Поиск

Хулиан Бедель: свежий аргентинский взгляд на парфюмерию

"Я не забочусь об индустрии — я забочусь о качестве"

Хулиан Бедель: свежий аргентинский взгляд на парфюмерию
Парфюмерия аргентинца Хулиана Беделя — это тот самый "новый люкс", о котором так любят говорить в последнее время, с его гипериндивидуальным подходом и экстремальным вниманием к деталям. Вплоть до этикеток, на которых вручную, соевыми чернилами, выводится название аромата

За последние примерно 15 лет в нишевой парфюмерии, которая по определению авторская, а не массовая, сменилось несколько типов этих самых авторов-творцов. Когда-то все начиналось с профессиональных парфюмеров, уставших анонимно работать на большие корпорации, потом настала эпоха арт-директоров, когда перед публикой в качестве лица, тела и мозга бренда появлялась некая яркая личность, не занимающаяся непосредственно выстраиванием молекул и смешиванием абсолютов, но придумывающая концепцию и нанимающая профессиональных парфюмеров из тех же корпораций.

И вот буквально в последние несколько лет появился совершенно новый тип парфюмерного героя — человек, не имеющий специального образования, который начинает делать ароматы просто потому, что ему это очень нравится, а потом открывает свое дело. Причем, именно делать — то есть не только разрабатывать концепции, но и писать парфюмерные формулы и смешивать по ним ингредиенты.

Хулиан Бедель — один из самых ярких парфюмеров нового типа. За те неполных три года, что в Буэнос-Айресе существует его бренд Fueguia 1833 Patagonia, он сделал 55 ароматов — это феноменальное, практически непредставимое количество. Он закупает натуральное сырье у местных крестьян, занимается всеми процессами его переработки — экстракцией, мацерацией, ректификацией и пр. — и в собственной лаборатории создает ароматы по собственным формулам.

Хулиан Бедель: свежий аргентинский взгляд на парфюмерию (фото 1)

И ароматы эти в высшей степени оригинальны, ни на что не похожи и при этом не пугают небывалой экстравагантностью, а, напротив, пленительны той легкостью, которую дает свежий аргентинский взгляд, лишенный всяких штампов. При этом он использует местные растения и деревья — парамелу, копаибу, кабреуву и прочие — названия которых абсолютно экзотичны для европейского уха. Хулиан сам делает дизайн флаконов, упаковки, интерьер своих магазинов. И, конечно, здесь все этично и экологично — начиная с компенсации карбонового следа и заканчивая использованием только переработанного местного стекла.

Откуда взялось такое название? Оно так сильно отличается от привычных названий парфюмерных брендов.
Фуейа (именно так Хулиан произносит по-испански название своей марки — прим. автора) — это имя туземной девочки с Огненной земли, которую в качестве заложницы увез в Англию капитан "Бигля" Роберт Фицрой, моряк и картограф, исследовавший южное побережье Патагонии. А в 1833 году она была возвращена назад на том же "Бигле", на котором оказался и молодой Чарльз Дарвин, писавший тогда свое "Происхождение видов" и собиравшийся исследовать природу Патагонии. Эта история была описана в дневнике, который Дарвин вел на корабле. И мы всегда используем названия местных растений, животных, топонимы, имена персонажей нашей литературы, нашу музыку — это и есть дух марки, ее направление.

Хулиан Бедель: свежий аргентинский взгляд на парфюмерию (фото 2)

А как все начиналось? Вы просто проснулись однажды утром и поняли – я хочу делать ароматы!?
Я всегда занимался каким-то творчеством. Я никогда не посещал специальные школы, курсы, университет — но я всегда что-то делал. Для меня это совершенно естественно, у меня есть определенная уверенность: я знал, что я могу это сделать. Если не получится сразу — я научусь. И здесь сработал why not фактор.

Мне всегда казалось, что для того, чтобы делать ароматы, нужны специальные знания. Вы можете взять краски и начать рисовать — но вы не можете просто так взять и смешать аромат. Парфюмеры обычно заканчивают, например, ISIPKA в Версале или хотя бы имеют диплом химика.
Я занимался искусством — живописью, фотографией и музыкой. Эти свои способности я соединил с моим всегдашним интересом к природным ингредиентам. Затем я просто начал читать книги и изучать органическую химию. Стал заниматься в лаборатории — изучал экстракцию, способы работы с пахучими веществами, с ароматными молекулами. Наблюдал за тем, как ведут себя те или иные вещества. Это был просто сугубо научный метод.

