сегодня с вами. Из уважения к моему народу и представителям других шести стран, которые пострадали от бесчеловечного закона, запрещающего иммигрантам въезд в США, я не могу присутствовать на церемонии. Разделение мира на „нас“ и „наших врагов“ множит страх и является обманчивым оправданием для войны и агрессии. Войны мешают постройке демократии и борьбе за права человека в тех странах, которые сами стали жертвами враждебных действий. Кинематографисты могут поймать в объективы своих камер нечто общее между всеми людьми и разрушить стереотипы вокруг различных религий и национальностей. Они помогают сформировать сочувствие между „своими“ и „чужими“, сочувствие, которое необходимо нам сегодня как никогда».

На следующий день после церемонии случилось очередное недоразумение. В твиттере Госдепа США появилось поздравление Фархади с победой. Затем твит удалили в избежание «ошибочного представления о том, что правительство США поддерживает комментарии в благодарственной речи».

«Лучший иностранный фильм» едва ли можно отнести к политически ангажированным категориям. Как рассказал Buro 24/7 один из членов Американской киноакадемии Александр Роднянский, она является не то чтобы маргинальной, но, мягко говоря, не главной. Отношение к голосованию в этой номинации отлично показано в гостевой колонке The Hollywood Reporter, посвященной «Оскару-2015». На правах анонимности академик откровенно признался, что не смотрел ни одного фильма и проголосовал, ориентируясь только на рекламу.

«Оскар» для «Коммивояжера». Как Трамп обеспечил победу иранскому фильму (фото 2)

При таком раскладе выбор между «Тони Эрдманном» и «Коммивояжером» более чем очевиден. Трехчасовая немецкая комедия об отношениях чудаковатого отца и его слишком серьезной дочери против иранской драмы, режиссер которой бросил вызов самому Дональду Трампу. Художественная составляющая отходит на второй план.

В этой ситуации остается только поаплодировать смекалке Фархади. Как бы цинично это ни звучало, но иранским режиссерам не привыкать к терновому венцу. Ведь они не просто снимают фильмы — они сражаются с жесткой цензурой и противостоят правительству. И ставки в этой борьбе чрезвычайно высоки: режиссер Джафар Панахи («Офсайд») был осужден за антиправительственную деятельность на шесть лет, а Мохсен Махмальбаф («Крик муравьев») был вынужден эмигрировать в связи с преследованием со стороны властей. Зарубежные фестивали и премии — единственная отдушина для иранского кинематографа, и чуткий к общественным настроениям «Оскар» просто не мог обойти «Коммивояжера» стороной.

И все же убедиться в том, насколько заслуженно Фархади получил свою премию, лучше самостоятельно: «Коммивояжер» все еще идет в российских кинотеатрах.

  • Фото:
    IMDB

Оставьте комментарий

Загрузить еще