Поиск

Анна Винтур позвонит (8)

Глава 8

Анна Винтур позвонит (8)

— Париж — это хорошо. Я поеду с тобой, — говорит Лана, когда я звоню ей предупредить, что буду отсутствовать в пятницу. — Раз уж ты едешь туда, нам нужно взять от этого максимум.

— Да… Что ты имеешь в виду?

— Встретиться с Карлом Лагерфельдом, может быть, — отвечает Лана, и я чувствую, как буднично она говорит об этом, параллельно читая состав на упаковке с маринованными артишоками.

— Лана, ты о чем? Какой еще Лагерфельд? В смысле, я знаю, кто такой Лагерфельд, но я еду к бойфренду!

— Давай посмотрим на месте, — спокойно отвечает она. — Все, дорогая, извини, не могу больше говорить. Закажи мне билеты, пожалуйста, и забронируй номер в George V.

Пока «Георг Пятый» вибрировал в моих мыслях божественной фантазией, «Цвет моды» загрузился в машины и направился на ферму: снимать модную историю про овечек. Они все-таки нашлись у какого-то дедули, который, кажется, настолько плохо нас слышал, что, соглашаясь на съемку, не вполне разобрался в происходящем. В первых лучах рассвета мы сонно топтались возле окошечка «Мак-авто», пар от кофе стремительно сбегал в небеса.

Костик проверял оборудование по списку: он же не Ванечка, все должно быть идеально. Трое моделей спали на заднем сиденье в машине Кити. Визажист Маша уже не в первый раз говорила о том, что губы она планирует всем накрасить сливовым. Викуся рисовала раскадровку, положив блокнот на капот машины.

— Долго туда ехать? — прыгала с ноги на ногу я.

— Должно быть, не больше часа, — Кити водила пальцем по электронному маршруту.

И вдруг сквозь серую изморось сизого утра проступили контуры роскошного Range Rover, безмолвно плывущего на нас. Машина остановилась, без промедления открылась дверь. Петр Андреевич без цветов и стихов легко спрыгнул на землю.

— Доброе утро, — сказал он. На щеках его пылал такой румянец, будто он совершил внушительную пробежку. У него, оказывается, была очень красивая седина, чертовски аристократичная. — Я подумал, что в таком далеком путешествии вам может понадобиться помощь.

Он предпочел говорить это все Костику, стараясь не смотреть на Кити.

— Не такое уж оно далекое, — заметил Костик, но протянул депутату руку. — Константин. Сергеевич.

— Я вас знаю, — депутат пожал его руку так, будто они здоровались каждый день. — Давай без отчества, Костик, ладно?

И тут он впервые глянул на Кити. Тонкий утренний ледок хрустнул под его ногами.

Дед Сергей жил на окраине небольшой деревни, на вершине холма, заросшего колючками. Разумеется, он забыл о нашем приезде. Сначала нам пришлось узнавать у всех соседей, в каком доме искать знаменитого держателя овец, затем будить его, колотить не только в дверь, но и в окна. Весь его дом ходил ходуном.

Когда, наконец, он показал свое лицо сначала в мутном стекле окна, а потом появился на пороге, глядел он хмуро и невесело.

— Вам чего? Кто такие?

Мы растерянно молчали.

— Здравствуйте, Сергей, — сделал шаг вперед Петр Андреевич. — Я из городской думы.

— Опа! — снисходительно откликнулся дед, не особо, впрочем, удивленный, как будто к таким визитам, в принципе, был готов ежедневно. — За советом к деду Сергею приехал?

Петр Андреевич развел руками.

— Проходимцы! — рассмеялся дед Сергей почти ласково.

Когда он вывел к нам своих овец и Викуся дала модели в руку нежную веточку сладкого клевера, а Петр Андреевич, скинув монклеровскую парку, сажал дверь на петли в сарае деда Сергея, я повернулась к Кити и сказала:

— Я буду молиться, чтобы он перестал писать стихи. Кити, он классный!

Потом на экране фотоаппарата смотрели, что получилось. Костик гнался за светом, я трясла отражателем и грозилась умереть от холода. Овечки умильно и невозмутимо глядели в кадр, двигая челюстями. «Ложись на нее, ложись!» — кричала модели Викуся. Кити принесла Петру Андреевичу термос с чаем. Все получалось!

Анна Винтур позвонит (8) (фото 1)

На следующий день, пока не прошло вдохновение, стали выбирать обложку. Заехал Армани, которого, кстати, давно не было видно. Мы для вида спросили его совета.

