Поиск

Французский колорист Стефан Пус о том, почему плачут парижанки и как выбрать свой цвет

В Россию с любовью

Французский колорист Стефан Пус о том, почему плачут парижанки и как выбрать свой цвет
Недавно в Московскую школу визажистов вновь приезжал Стефан Пус, один из самых известных колористов из Франции в России. Мы поговорили с ним о правилах подбора идеального оттенка волос, бьюти-привычках девушек из разных городов и о том, как оживить российский «грустный» блонд

Выбор цвета волос — серьезное предприятие, ничуть не менее серьезное, чем сложное решение «резать или нет», касающееся косы до пояса, отращиваемой с первого класса. Поэтому мы решили посоветоваться с человеком сведущим — французским колористом Стефаном Пусом, владельцем известного именного салона в Париже. Тем более что в скором времени стартует и его новый (пока загадочный) московский проект, а пока же остается только ждать периодичных визитов мастера в Москву — в столицу он, к счастью, приезжает довольно часто. А вот время для журналистов находит не всегда.

Вы часто бываете в Москве, но довольно редко даете интервью. С чем это связано?

Я приезжаю в Москву каждые пять недель дней на семь и как минимум пять из них, с утра до позднего вечера, работаю. Так что приходится выбирать: пять дней интервью или пять дней работы. Поэтому я не очень часто отвлекаюсь на встречи с журналистами. Если бы я проводил здесь больше времени, то, конечно, был бы более публичным.

Ну, у вас и без этого, должно быть, много русских клиенток, которые каждый раз ждут вашего приезда...

Да, клиенток в России у меня много. Есть даже одна девушка, которая специально сама прилетает ко мне в Париж. 

Специально ради того, чтобы обновить у вас волосы?

Ага. Ну и чтобы пробежаться по магазинам, подозреваю.

Имени, полагаю, вы все равно не скажете... Поэтому давайте так: по вашему опыту у русских девушек есть какие-то особые предпочтения, характерные только для нашей страны?

Знаете, я работаю в Москве уже пять лет и вижу, как сильно все успело измениться за это время. Серьезно — очень сильно. Раньше русских девушек можно было узнать где угодно, в любой стране мира: у них был очень узнаваемый и своеобразный стиль. Девушки из России по утрам выглядели так, как парижанки выходят из дома разве что вечером — и то в особенных случаях. Все было чересчур: чересчур выверенная укладка, чересчур идеальный, монолитный цвет. Теперь все по-другому. Волосы по-прежнему обязательно уложены, правда, немного демократичнее, а раньше даже легкий беспорядок на голове у русской девушки представить было вообще невозможно. Набор цветов — а я, кстати, всегда делаю для своих клиенток только то, что сам на них вижу, не оставляя девушкам выбора, — стал не таким радикальным. Блонд, который раньше существовал в единственном варианте, теперь встречается не так часто: вы научились играть с оттенками. Сейчас, я думаю, русские девушки стали больше похожи на парижанок.

Французский колорист Стефан Пус о том, почему плачут парижанки и как выбрать свой цвет (фото 1)

Французский колорист Стефан Пус о том, почему плачут парижанки и как выбрать свой цвет (фото 2)

Вы вот сказали, что не оставляете девушкам выбора...

Потому что я объясняю! Я всегда стараюсь объяснить. Если ко мне приходят со своими пожеланиями, я никогда не стану их исполнять, если не считаю этот вариант подходящим для клиентки. Главный закон в этом деле один: цвет волос обязательно должен гармонировать с тоном кожи. Это самое важное. И если выбранная краска не сочетается с вашим оттенком кожи, цвет будет выглядеть на вас фейковым, даже если сам по себе будет нанесен идеально. 

Например, вы не можете выбирать между холодным блондом и золотистым, просто ориентируясь на «мне нравится / мне не нравится». Потому что, если у вас розоватая кожа, золотой цвет будет выглядеть желтым, а кожа станет еще розовее. Поэтому, очевидно, выбрать лучше холодный оттенок. А если кожа, скажем, бежевая, уже холодный блонд моментально сделает вас на 5 лет старше. То же правило работает и для рыжих, и для темных красок. Обычно после того, как я все это рассказываю, клиентки мне доверяются. Моя задача — говорить им правду.

А если клиентка упрямится?

Я продолжаю объяснять — обычно мне удается быть весьма убедительным. В крайнем случае мы идем на компромисс: если я уверен, что то, что она выбирает, ей не идет, а мой выбор ее категорически не устраивает, ищем что-то среднее. Но до этого на самом деле почти никогда не доходит. Я могу достать палитру с пробами краски и прикладываю разные примеры к лицу клиентки, чтобы объяснить все наглядно, на ее собственном отражении. И тогда обычно становится очевидно, что я был прав. 

