Поиск

Интервью Buro 24/7: Стивен Берлинэм

Геном творчества

Интервью Buro 24/7: Стивен Берлинэм

Хотя в Москве Стивен Берлинэм оказался в связи с запуском на российском рынке своего первого 
эксклюзивного аромата Stephen Burlingham Truly, представить его как парфюмера и дизайнера
 флаконов для духов было бы неправильно. Да и как скульптора, художника по текстилю и дизайнера 
ювелирных украшений — слишком ограниченно. Этот нетипичный американец с внешностью 
англосаксонского аристократа — художник в широком, всеобъемлющем смысле этого слова.
 За свой многолетний творческий путь он успешно попробовал себя в скульптуре, живописи, 
ювелирном деле — создавая дизайн украшений для Tiffany&Co и Cartier, текстиле — делая коллекции для известного
 американского текстильного бренда Brunschwig & Fils. И вот теперь в области парфюмерии,
 разработав флакон для аромата Stephen Burlingham Truly — настойщий артефакт и произведение
 прикладного искусства. Принял Стивен определенное участие и в создании композиции аромата.

Берлинэм не исключает, что в будущем в поле его интересов окажутся и другие сферы
 творчества. Ведь он — потомок семей, оставивших след в самых разных областях искусства и
 общественной деятельности. У меня, как и у многих его предыдущих собеседников, наверное, 
имена его предков вызывают почти что трепет. Еще бы: его прадедушка — великий Луис Комфорт
 Тиффани, художник, дизайнер, основоположник американского модерна. Прапрадедушка 
— Чарльз Тиффани, основавший еще в 1846 году знаменитый сегодня дом Tiffany&Co. Роберт
 де Форрест был президентом музея Метрополитан, а Дороти Тиффани Берлингем — известный 
детский психоаналитик. Ну а если переместиться в более далекое прошлое, там и Джесси де 
Форрест — один из первых колонистов Нью-Йорка и основатель Манхэттена, и Ричард Марч 
Хой — изобретатель ротационной печатной машины. Пока, сидя за чашкой кофе в одном из кафе 
ЦУМа, где теперь продаются его ароматы, мы беседуем со Стивеном Берлинэмом об искусстве 
создания парфюмов и флаконов (а обсуждать эту тему с кем-то, кто не происходит
 из профессиональной "парфюмерной среды" — отдельное удовольствие!), меня не покидает одна 
мысль: ген творчества, безусловно, существует. Да и "жизненное беспокойство", заставляющее людей
 двигаться вперед, искать, созидать, иногда все-таки передается по наследству.

Интервью Buro 24/7: Стивен Берлинэм (фото 1)

Аромат Stephen Burlingham Truly

Стивен, почему вы решили попробовать себя в области парфюмерии? Она интересовала вас и раньше?
Я всегда обращал внимание на ароматы — впервые я стал знакомиться с этим миром благодаря 
духам, которые носили моя мать и моя сестра. В детстве я жил в Англии и много времени 
проводил на природе. А туалетная вода, которую моя сестра носила в юности, была основана 
на ландыше — это природный аромат, один из тех, которые меня окружали. Это было хорошим
 толчком, как мне кажется, для возникновения у меня интереса к ароматам — композиция, основанная
 практически только на одном ингредиенте. Чистый аромат, позволяющий окунуться в красоту 
одного компонента.

И как от этого детского любопытства вы перешли к серьезному интересу?
Я всегда понимал, что аромат — это нечто, имеющее очень большую эмоциональную силу 
воздействия на человека. И мне хотелось попытаться исследовать ее природу.

Вы часто носите парфюмы?
Нет, я как раз вообще не ношу их. Так что у меня есть возможность изучать предмет, находясь
 полностью вне него, оставаясь сторонним наблюдателем.

Что вас больше всего привлекает в парфюмерии?
Как я уже сказал, ее воздействие на эмоции, которое при этом нельзя до конца объяснить. В этом
 она сродни музыке — ты видишь результат воздействия, но ты не можешь до конца осознать, 
почему он именно такой, а не иной. Почему совокупность определенных гармоний и звуков или, 
применительно к парфюмерии, ингредиентов вызывает именно эти эмоции, а не какие-то другие.

Парфюмерия — это искусство или наука?
И то и другое. Парфюмер должен быть и химиком, и художником. И великие парфюмеры сочетали в
 себе эти качества.

С чего конкретно началась эксклюзивная коллекция парфюмов, которую вы представили в 
Москве?
В какой-то момент я понял, что парфюмы, которые меня окружают, не удовлетворяют меня. Ни
 как ароматы, ни в эстетическом смысле. Я обратился в несколько крупнейших компаний, которые 
занимаются разработкой ароматов, чтобы они создали для меня свои варианты композиций. Все эти
 варианты опять не удовлетворили меня.

