Поиск

О старости

или Печальная история о невеселой CEO винтажного магазина

О старости

Хочу рассказать о некой знакомой барышне, создательнице или, как она с радостью себя называет, CEO одного из онлайн-ритейлеров винтажной одежды. Бизнес свой она основала еще в 2006-м, и теперь он, на удивление ей и мне, приносит до $25 млн в год. 

Барышня жалуется, что, казалось бы, и Google они платят, и СМИ всякие интервью у них берут, и мемуары свои она уже выпустила, не поленилась, и даже на улице нет-нет, но иногда узнают, а бизнес поднимается как бездрожжевое тесто — стоит, одним словом. 

Подход к слову «винтаж» у дамы исключительно американский: для нее XIX век – это заря человечества, а 90-е годы XX века самый что ни на есть винтаж, винтажнее только пиджаки из 80-х. Но ее аудитории подходит. 

И тут выяснилось, что дама всю жизнь провела в Калифорнии, но в том же LACMA или Getty не была ни разу, и в Metropolitan как-то зашла на полчасика, потому что друзья привели. В Париже была в Лувре, но только у «Моны Лизы», которая «мелкая такая» и в окружении дико щелкающих фотоаппаратами китайцев, потеющих американцев и злых европейцев впечатления на нее не произвела. 

Пусть. Да Винчи уже ничего не страшно, всем остальным, представленным в Лувре, тоже, но как же коллекции одежды, как же история моды, если у тебя винтажный сайт?

«А мне не интересно». 

Вот она, самая человеческая фраза.

«Ты же не пробовала».

«Ну да, но мне даже пробовать неинтересно».

Одно время все толпами прыгали с парашюта — расширяли сознание. 

До сих пор стадами медитируют. 

Даже на какие-то «курсы по креативности» умудряются записаться.

А в чем толк, если вам «неинтересно»?

Хорошо, дама хотя бы честна была: не придумывала отговорок о времени, работе, усталости.

Честно и в лоб — не интересно. 

И, конечно, она курит травку, а может, и не только курит: в первую встречу большего не сообщают. 

И, конечно, у нее все замечательно: и Porsche она скоро на Maserati меняет, и вообще здорово здесь с таким распрекрасным видом на город коктейли пить, ну бывают депрессии, а у кого их нет?

И ведь начинаешь рассказывать — что угодно, от конкистадоров до истории моды —заслушиваются. Добавляешь, так сходи, посмотри, почитай, а в ответ сразу —неинтересно. 

Не умеют люди работать с информацией.

Раньше я думал, что виной всему лень. Но лень всегда неспроста: скорее это неумение большие объемы информации обрабатывать, особенно такой, что эмоционально вовлекает. 

Липким, ползучим страхом боятся люди проживания.   

А потом удивляются, что им серо и тесно, и сайт не растет. 

И даже от работы, вроде бы любимой, адреналина все меньше и меньше. 

Так наступает старость, не физической немощью, а неинтересом ко всему окружающему, особенно «сложному». 

Cтареть начинают всегда с мозга, с сужения мира до четырех стен дома и офиса, с сужения времени до даты рождения, когда 80-е годы ХХ века — уже дата «до рождества Христова», с сужения интересов. 

Старость начинается с угасания воображения и нежелания думать.

Нежелания искать.

И неспособности принимать большее.

Неспособности воcпринимать гениальность.

С близорукости.   

И никакие парашюты или повальные медитации не спасут.

 

Больше здесь:

https://vk.com/abcdmen 

https://www.facebook.com/abcdmen

https://www.youtube.com/abcdmen

Franz Wertvollen

3 марта 2015, 21:03

  • Иллюстрация: А. Бёклин. Ruine am Meer

Оставьте комментарий

загрузить еще