Поиск

Анна Винтур позвонит (3)

Глава 3

Анна Винтур позвонит (3)

Последние две недели я плохо помню, плохо соображаю и, надо признать, неважно работаю. В том, что авторы не сдали мне вовремя статьи, один и тот же материал мы переверстываем уже четвертый раз, нервы Барбары на пределе, а бедолаги из «Бэлль Эль» каждый день обрывают телефон Кити — во всем этом виноват Лукас, тот парень, с которым мы познакомились в Tinder.

Он улетел в родную Бельгию в тот же вечер, когда хитрая программа свела нас. Улетел, оставив за собой вереницу сообщений, и теперь они тянутся прямиком от него ко мне, как рассыпанные хлебные крошки, по которым Гензель и Гретель нашли путь домой. Только вместо хлеба Лукас разбрасывает за собой сладкие леденцы комплиментов, карамельно манкие обещания и сахарные смайлики, множащиеся после шуток, смешных, как ледяное игристое.

Мы успели встретиться в аэропорту за считанные минуты до его вылета.

Он стоял у окна, похожий на Сета Рогена и Кима Белова из GQ. По-европейски интеллигентный и слегка растерянный от уродства и неудобства нашего аэропорта, по-детски удивленный и не к месту жизнерадостный.

«Заканчивается посадка», – высокомерно зевнул голос из динамика.

– Лукас, – сказала я, и он обернулся.

Анна Винтур позвонит (3) (фото 1)

Мы ничего не успели в том аэропорту: ни поговорить, ни договориться – ничего. Мы успели поцеловаться. Потом он как-то неописуемо заглянул мне в глаза с высоты своего роста и рассмеялся: «Это невероятно, Эми. Как же я дальше буду жить?»

Это было странное чувство. Я не могла понять: я только что нашла или потеряла?

Возле здания аэропорта меня ждала Викуся в своем легендарном прозрачном кейпе с кристаллами. Она лениво пререкалась с таксистами, заняв чье-то место. Я подошла к машине в тот момент, когда она, невозмутимо подняв на лоб солнечные очки и мелодраматично откинув голову на спинку сиденья, сказала разъяренному водителю: «Подождите минуту, ничего с вами не случится, а у людей там любовь. Вы вообще знаете, что такое любовь?» Я хлопнула задней дверцей. Викуся пропела «оревуар» и подняла стекло. Стекло в ее машине поднималось вручную.

Пока я пребывала в своей виртуальной коме, Викуся успела выбрать моделей для центральной съемки и отправила их фотографии Лане. Было много споров. Кити, посмотрев на снимки, заявила, что это будет форменный провал.

– Почему провал? Посмотри на эти лица! Какие скулы! Это все равно что Джессика Стэм! А вот у этой девчонки просто убийственные глаза! Ты видишь, как она смотрит? Как волчица! Ее вообще нереально тут застать, она работает в Англии весь последний год!

Потом заехал Ванечка, в дверях столкнулся с Костиком. Ревниво спросил: «У Костика была съемка?» — и не поверил, когда мы сказали, что съемки не было, а Костик,как всегда, просто пил чай. Ванечке тоже показали снэпы, он скривился: «Их кто отбирал? Вы не могли меня попросить, я знаю много нормальных моделей».

– Нормальных? – Викуся захлопнула ноутбук, встала и вышла.

Ноут потом возили в мастерскую: она его сломала.

Моделей вызвали в офис к обеду. Когда они появились, это было так, словно наша редакция превратилась в парижский левый берег: аромат неизменного «Шанса» от Chanel, кожаные куртки, легинсы, волосы, стянутые в пучки, айфоны в руках, поцелуйчики в щечку и жалобы на отсутствие интересной работы.

 Кити пробралась с чашкой чая к своему столу, шипя ругательства.

– По сколько им лет-то вообще? – он крутанула кресло в мою сторону.

– Лет по 18, наверное.

– Я выгляжу старше их?

– Ох, Кити, даже не начинай.

– Скорее бы уже Викуся их разогнала – это же невозможно!

Викуся выстроила девушек перед собой (их было четверо) и выступала как маршал Жуков перед армией. В общем, нагоняла страху. Но моделям, если честно, было все равно: они взирали сверху на малышку Викусю и невозмутимо гоняли во рту драже, освежающие дыхание. Викуся немного переигрывала. Но совсем плохо стало, когда пришел Ванечка и пожелал сделать пару пробных кадров. Уже вдвоем они выдавали одно гениальное наставление за другим: «Покажи мне вызов! Новая поза! Я хочу надменный взгляд. Презрение! Покажи мне, что ты здесь лучшая. А теперь боль! Ты знаешь, как показать боль? Позой, а не гримасой!» В общем, Тайра Бэнкс отдыхает.