А думаете ли вы о видах окрашивания, которые особенно актуальны в данный момент, предлагая варианты?

Некоторые люди выбирают какие-то техники окрашивания просто потому, что они сейчас в моде, но я никогда так не делаю. Все надо подбирать индивидуально. Возьмем то же омбре — я работаю с этой техникой долгие годы. Многие девушки хотят быть блондинками, но для этого у них слишком темные брови, неподходящего тона кожа. В таком случае им подойдет любая техника, построенная на сочетании темного и светлого тонов. Самое важное в окрашивании — корни, первая половина волоса. И если цвет у корней не гармонирует с оттенком кожи, образ в целом тоже выглядит плохо. Так что мы используем технику омбре, начиная с темного цвета и заканчивая светлым. Темный правильно оттеняет кожу, а осветляющиеся книзу концы уже не могут испортить эффект. В принципе, кончики здесь могут быть вообще любого цвета — это уже не играет важной роли.

Вы, кстати, работаете с яркими, неестественными цветами? Например синим, розовым?

Да, конечно: и на фотосъемках, и для клиенток — есть девушки, которые приходят и с такими запросами. У моей дочки, кстати, тоже были розовые волосы — давайте я покажу вам фотографию!

Ой, какая милая. Вы сами красили ее? Ей, конечно, ужасно с вами повезло.

Да, дочка попросила, и я это сделал. Она была очень-очень рада.

Знаете, мне как человеку, далекому от бьюти-сферы, иногда кажется, что каждый сезон главными тенденциями называют одни и те же техники: про популярность того же омбре, по-моему, пишут круглый год. А какие основные тенденции этой зимы в окрашивании и стрижках обозначили бы вы?

Я сам всегда ставлю красоту перед модой, когда дело касается выбора цвета волос. Важно то, насколько цвет подходит вам. А уже после идет все остальное, все модные штуки. Но в целом этот год — год стрижек, резкого укорачивания. Все обрезают волосы, никто больше не носит длинные — во всяком случае в Париже так. А поскольку, если у вас короткие волосы, цвет становится более видимым, ему тоже уделяется сейчас особое внимание. Причем популярны не естественные оттенки, а, наоборот, что-то более funky — более радикальное, более броское.

Кроме того, на первый план выходит объем — люди с кудрявыми волосами перестают их выпрямлять, сохраняя естественную пышность и даже подчеркивая ее. В тренде сейчас свободные, веселые образы.

Французский колорист Стефан Пус о том, почему плачут парижанки и как выбрать свой цвет (фото 3)

А вы, кстати, знали, что в 2015 году, как оказалось, активнее всего запросы, связанные с прическами, гуглили мужчины, а не женщины? Причем самым популярным запросом был «мужской пучок» или «хвост» — точно не скажу. 

Ну с мужчинами мне работать почти не приходится, но не сказал бы, что то, что я вижу на улицах, как-то подтверждает эту статистику. Мужчины действительно стали больше экспериментировать, но в основном все же со стрижками на коротких волосах. Хотя в мире сейчас слишком много тенденций, которые часто противоположны друг другу. 

У нас мужчины, кажется, не очень-то экспериментируют даже со стрижками на коротких волосах... Мы с вами уже говорили о бьюти-привычках девушек из России, но есть ведь не только условный «русский стиль», который, как вы говорите, уходит в прошлое, но и славянский типаж. Это русые, такого неяркого оттенка волосы, светлые глаза — что делать с волосами обладательницам такого типажа, которых в России традиционно много?

В первую очередь я не думаю, что все девушки в России голубоглазые и светловолосые, как их представляют, — это такой стереотип. Но если говорить о русых волосах, то, чтобы сделать их просто чуть красивее, не внося в облик радикальных изменений, надо всего лишь добавить немного солнца. И тогда «грустный», пыльный оттенок сразу станет намного свежее. Эффект волос, чуть выгоревших на солнце, здесь идеален: волосы благодаря этому выглядят более легкими, живыми и здоровыми. 

А чем отличаются предпочтения женщин, ваших клиенток, в разных странах?

В Лондоне девушки гонятся больше за модой, чем за красотой. А в Париже — скорее за красотой, чем за модой. В Лондоне, если женщине не нравится цвет, который она получила, она просто говорит: «Ну ладно, больше так делать не буду». А парижанка начинает плакать.

А что насчет Нью-Йорка?