И почему?
Я хотел, чтобы запах, который я выпущу под своим именем, был элегантным, но при этом, что называется, "на любителя". Чтобы он производил впечатление аромата с характером и
 индивидуальностью. И наоборот, у меня не было цели, чтобы он легко нравился всем. Подходящая
 композиция попалась мне только через несколько лет после того, как я начал заниматься всем этим. 
Ее автор — Мишель Альмерак, который сотрудничает с компанией, принадлежащей известному 
парфюмеру и моему другу Патрику де Живанши, племяннику знаменитого модельера Юбера де
 Живанши. Они же разрабатывают сейчас композиции двух других ароматов, которые я собираюсь 
выпустить, — Deeply и Madly.

Что для вас символизирует ваш первый аромат?
Это аромат, который говорит обо мне, о том, кем я являюсь, о моих корнях, о моей семье. И 
он говорит обо мне именно так, как бы мне хотелось. Кстати, когда мне дали попробовать эту 
композицию, я сразу понял, что это именно то, что я искал, — для меня это был очень важный знак. 
Если говорить конкретно, аромат Truly сочетает цветочные, древесные и мускусные ноты.

Флакон аромата — это уже полностью ваше детище?
Я разработал его полностью сам. Идея, стоящая за этим флаконом, — это нечто абсолютно 
современное, но увиденное через призму прошлого. Это современная классика. Кстати, флакон был 
готов еще до того, как появился сам аромат.

Интервью Buro 24/7: Стивен Берлинэм (фото 2)

Аромат Stephen Burlingham Truly

Разрабатывая флакон, вы принимали во внимание экономическую составляющую? Или это
 было "искусство ради искусства"?
Нет, я как раз попытался взглянуть на всю эту затею с точки зрения бизнеса. Проблема большинства
 ароматов, как и большинства флаконов для них, — их сиюминутность, их зависимость от какого-то очень актуального тренда. Сегодня это продается, а завтра уже нет. Я же попытался создать нечто,
 что будет востребовано в течение долгого периода. Например, Truly выпускается с 2005 года и имеет
 свою стабильную аудиторию.

Что было для вас самым сложным и самым неожиданным в разработке вашего парфюма — вы 
ведь занимались этим впервые в карьере?
Самым сложным было все-таки выбрать композицию парфюма из десятков мне предложенных. Это
 был совершенно новый опыт для меня.

В результате вам, наверное, стало понятно, как сложно создать аромат?
Именно так. Более того, я понял, как сложно создать выдающийся аромат. Это большая редкость и 
одновременно счастье. Я теперь прекрасно понимаю, почему, несмотря на то, что они выпускаются 
сотнями каждый год, так мало по-настоящему хороших, долговечных духов.

Разрабатывая флакон аромата, вы ориентировались на какой-нибудь образец из уже 
существующих?
Нет, конечно, я попытался создать нечто абсолютно свое. Нетрудно заметить, что мой флакон
 — это скульптура. Я вылепил его макет из воска. И именно потому, что я сделал его руками, в
 нем остались "следы" моих эмоций, можно представить себе, как он постепенно рождался из 
бесформенной массы.

Как бы вы описали его эстетику?
Органические формы, минималистичные линии. Это нечто очень современное и вневременное. Кстати,
 возвращаясь к вопросу, ориентировался ли я на какие-то уже известные флаконы, я бы отметил
 некоторые, которые я не воспринимал в качестве образцов, но которые мне очень импонируют. Это
 флакон духов Joy от Jean Patou и флаконы первых ароматов Chanel. Они невыразимо классичны. И
 еще они идеальны с точки зрения существующей в них геометрии — именно поэтому они никогда не
 надоедают. Ими можно любоваться вновь и вновь.

Предположу, что вы не любитель "барочных" флаконов со множеством декоративных
 элементов?
Да, они слишком быстро мне надоедают. Флаконы Chanel, наоборот, гениальны в своей простоте 
и "понятности" — а сделать что-то гениально простое очень сложно. Намного сложнее, чем создать 
что-то вычурное, перегруженное декоративными элементами. Кроме того, я скульптор, меня 
интересуют форма и материал. Они основа всего, потому что они самодостаточны. Форме и
 материалу всегда есть что сказать нам, им не нужно претендовать на что-то, чем они не являются.
 Когда найдена гениальная форма и подходящий материал, детали уже второстепенны. Форма и
 материалы вечны, детали приходят и уходят. Форма — это классика, материал — это классика, детали
 — это мода.