Хулиан Бедель: свежий аргентинский взгляд на парфюмерию (фото 3)

Обычно когда человек без специального парфюмерного образования решает создать парфюмерный бренд, он становится арт-директором: нанимает профессионального парфюмера, чаще всего из крупного парфюмерного концерна, рассказывает, что бы он хотел (то есть пишет бриф), а тот делает ароматы. Как Килиан, как Серж Лютанс, как Бен Горхем… Вот типичный путь. А ваш очень нетипичный.
Самое нетипичное это то, что у нас есть собственная лаборатория. Как много брендов занимаются переработкой сырья, занимаются ботаническими исследованиями, используют нетрадиционное сырье, создают новые ингредиенты, которых никогда не было. И сами занимаются продакшеном: дизайном, упаковкой, оформлением магазинов? Я знаю буквально несколько брендов в индустрии с похожим уровнем тщательности в разработке всех деталей. Фанатичной тщательности. На каждом этапе мы все делаем особым образом, начиная от спирта, который мы используем, — органического спирта тройной дистилляции, заканчивая нашими деревянными шкатулками, которые делают только из стволов уже упавших деревьев ученики местных ремесленных школ. Это стоит дороже, но имеет смысл — например, такой спирт лучше для восприятия запаха. Индустрия такова, какова она есть. Я не забочусь об индустрии — я забочусь о качестве. Это как виноделие: кто-то все делает сам, внутри собственного хозяйства, а кто-то закупает виноград, нанимает виноделов — отдает все на аутсорсинг. Но виноделам не надо заниматься винными магазинами — а мы сами делаем и это. То есть сами занимаемся и ретейлом. Это дает уверенность.

Почему вы решили устроить собственную лабораторию?
Первоначально мы были в большей степени сфокусированы на ароматах для дома, и когда я начал делать духи, я поехал в Грасс, чтобы найти фабрику, где я смогу их производить — и был чрезвычайно разочарован. Я понял, что это невозможно.

Хулиан Бедель: свежий аргентинский взгляд на парфюмерию (фото 4)

Почему?
Потому что эта индустрия очень фрагментарна. Парфюмеры понимали какие-то отдельные вещи, но не понимали, что я хочу в целом. Это была не их вина — просто так все устроено. Они могли прочитать мой бриф и сделать свою работу вполне хорошо, но мне важно было найти и передать определенную эмоцию, которая не всегда поддавалась простому объяснению. И тогда я сказал: "Ок, я сделаю всю работу сам".

Хулиан Бедель: свежий аргентинский взгляд на парфюмерию (фото 5)

И так вы стали изучать химию?
Да-да. Произошла еще одна важная вещь — мы нашли очень хорошего инвестора и получили деньги на устройство лаборатории. Это была инвестиция в 4 миллиона долларов — для Аргентины это серьезные деньги. Мы смогли закупать все нужные ингредиенты и разрабатывать новые, покупать оборудование, модифицировать его — организовать полный цикл производства, устроить наши магазины так, как мы хотели, делать именно ту упаковку, какую хотели.

Хулиан Бедель: свежий аргентинский взгляд на парфюмерию (фото 6)

Вы покупаете какие-то молекулы у парфюмерных концернов?
Да, у нас прекрасные партнерские отношения с Firmenich, мы сотрудничаем с Givaudan и сейчас начали работать с Symrise. Практически все животные ноты, которые я использую, синтетические. Сейчас чрезвычайно интересная синтетическая анималистика. И хотя наши ароматы очень отличаются от того, что делают большие концерны, я поддерживаю отношения с парфюмерами из этих концернов.

Хулиан Бедель: свежий аргентинский взгляд на парфюмерию (фото 7)

До того, как появилась Fueguia 1833, вы любили ароматы? 
Да, но не ароматы, а запахи.

То есть у вас не было огромной парфюмерной коллекции?
Нет — я всю жизнь использую один и тот же одеколон Jean Marie Farina. Я "one cologne guy". Вот почему я люблю все наши 55 ароматов — они не похожи ни на что другое в индустрии. Есть какие-то ингредиенты, которые выглядят очевидными, — пачули, например, но наши ароматы никогда не составлены из стандартных готовых блоков.

Хулиан Бедель: свежий аргентинский взгляд на парфюмерию (фото 8)

Сколько времени у вас уходит на создание аромата?
Это очень нестандартный процесс. Он разделен на три части. Во-первых, концепт. Например, когда я читаю стихотворение Борхеса, или слушаю песню, или представляю, как круто было бы заняться именно этим запахом — и я начинаю думать, как сделать запах этой истории или этой песни. Это может занять один день, а может несколько месяцев, но в результате вы получите идею. Дальше — создание формулы. Когда у меня есть идея, начинается поиск ингредиентов. Например, Biblioteca de Babel (название рассказа Борхеса и первого аромата Fueguia 1833 — прим. автора) — старые книги, полки, бесконечные этажи. Как сконструировать это? Так начинаешь делать формулу. И затем, с идеей и формулой, ты идешь в лабораторию.

Хулиан Бедель: свежий аргентинский взгляд на парфюмерию (фото 9)

Пробовали ли вы как-то описать свой парфюмерный стиль?
Что бы я ни делал, для меня это всегда чувственность. Аромат без чувственности — это не парфюмерия. Должен быть какой-то смысл в его существовании — по крайней мере, он должен волновать меня самого в процессе создания. Все наши ароматы имеют нетипичные истории: ничего "секси", никаких обнаженных красавиц, загорелых мужчин. У нас очень простая концепция — наши ароматы должны делать людей более уверенными, более счастливыми, как-то улучшать их жизнь.

Елена Стафьева

13 дек. 2013, 12:30

  • Фото: Архивы пресс-служб

Оставьте комментарий

загрузить еще