— У вас всегда такие обложки, что я не знаю, что людям говорить, — вздохнул он, садясь в кресло перед доской, увешанной листами с фотографиями. Лицо у него было такое, будто он пришел к брадобрею с сомнительной репутацией. — Поставьте хоть раз в жизни какую-нибудь улыбающуюся симпатичную девчонку, — он кивнул на фото девушки в обнимку с овечкой. — Вот!

— Но тема номера! — напомнила Викуся. — Тема номера у нас — простота, нормкор. Это совсем другая история, — она предъявила ему снимок модели, свисающей с турника. — Что скажете? Как вам?

— Лучше бы вы меня не спрашивали, — зажмурился ЕА. — Ланочка видела? Ей это нравится?

Армани и Лана были женаты уже 10 лет. Лане было едва за 20, когда он увидел ее моделью на показе шуб и незамедлительно сделал предложение. Забрал с подиума вместе с шубой. С тех пор шуб было переношено много. Они объехали вместе все модные курорты еще в первые пару лет, собрали коллекцию картин, сменили неприличное количество машин, построили дом и завели там конюшню, потопили небольшую яхту близ Амальфи, но продолжали переживать, если один из них задерживался к ужину. Любовь Армани и Ланы была настоящей.

Через пару дней мы с Ланой уже были в George V. Я не бывала прежде в Париже, зато я была помешана на парижанках и прочитала все книги, которые были написаны о парижском шике, стиле и тому подобном. К счастью, за последний год эта тема стала очень популярной, поэтому я редко оставалась без чтения. Француженки заранее казались мне восхитительными, и мне не терпелось узнать их поближе, рассмотреть. Правда ли они умеют носить древнейший винтаж с неимоверной элегантностью? И в черной футболке из Topshop выглядят на миллион? Правда ли, что всегда кутаются в шарфы? Курят? А береты? Или это вчерашний день? Или нет никакого вчерашнего дня, когда речь идет о француженках?

Из аэропорта мы проследовали сразу в отель, за окном была ночь. Из окна такси я, конечно же, увидела Эйфелеву башню. Сначала хотела сделать вид, что ничего особенного не произошло, но потом все равно схватила Лану за руку и завопила, точно как Кэрри Брэдшоу, когда она увидела ее с балкона Plaza Athénée.

Анна Винтур позвонит (8) (фото 2)

Портье в George V не смог добиться от меня ни слова, хотя по-французски я знала и «Pardon», и «Je suis Anna», и один короткий диалог про щенка из учебника наизусть: я, не отрываясь, смотрела на грандиозное полотно за его спиной. На нем голые пупсы подносили цветы томным нимфам, и прямо над одной из них светило солнце с человеческим лицом. Светило оно над ней, а смотрело на меня: «Ты в Париже, Эми! Ты прилетела сюда к Мужчине Своей Мечты!»

— Итак! Завтра, пока ты будешь прохлаждаться со своим бельгийцем… Он ведь бельгиец? — Лана бросила на меня взгляд, требующий ответа. Я кивнула. — Надо же, прямо как Раф Симонс. Он не знает Рафа Симонса?

— Лана!

— Ладно. Так вот, пока у вас там будет «лямур», я отправлюсь в офис Chanel, — говорит она, разливая шампанское (мы отпустили гарсона, который был готов до рассвета стоять в углу номера, по мере необходимости наполняя наши бокалы).

— Думаешь, из этого что-то получится?

— У тебя с Симонсом или у меня с Лагерфельдом?

За те пару лет, что мы работаем с Ланой над «Цветом моды», роли между нами распределились таким образом: ей все на свете всегда кажется возможным (снять на обложку Сашу Лусс, взять интервью у Лагерфельда, переделать журнал за ночь и т. д.), ее счастливая уверенность в себе никогда не знает границ, при этом пунктирной линией всех возможностей являюсь я, встречающая ее идеи с руками, скрещенными на груди: «Это не получится».

— Все получится, — с нежным звоном Лана прикоснулась своим бокалом к моему. — Не вижу ни одной причины, по которой они бы нам отказали.

— Лагерфельд может отказать даже Vogue, несмотря на многолетнюю дружбу с Анной, — я глотнула ледяного шампанского. — Туда наверняка вообще не попасть!

Лана вытянулась на кровати, весело скинув тапочки с золотой монограммой отеля в разные стороны:

— Эми, ты кончишь занудствовать или даже «Вдова Клико» тебя не берет?

— Это что, «Вдова Клико»? — я даже подскочила на месте.

Лана засмеялась.

— В конце концов, если они откажутся, я хотя бы куплю себе новую сумку. За Chanel!

