Поиск

For Alice или Немного о Твиде

К делу, родная, к делу.

For Alice или Немного о Твиде

#derKern #Gedichte #Bagatelle #FranzWertvollen Для Элис или Немного о Твиде

После такого диалога на 8 марта: 

АЙГЕРИМ: Что ты хочешь им вывесить? 

ФРАНЦ: Лирику, ясное дело... "Немного о твиде"?

АЙГЕРИМ: Это "Для Элис"? Да, вот это на 8 марта. "...В правильно-светлой радужке, правильные зрачки обрамлялись правильностью завитых обещаний не то минета, не то скорой женитьбы – с перебором опиума в левом виске очень сложно сразу и всполошиться. К делу, родная, к делу..." Это как раз на 8 марта. 

ФРАНЦ: Подумаешь, зато с нежностью. 

После такого диалога спрашивали неоднократно — кто такая Элис и что это за твид.

Пожалуйста. 

FOR ALICE — НЕМНОГО О ТВИДЕ

Я так живо помню тебя
в том огромном твидовом кресле.

Так сладко, так смело
мне никогда
не вещали
о вещах
столь неинтересных.

И при каждой улыбке
белели клычки,
и был тот самый
любимый мной прикус.
В правильно-светлой радужке,
правильные зрачки
обрамлялись правильностью завитых
обещаний
не то минета,
не то скорой женитьбы –
с перебором опиума 
в левом виске
очень сложно
сразу 
и всполошиться. 

К делу, родная, к делу. 

Скажи мне,
зачем на белом 
белье
тебе пуговицы 
в форме
британской короны?

Господь,
зачем 
я так чётко запомнил
тебя
в моём твидовом пиджаке, 
разглагольствующую
в вестминстерском соборе
не то о сексе,
не то о прибое,
главное самое, 
Элис, 
о море:

«Всё вам в Библии наврали,
и Иисус был наизлостным
моряком». 

Рьяным,
пьяным
и обтрёпанным 
как тот
чуть озлобленный
из Брюгге,
свято убежденный, что 
одной руки на дюне, 
другой – на Фанетте
за глаза хватает 
всякой 
нанеизъяснимейшей 
любви. 

Просто оттого, что чисто.

И жемчужинки воды
станется
со скукотищи
всех фламандских пляжей,
чтобы сделать их 
изящней
самых
райско-неизведаннейших мест.

Конечно, 
если вам уже случалось
туда как-то мимоходом
доплывать. 

Бах.
Неразборчиво. 
Под виски.
Мой обглоданный английский, 
незатейливый ирландский 
и истории о страстной,
но усопшей
крошке Молли,
что с тех пор никак в покое
не оставит
беззащитных,
грустнозубых 
моряков. 

Мягкосердность – дурной тон.

Всякий призрак это знает. 

Герберт,
свежая, родная
нежность моя
отчего-то
всегда
лишь к мертвым.

Фантастически добры морды
нынче
у крыс.

Вероятно – по сытости. 

Нужно ли говорить…

Бездыханная
Нежность моя
всё чаще
Обща,
Расплывчата

Кротость.

Нужно ли
вдаваться нам
в звонкость
непреходящую 
робости
непобедимой моей
перед трогательностью.

Нечеловеческой трогательностью обстоятельств. 

Трепетность оглушает.

Надо ли о деталях?

Да, я был бел
и столь робок,
сколь рассыпчата
казалась она
в этой куче оборок
из тусклого света,
что пепел
нечаянный 
на рассвете,
случайностью
бархатистой своей
въедающийся
в самую мякоть
пальцев
и губ
где-то, где слух 
только и ловит, 
что небо. 

Каюсь,
Герберт,
заигрывал
всей сердцевиной
с наисладчайшим, 
малинным
отчаянием,
а она вот – со мной –
печеньем
миндальным,
вспушенной косой 
и Рембо,
ожидающим бога, как лакомство. 

Ну скажи мне - 
как я, 
будучи мной,
и позволил себе б
даже мысль
о том,
чтобы скромно,
с по-человечески 
онемевшими
ртом, сердцем и мозгом
протрусить мимо?

Зря, брат,
ты очень зря
подхватывал
мины
своими
нетрезвыми лёгкими.

За последние года два
я уж свыкся с комфортными
полномочиями:
без моей на то подписи
не умирают. 

А ты, 
недотерпевая,
истоптал,
испоганил
столь приятный обычай.

Стыдись. 

- Бриз с Ла-Манша не освежает.
- Это всё потому что он с Англии. 

Или -
«Дорогой брат,
я несказанно рад
в который раз 
представить тебе Париж,
город пролетариатской похоти.
Если в Венеции похоть – 
аристократична,
здесь – неказиста, бессмысленна и привычна,
как запашистая Сена».

Господь, 
такое сплетение 
миниатюрных, 
аккуратненьких смертей - 

безошибочно,

совершенно,

тонкО.

Библейским 
Блаженством
Растекается 
Молоко
Совершенства
По позвоночнику.

КороткО 
очень
мгновение
нечеловечности
в «бурях мечей и копий». 

Безоблачно. 

Солнечной,
Средиземноморской погоды
Тебе, 

Но, брат,
да разве расскажешь как
нам с тобой повезло.

Сколько
несчастных
умирало 
за меньшее, 
в меньшем,
мелкО. 

В размахе нам не откажешь.

Лейтенант!

Кажется – 

Жив. 

Что, по-своему, даже обидно. 

Оставьте, прошу вас, водителя.

Мало ли – дышит.

Вы бы хотели, 
чтоб вам помогали
без половины лица?

Зря

Не бывали в Дублине.

У них окрыляющи песни. 

Девушки самых хриплых профессий, 
голосящие 
на узеньких улицах
зычненько 
про моллюсков, 
ракушки 
и кружево
набор нот,
под который
никто
не танцует вальс,

а мы – будем

прямо сейчас,

в память о чуде 

и почему бы – 
не одной позабытой мной леди,
когда-то в многообещающем кресле
провозглашающей
твид. 

Франц Вертфоллен

P.S. Вообще, я был бы признателен, если все, кто читает здесь стихи и приходит именно за ними, высказались — от кого вам сейчас хочется больше читать — от Франца ли, от Герхарда, от Тео... Сходите посмотреть на "персонажей", если еще не знаете всех (http://vk.com/album-59120512_180256050). Чью историю вам бы хотелось знать полней... 

И не бойтесь спрашивать больше. Вот, недавно вы с нами (а, может, и давно, но вдруг упустили), хочется вам большего погружения в Bagatelle, в A,B,C,D...men, или Герхард вас, например, зацепил — вы спрашивайте у Айгерим под любым постом — а есть ли что еще по нашему господину тевтонцу или по гранду, видео ли, стихи, проза? Такие вопросы без ответа не останутся. 

Наоборот, они мне помогут. Те, кто видел "В Двух словах о Дереве Жизни" (а его легко найти на нашем Youtube), те, кто играл с нами с видео "Как воспитать гранда", могут представить, какой мир там от рождения и до смерти по каждому "персонажу". Очень сложно порционно процеживать целые вселенные, любые ваши предпочтения тут в помощь. 

Надо придумать себе новое правило для "структуризации": каждый четверг я буду выдавать вам что-нибудь из самого-самого "зерна", самой сути. По Герхарду ли, Францу, Тео, Джею — это зависит уже от моего настроения... и от вас. Так что помните и возвращайтесь... за путешествием. 

---

Оригинал поста:
ВКонтакте Facebook 

Канал на YouTube


 

Franz Wertvollen

25 марта 2016, 09:03

Оставьте комментарий

загрузить еще