В разгар действа приехал ЕА. За сходство его инициалов с названием спортивной линейки Армани EA7, мы между собой тоже зовем его Армани. Так вот Армани приехал, смутился, спросил, как дела, не нужно ли нам чего, может быть, там, новый принтер. Кити сказала, что нужна кофе-машина. Армани серьезно сказал: «Хорошо». К вечеру доставили кофе-машину. Костик тут же накидал бизнес-план по продаже кофе на вынос для соседних офисов – в жизни человека забрезжил новый смысл.

Еще приезжала Лана, приезжала с ощущением, что тема номера «не та». Разложили перед ней картинки, вырезанные из «Vogue», все равно, что карты Таро, пошаманили над ними немного и убедили, что та самая.

А потом наступило время церемонии «Медиа Коммьюнити Групп Лидерс». Мы все надели смокинги: я, Лана, Кити, Викуся и Костик с Ванечкой. Это было круто! Похожие на супергероев или очень дорогих официантов, мы замерли под хрустальной люстрой в вестибюле концертного зала, множась в зеркалах и несколько смущаясь.

С репликой «Где здесь велком-дринк?» Кити уплыла в сторону наибольшего скопления людей и вскоре вернулась с парой бокалов и сплетнями: «Бонджорно Стайл уверены, что победят. Фуршет дешевый – есть нечего, хотите канапе – идите за ними быстрее. Просеко отвратительное, и то уже смели. Вокруг директора хоккейного клуба – толпа девиц, он, бедный, не может до бутерброда нормально дотянуться, потому что у него буквально на рукаве висит пара влюбленных иждивенок. Шли бы к Гарику Тиграновичу – он ходит один, как лорд Байрон. Чья-то жена пришла в таком же платье Givenchy, как еще чья-то жена. Говорят, они где-то уединились и спорят, кому ехать переодеваться».

Анна Винтур позвонит (3) (фото 2)

Вообще, в городе N на светские мероприятия всех мастей люди ходят либо в том же, в чем они провели день на работе, либо в самом лучшем. Даже не знаю, что из этого хуже – презрение к хорошему тону («Вот еще! Наряжаться тут ради вас! Я вообще-то весь день был на работе, нормальный свитер!») или тщеславие («А шлейф за моим платьем нести будут пажи. Нести и разбрасывать блестки»).

Кити продолжала непринужденно уничижать все вокруг: «Где они печатали этот баннер? Все цвета поплыли. Печенья с предсказаниями? Мы что, вернулись в девяностые? Я думала, бармен-шоу устраивают только на свадьбах, ладно-ладно, буду знать» Лана устало ее одергивала, сама она держалась с достоинством королевы.В какой-то момент, кстати, появилась губернаторша, и мы все от нее прятались, нервируя пару ее охранников.

Ведущий мероприятия пререкался с организаторами, затаившись за колонной: оказывается, он вычеркнул из сценария почти все названия брендов и имена собственные, чтобы не сделать ошибку в произношении. «Вы совсем ополоумели?!» – организатор срочно писала для него транскрипции: «Эрменеджильдо Зенья», «Адемар Пиге». Ведущий промакивал салфеткой лоб и шевелил губами.

Наконец, развлечения в фойе исчерпали себя и зрители были приглашены в зал. Началась неразбериха  с рассадкой: на «Цвет Моды» мест было отведено на одно меньше, чем требовалось. Пришлось всем двигаться, шептаться, топтаться, шуршать платьями «Извините, да кто же виноват, а где организаторы, всего на местечко, девушка, у нас тут затруднения, ага-ага, спасибо».

– Дамы и господа, мы начинаем! – шумно дышал в микрофон ведущий, а я с замиранием ждала момента, когда ему придется сказать благодарность бутику Ermenegildo Zegna. Поднимающиеся на сцену герои говорили путаные речи, министр культуры спел, представители администрации очень хлопали. Когда объявили нашу номинацию, мы взялись за руки.

– Вскроем конверт! – провозгласил конферансье и зашуршал бумагой.

 

 

 

 

Анна Лобова

9 марта 2015, 23:03

  • Иллюстрация: Эльвира Шарапова

Оставьте комментарий

загрузить еще