— За Chanel, — согласилась я, как будто для меня все в этой жизни было так же возможно, как и для Ланы. Почему бы и нет. Я засыпала в Париже, Лукас был совсем недалеко.

Утром я надела Викусину шляпу от Филиппа Трейси. Отправила ей фото. Из редакции, кстати, сыпались сообщения. «Где разверстка? Что значит сокращение "КД" в плане номера?» «Пришла автор рубрики "Кино" — мы не поняли, что ей нужно? Она вменяемая?» «Эми, это ты унесла штопор из офиса?» «Пришли фото башни! Эйфелевой!» «Лана с тобой? Она нам выписала зарплату? Эми, это не смешно!»

Анна Винтур позвонит (8) (фото 3)

С Ланой мы простились на ступенях Chanel. Она скормила крошки от круассана голубям, достала зеркало, поправила помаду, взглянула на циферблат своих часов и сжала мою руку:

— Ну, иди, дорогая! Здесь наши дороги расходятся. Тебя ждет любовь, а меня — Лагерфельд!

Мы улыбнулись друг другу.

— Если что, ты всегда можешь вернуться в George V, — серьезно кивнула она. Но я не собиралась туда возвращаться. Я шла к Лукасу: он остановился в отеле Westin Paris на Вандомской площади. У входа толпились туристы, как будто встречали кого-то из знаменитостей. Я пофантазировала, что они ждут меня, надвинула на глаза перья от Трейси и пробежала внутрь, лавируя между селфи-палками, никем не замеченная. Из меня получилась бы замечательная селебрети — неуловимая и загадочная. Швейцар распахнул передо мной дверь: «Bonjour, mademoiselle» — и склонился в грациозном поклоне.

Широкие тени размашисто перемещались по мраморному полу в лобби, выложенному огромными черно-белыми плитами. Я присела в высокое кресло, спрятанное позади одной из огромных арок, и не спускала глаз со створок лифта. Я знала, что Лукас остановился здесь и собирался на деловую встречу: «Они тут все любители поболтать — не исключено, что просидим допоздна, кляня на чем свет стоит Олланда и печалясь о прошлом». Мне нужно было всего лишь дождаться, когда он спустится. От волнения я не удержала бы в руках даже листка бумаги. Дрожь не отпускала меня ни на мгновенье, готова спорить: каждый удар сердца подкидывал меня в воздух на пару сантиметров. Чтобы немного успокоиться, я принялась рассматривать какую-то француженку.

Облокотившись о стойку регистрации, она громко повторяла «Non!» низким хрипловатым голосом и кое-как переделывала прическу, закручивая блестящие рыжие волосы в безалаберный пучок. По тому, как она говорила это свое «Non!», мне казалось, что она очень чем-то недовольна и раздосадована, но вдруг она громко рассмеялась и протянула руку к консьержу, жестом призывая его приблизиться к ней так, чтобы она смогла сказать ему что-то на ухо. Совершенно непонятные создания! Все, как я и читала: мне казалось, что она хочет его убить, а она любезничает с ним, и он заливается краской в ответ на то, что она произнесла ему тихонько. «Non?» — уже вопросительно произносит она и начинает что-то тараторить, но я не понимаю ни слова. К ней подходит мужчина. Разумеется! Француженки, как гласит один бестселлер, не спят в одиночестве. Сначала он останавливается рядом и как будто просто любуется ею две секунды, подом делает шаг и кладет руку ей на плечи. Она вздрагивает, сбрасывает руку, машет консьержу «Au revoir», поворачивает лицо к бойфренду, притягивает его к себе и целует в губы. И только на этом моменте я вижу, что это Лукас. Она прижимается к нему губами. Я вижу, как он отвечает на ее поцелуй. Она отстраняется, он спрашивает что-то, она кивает. Она смяла воротник его рубашки и не собирается его поправлять. У нее трезвонит мобильный, она отвечает на звонок, затыкая свободной рукой второе ухо.

— Pardon? — говорит она кому-то в телефоне.

Лукас тем временем тоже достает телефон. Смотрит на экран, но даже не разблокирует его: там же на экране светится мое имя! Он убирает телефон в карман и уступает дорогу медленно бредущей навстречу престарелой мадам:

— Bonjour, — такой же симпатичный и любезный, как всегда.

Над всем лобби раздается хриплое «Luca!», и он, ускоряя шаг, устремляется к ней.

Мне никогда не приходило в голову называть его Лука.

Анна Лобова

1 нояб. 2015, 22:11

  • Иллюстрация: Эльвира Шарапова

Оставьте комментарий

загрузить еще