Когда я работал в Нью-Йорке, я видел на 80 процентах женщин один и тот же цвет. Американки приходили ко мне с фотографиями и просили сделать так, как на фото. Они хотят скопировать образ, который им нравится, вместо того чтобы подбирать то, что подходит именно им. Правда, их role models, эти девушки с фотографий, меняются каждый месяц.

Знаете, в России о вас говорят как о лучшем колористе Франции...

Ну я точно так о себе не говорю! 

По крайней мере, одном из лучших. Скажите, как вообще добиться успеха в такой достаточно узкой сфере? Как это было у вас?

Обычно стилисты по волосам разделяются на тех, кто работает на съемках и показах, и тех, кто в салонах. А я работаю в обеих сферах — и переношу свой съемочный опыт в свой салон. Я начинал с моды и только спустя 10 лет, когда у меня родилась дочь и я больше не мог по первому звонку сорваться с места и отправиться на съемки в другую страну, решил открыть собственное дело.

И как это все началось тогда, 10 лет назад?

Все как у всех: начинаешь с работы с модельным агентством, сперва работаешь бесплатно с их девушками, собираешь себе бук. А потом начинаешь работать на проектах. Моим первым был Garnier — все началось с одной маленькой картинки. Постепенно люди рассказывают о вас друг другу, и так вы находите новые проекты, все более крупные и значимые, с более известными героинями. Это долгая дорога. Первые пять лет, что я работал в моде, я каждый год думал, что в прошлом году не знал ничего, но уж теперь-то все знаю. И каждый раз ошибался. Иногда это чувство возвращается и сейчас.

А почему вы выбрали в итоге именно специализацию колориста, а не стали просто стилистом по волосам — тем, который мастер на все руки?

Стрижки — это об объеме, колорирование же — о понимании и чувстве цвета. Я занимался и тем и другим, но колорирование мне давалось лучше. Над объемом мне приходилось биться очень долго, а с чувством цвета проблем у меня никогда не было. У работы колориста много общего с работой визажиста: я даже раньше занимался и MUA тоже, параллельно со стайлингом волос.

Но решили отказаться от этого?

Когда у тебя появляется работа, времени на эксперименты не остается. Сейчас я работаю 6—7 дней в неделю и даже свои «дэй-оффы» провожу в перелетах. Так что на сторонние проекты меня не хватает.

Остается ли у вас с таким графиком время хотя бы на какие-то еще увлечения помимо работы?

Я готовлю! Причем не просто яичницы и завтраки, а всерьез. Каждое воскресенье я иду на рынок, покупаю продукты и готовлю. 

У вас в салоне ведь не только вы — есть и другие мастера, которым вы можете делегировать часть дел?

Да, работают у меня и другие мастера. Я никогда не беру готовых колористов, а учу молодых девушек работать в своей технике: проще научить кого-то с нуля, чем переучить. Во время первого визита в наш салон клиентку обычно принимаю я, а потом девушки могут приходить или ко мне, или уже к другим сотрудницам. Одна из моих колористок, например, работает со мной уже три года по шесть дней в неделю и знает все, что знаю я. И многие наши клиентки доверяют ей так же, как и мне. А чтобы попасть на встречу именно со мной, записываться в салон надо за 2—3 недели. 

И напоследок дайте, пожалуйста, советы по уходу за волосами.

Во-первых, используйте хорошие продукты проверенных брендов. Краски не могут обходиться без химии, но уходовые средства не должны содержать силиконов, парабенов, ничего такого: они тоже делают волосы очень мягкими, но в то же время сушат их. 

То есть средствами из масс-маркета пользоваться нельзя?

Хотел бы сказать, что нет, можно, но не могу. Есть, конечно, несколько достойных — не невероятных, но хотя бы точно не вредных, — но это большая редкость. Я знаю всего лишь 1—2 шампуня масс-марок, которые мы используем на съемках, без силиконов и других вредных вещей. Но дорогие средства тоже не всегда бывают хороши: высокая цена не гарант качества. Так что если вы спросите меня о конкретных марках, то я назову, пожалуй, Leonor Greyl и Phyto. Хотя сам работаю с разными марками из разных стран, выбирая лучшие продукты у каждой. Мои осветлители  из Германии, краски — из Австралии, а уход — из Франции.

А что насчет особого ухода за окрашенными волосами? Как часто, например, надо обновлять цвет?

Хороший цвет не требует ежемесячного обновления. Корни отрастают постепенно, полутона сглаживают контраст между старым, отрастающим цветом и новым. Если переход резкий, то подкрашивать корни, конечно, придется часто, но я использую техники, которые делают переход плавным, так что нужды в этом нет. И обязательно используйте хорошую краску. Без аммиака. 

Вера Рейнер

7 дек. 2015, 19:00

Оставьте комментарий

загрузить еще