Какую роль флакон играет в успехе аромата. Что первично — удачный аромат или удачный
 флакон?
Конечно, успех аромата зависит от обоих этих моментов. И ароматы, вошедшие в историю, сочетали 
и то и другое. Но все-таки сначала мы "знакомимся" с флаконом. И если он чем-то заинтересовал 
нас, мы переходим к знакомству уже собственно с парфюмерной композицией. Я скажу так
: хороший флакон поможет еще большему успеху хорошего аромата. Но бездарный флакон может "загубить" неплохой аромат.

Насколько сложно было воплотить в жизнь концепцию вашего флакона-скульптуры? С 
какими сложностями вы столкнулись, когда дело дошло до его производства?
Действительно, было непросто все это наладить. Каждый флакон с трехмерной формой 
производится практически полностью вручную, где-то процентов на 98%. Используются разные
 инструменты, но они тоже применяются человеческой рукой. Шлифовка, полирование — все делается
 человеком. Добавьте изумрудный хрусталь, который изготавливается тем же производителем во 
Франции, который работает с Baccarat, кейсы из крокодиловой кожи с серебряными деталями.
 Поэтому и цена этих флаконов очень высока. Их производится очень немного — их просто 
невозможно производить массово. Хотя массовость, как я уже сказал, меня не интересует.

Интервью Buro 24/7: Стивен Берлинэм (фото 3)

Этот флакон вполне можно причислить к арт-объектам.
Именно так он и задумывался. Когда духи закончатся, его можно использовать в качестве
 декоративного предмета.

Если бы вас попросили создать вариацию вашего флакона специально для России — многие
 дома и дизайнеры сейчас это делают, — что бы вы предложили?
Я бы оставил в целом ту же эстетику — органическую, скульптурную форму. Но я бы внедрил в нее
 пластичные элементы из сусального золота. Это придало бы ему русскую составляющую, как я ее
 понимаю.

Но аромат вы бы не изменили?
Нет, я слишком долго искал его.

Понятно, что вы не в восторге от ароматов, которые продаются в магазинах. А как вы в целом 
оцениваете запахи, которые нас окружают в современной жизни?
Невысоко. Вообще ароматическая составляющая нашей жизни ниже всякой критики. Кстати, и 
культура ношения и использования ароматов в широком смысле этого слова в значительной степени
 утеряна. Причем практически во всех странах.

Запах какого города вам ближе всего?
Парижа. В нем всегда присутствует что-то очень женственное.

Вы можете испытать симпатию или невзлюбить человека только из-за того, что он носит
 аромат, который вам нравится или который, наоборот, вы не выносите?
Однозначно. Мы возвращаемся к началу нашей беседы: аромат — это субстанция, пронизанная 
эмоциями. Если я встречаю человека и на нем духи, которые вызывают у меня отрицательные 
эмоции, мне очень сложно заставить себя отнестись к нему с симпатией.

Чуткость к эмоции свойственна людям, занимающимся творчеством и созиданием. Среди 
ваших предков было много таких. Вы верите в "геном" творчества?
Верю. Но еще больше я верю в культивирование любви к искусству, творчеству, созиданию, равно
 как и к участию в общественной жизни. Я с детства был окружен искусством, и неудивительно, что 
оно стало важнейшей частью моей души и моего характера. Оно было одним из моих воспитателей.

Интервью Buro 24/7: Стивен Берлинэм (фото 4)

Вы попробовали себя в скульптуре, дизайне ювелирных изделий, разработке текстиля, создали
 флакон для духов. Что будет следующим?
Я хочу попробовать применить скульптуру в другом качестве — более монументальном, я бы 
сказал. Я пытаюсь использовать собственное искусство для того, чтобы изменить наше восприятие 
определенных вещей — зачастую стереотипное восприятие.

Так как вы себя определяете? Вы кто?
Я просто художник.

Интервью Buro 24/7: Стивен Берлинэм (фото 5)

Интервью Buro 24/7: Стивен Берлинэм (фото 6)

Интервью Buro 24/7: Стивен Берлинэм (фото 7)

Интервью Buro 24/7: Стивен Берлинэм (фото 8)

Интервью Buro 24/7: Стивен Берлинэм (фото 9)

Интервью Buro 24/7: Стивен Берлинэм (фото 10)

Интервью Buro 24/7: Стивен Берлинэм (фото 11)

Интервью Buro 24/7: Стивен Берлинэм (фото 12)

Интервью: Илектра Канестри

17 дек. 2012, 15:10

Оставьте комментарий

загрузить еще